Спецслужбы
20.11.2017

Appleby как финансисты ядерной программы Хусейна

Appleby как финансисты ядерной программы Хусейна

  • Саддам Хусейн. Фото Reuters
"Невероятно, во что мы ввязываемся, просто невероятно!"
Любая юридическая компания, специализирующаяся на «офшорных» услугах, должна проверять источник денег, предоставляемых клиентами для управления. Утечка «райского архива» — документов компании Appleby показала: даже самые крупные игроки рынка не волнуются на счет этого параметра. Спонсировать иракскую ядерную программу, мошенническую схему, управлять «хранилищами» диктаторов? Далее о том, как работала Appleby.

Что такое Appleby?

Appleby — одна из ведущих офшорных юридических фирм в мире. Она была основана в 1989 году на Бермудских островах. Компания задумывалась как частная практика майора Реджиналда Вудфилда Эпплби — судьи, который повлиял на то, чтобы Бермуды гарантировали нулевой налог на прибыль. Когда в июле 1940 года решался этот вопрос, он заявил, что поддерживает тех, кто «видит в любом подоходном налоге новомодную пытку, появлению которой нужно воспрепятствовать любой ценой», как писало издание The Royal Gazette. Майора давно нет, а нулевой налог на прибыль остался.

В 1979 году Appleby превратилась в международную организацию. Сейчас в ней работают 470 человек, включая 60 партнеров, сказано на официальном сайте компании. Она имеет 10 офисов, в том числе в главных офшорных юрисдикциях: на Бермудах, Сейшельских, Каймановых и Британских Виргинских островах, острове Мэн и Гернси, Маврикии, Джерси, а также в Гонконге и Шанхае. Appleby специализируется на корпоративном праве, разрешении споров, частном консультировании, регулировании собственности и трастов.

Также Appleby причисляют к «Волшебному кругу офшоров» — неофициальной группе ведущих офшорных юридических компаний, конкурирующих в одной и той же отрасли.

Компания заработала общественную репутацию с помощью финансирования регаты Кубок «Америки», пяти тысяч семейных предприятий и бизнеса по продаже кондитерских изделий. В рекламных материалах Appleby рассказывает о том, как она помогает вернуть деньги, расхищенные семьей бывшего нигерийского диктатора Сани Абачи, управляет фондом с многомиллионным бюджетом, созданным для поддержки медработников, борющихся с вирусом Эбола в Западной Африке.

Клиенты Appleby — богатейшие олигархи из России, Азии и с Ближнего Востока, показала утечка «райского архива». В год компания зарабатывает более $100 млн.

Проверка клиентов

Во внутреннем руководстве компании четко сказано: сотрудники должны проверять потенциальных клиентов, писал OCCRP. Информация проверяется с помощью онлайн-поиска и обновляется на предмет политических связей ежегодно. Сама компания и ее «дочки» проводят внутренний аудит, ведут учет «проблемных» компаний.

Были случаи, когда Appleby отказывала клиентам в услугах. Например, компании российского девелопера Бориса Шемякина. В ходе проверки выяснилось, что на родине ему предъявлены обвинения в мошенничестве на несколько миллиардов долларов.

Компания также отказалась сотрудничать с международной аудиторской компанией Ernst & Young, когда она просила помощи в покупке двух самолетов Gulfstream стоимостью $20 млн. Сотрудники Apppleby выяснили, что одно из контактных лиц посольства США называли клиента по имени Манучехр Хангах «подставным лицом» бывшего политика, который возглавлял «одну из самых коррумпированных организаций в Азербайджане». Отказали и двум сыновьям бывшего госминистра Азербайджана.

За десять лет — с 2005 по 2015 год — внутренние и аудиторские проверки в офисах Appleby показали, что есть нарушения, которые могут довести компанию до судебных разбирательств и иметь «серьезные финансовые последствия, а также сказаться на репутации компании».

В октябре 2014 года аудит Бюро финансового контроля Бермудских островов показал, что у компании имеются «принципиальные или значительные» недочеты по девяти показателям. Почти в половине проанализированных досье не было сведений о происхождении клиентских средств. Регулятор не нашел«подтверждений» того, что компания четко отслеживает риски, связанные с отмыванием денег и финансированием терроризма. Также в отчете говорилось, что компания не учла рекомендаций по итогам предыдущих аудитов.

Appleby и Саддам Хусейн

В июне 1993 года один из подкомитетов палаты представителей собрался для обсуждения иракской ядерной программы. Ирак нарушил соглашение, инспекторы ООН должны были изучить ядерные ресурсы страны. Ситуация вызвала международную обеспокоенность.

В отчете упоминалась частная нефтяная компания Crescent Petroleum. В отчете, составленном сотрудниками подкомитета говорилось, что компания стала предметом расследования американских властей: они подозревали, что Crescent могла быть подставной компанией иракского президента Саддама Хусейна. Согласно отчету, компания Crescent могла сама и не изготавливать оружие, но «она совершенно точно была связана с крупнейшим иракским производителем».

Crescent Petroleum, принадлежащая Абдулу Хамиду Диа Джафару, сотрудничала с Appleby с 1984 года. Интересные детали юркомпания заметила только через 30 лет — в 2013 году, когда Crescent понадобилась помощь в реструктуризации.

Например, что брат владельца компании возглавлял иракскую ядерную программу при Саддаме Хусейне.

Схемы для махинаций

Майкл Кэннон 33 года нес полицейскую службу в Торонто. Он откладывал деньги на инвестиции, которые помогут уменьшить его налоги в Канаде.

В 2009 году он стал главным истцом в коллективном гражданском иске, поданном в Канаде от 10 тыс вкладчиков — учителей, медсестер, юристов, которые вложили более 100 млн канадских долларов в хитрую схему.

Эта схема подавалась как «благотворительный взнос» с возможностью вычета из налогов. На самом деле, это был просто уход от налогов, заявили фискальные органы Канады позже. Инвесторов завлекали обещаниями неплохо заработать: $10 тыс с кредитом в $2,5 тыс в виде «пожертвования» (все суммы в канадской валюте).

Истцы требовали вернуть деньги — от юристов, консультантов и тех, кто рекламировал схему. Одним из обвиняемых был так называемый руководитель «благотворительной программы» Эдвард Фертак. Вторым — представительство Appleby на Бермудах.

Фертак давно пользовался услугами Appleby. Компания одолжила ему однажды $2,6 млн для покупки недвижимости на полуострове в Коста-Рике, помогала управлять как минимум тремя офшорными фондами, а также распоряжаться яхтой Takapuna под флагом Ямайки — 34 метра, стоимость — не менее $5 млн.

В 2010 году судья Стрейти постановил: есть достаточно оснований считать, что Appleby нанесла ущерб гражданам Канады. В заключение он написал, что компания «просто делала то, чего Фертак хотел от нее». Компания игнорировала требование проверять деньги, которыми она оперирует.

Дело было урегулировано на ранней стадии. Фертак вину не признал. Appleby закрыла дело в мае 2017 года, выплатив $12,7 млн и не признав вины.

****

"Отмывание денег — грязное дело. Внизу всегда находится жертва, а наверху — состоятельный человек"

Из презентации Appleby


Тайный архив документов проливает свет на внутреннюю кухню уже прославившейся бермудской юридической фирмы.

Когда в начале 2006 года бывший полицейский из Ливерпуля Роберт Вудс занял должность в отделе надзора международной офшорной юридической фирмы Appleby, он попал в весьма проблемную организацию.

К примеру, у офиса Appleby на Каймановых Островах, где он работал, было более 600 клиентов, помеченных в документах как «не удовлетворяющие требованиям». Это означает, что они не представили никаких удостоверяющих документов, контактной информации или каких-либо других данных, подтверждающих, что фирма не регистрировала подставные компании или какие бы то ни было другие структуры для преступников и коррумпированных политиков.

Пять лет спустя Вудс продвинулся по карьерной лестнице и занял пост начальника отдела по надзору. Однако ничего особенно не изменилось, по крайней мере, судя по презентации PowerPoint, которую он составил где-то в конце 2011 года.

В 44-страничном информационном слайд-шоу, дополненном изображениями из телесериала о мафии «Клан Сопрано» канала HBO, рассказывалось о проблемных эпизодах новейшей истории компании Appleby. Под слайдом, озаглавленным «Преступления, связанные с финансированием терроризма», было написано: «Мы сейчас работаем над делом, связанным с 400 тысячами. Это совершенно точно незаконно полученные средства, и нам с этим сложно разобраться».

В другом случае, как следует из записей Вудса, Appleby зарегистрировала для клиента фонд с целью приобретения собственности в Лондоне и «без вопросов» приняла от него деньги. Позднее выяснилось, что владельцем фонда был бывший пакистанский чиновник, обвиняемый в хищении госсредств и «предполагаемом вложении в бизнес незаконно нажитых денег».

«Невероятно, во что мы порой ввязываемся, просто невероятно», — написано в презентации под слайдом со списком данных, которые сотрудники Appleby должны получить от своих клиентов.

В результате утечки 6,8 миллиона конфиденциальных документов выяснилось, как компании Appleby порой не удавалось «отфильтровать» сомнительных клиентов — и до того, как в 2011 году Вудс составил презентацию, и после этого. Эти документы рассказывают о тайных офшорных жизнях политиков и мошенников, а также о хитроумных схемах ухода от уплаты налогов, придуманных Apple, Nike и другими корпорациями-гигантами.

В распоряжении немецкой газеты Süddeutsche Zeitung оказались электронные письма, данные о клиентах, банковские заявления, судебные документы и другие материалы; она передала их Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ) и другим изданиям. В них содержится информация о внутренних процессах компании Appleby с 50-х по 2016 год. В просочившемся архиве также представлены документы отдела по работе с корпоративными клиентами Appleby, который в 2016 году стал независимой организацией под названием Estera.

Представители Appleby не ответили на подробные вопросы ICIJ. Вместо этого они опубликовали на сайте заявление, в котором сообщили, что Appleby делает все для соответствия высочайшим стандартам. По их словам, по результатам тщательного и полноценного расследования они исключили какие-либо правонарушения со стороны компании или ее клиентов.

Они написали: «Мы — офшорная юридическая фирма, которая консультирует клиентов по поводу законных и правомерных методов ведения бизнеса. Мы не терпим никаких правонарушений. Конечно, мы тоже совершаем ошибки. Но мы стараемся их как можно скорее исправить и сообщить о них в соответствующие органы».

Компания Appleby с головным офисом на Бермудах — одна из самых престижных в мире офшорных юридических фирм. Несмотря на то что она не консультирует по вопросам налогообложения, эта организация со 119-летней историей является ведущим представителем международной сети юристов, бухгалтеров, банкиров и других специалистов отрасли, которые занимаются регистрацией офшорных компаний и банковских счетов и их управлением для клиентов, которые хотят уйти от уплаты налогов и держать свои финансы подальше от посторонних глаз.

Помимо оказания услуг по созданию подставных компаний, фондов и других офшорных структур компания владеет рядом дочерних и зависимых организаций, а также подразделений, которые занимаются составлением завещаний, защитой в суде клиентов, пострадавших от несчастных случаев на рабочем месте или находящихся в процессе развода, а также консультируют другие компании. Большая часть клиентов Appleby — из Северной Америки: в базе компании представлены все 50 американских штатов.

Appleby позиционирует себя как лидера отрасли, который способен доказать миру, что офшоры могут работать профессионально и абсолютно законно. В восьмистраничной рекламной брошюре написано: «Мы предлагаем инновационные и своевременные решения, соответствующие этическим нормам».

Представители компании проводят встречи с крупными клиентами — в основном это успешные банки и аудиторские компании, например KPMG, Ernst & Young и PricewaterhouseCoopersOver — на коктейльных вечеринках, ужинах или совещаниях. На 2014 год половину из 20 крупнейших клиентов Appleby на Каймановых Островах составляли известные банки и инвестфонды, такие как Citigroup, Bank of America, HSBC, Credit Suisse и Wells Fargo.

Когда в апреле 2016 года ICIJ совместно с медиапартнерами начал публиковать материалы расследования, получившего название «Панамские документы», сторонники офшоров пытались преуменьшить его значимость. По их мнению, панамская юридическая фирма Mossack Fonseca, оказавшаяся в самом центре скандала, была исключением из правил.

«Mossack Fonseca представляет один из последних оплотов международной теневой финансовой системы, которая стремительно исчезает», — пишет журнал Wealth Management.

Тем не менее внутренняя документация Appleby свидетельствует о том, что даже если офшорные юридические фирмы вкладывают массу средств и прилагают много усилий, чтобы сохранить свою репутацию, то секретность и привлекательные финансовые условия — основы теневой экономики — зачастую не позволяют таким фирмам избежать сотрудничества с преступниками, коррумпированными политиками и другими сомнительными клиентами.

«ОТМЫВАНИЕ ДЕНЕГ — ГРЯЗНОЕ ДЕЛО», — было написано печатными буквами в презентации PowerPoint, составленной Вудсом в 2011 году. «ВНИЗУ ВСЕГДА НАХОДИТСЯ ЖЕРТВА, А НАВЕРХУ — СОСТОЯТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК».

Вудс, до сих пор возглавляющий отдел по надзору в Appleby, отказался от комментариев, когда журналисты ICIJ спросили у него, была ли, по его мнению, как-то улучшена процедура проверки клиентов с 2011 года.

Эта презентация стала одним из по меньшей мере четырех документов PowerPoint, составленных с 2007 по 2015 год сотрудниками отдела надзора компании Appleby и ставящих под вопрос эффективность процедуры проверки клиентов. Непонятно, были ли эти презентации в итоге показаны сотрудникам Appleby. В каждой из них под слайдами добавлены пометки с неосторожными комментариями осведомленных лиц относительно проблем Appleby с соблюдением формальных требований.

«Исход битвы на восемьдесят процентов решается в самом начале» — такая надпись регулярно появляется в этих презентациях. «Если мы пропускаем не тех клиентов, мы сами себя обрекаем на провал».

"Волшебный круг"

Компания Appleby была основана в 1898 году на Бермудских Островах (в то время британская колония) как частная практика майора Реджиналда Вудифилда Эпплби — судьи, любившего выпить чаю, поиграть в крикет и пострелять из ружья. Он был избран в местный парламент и посвящен в рыцари «за государственную службу на Бермудах». Майор Эпплби обладал таким влиянием, что, когда в 1924 году он отправился в отпуск в Англию, издание Royal Gazette & Colonist Daily предрекло рост преступности в его отсутствие.

Когда в июле 1940 года бермудские законодатели собрались для обсуждения введения первого для острова подоходного налога, майор Эпплби также высказался и заявил, что поддерживает тех, кто «видит в любом подоходном налоге новомодную пытку, появлению которой нужно воспрепятствовать любой ценой», как написало издание The Royal Gazette. С тех пор ситуация не менялась: островное государство продолжает баловать местных и иностранцев нулевым налогом на прибыль.

После выхода за пределы Бермудских Островов в 1979 году фирма Appleby превратилась в международную организацию, более семисот сотрудников которой работали почти в каждой значимой «налоговой гавани» от Каймановых Островов в Карибском море до Острова Мэн в Европе, Маврикия в Африке и Гонконга в Азии. «Вы похожи на монстра, но это хорошо!» — написал в 2013 году один из клиентов Appleby в анкете, посвященной качеству предоставляемых компанией услуг.

Appleby получила награду «Офшорная юридическая фирма года», и ее причисляют к «Волшебному кругу офшоров» — неофициальной группе ведущих офшорных юридических компаний, конкурирующих в одной и той же отрасли. Бывшие сотрудники компании являются членами парламента, занимают должности судей и госчиновников, и по крайней мере еще в одной юрисдикции с налоговыми льготами — на Островах Кука — на основе опыта Appleby были созданы собственные офшорные законы.

Свою общественную репутацию фирма зарабатывала путем финансирования регаты Кубок «Америки», пяти тысяч семейных предприятий и бизнеса по продаже кондитерских изделий. В рекламных материалах Appleby охотно рассказывает об этих добрых делах, а также о том, как она помогает вернуть деньги, расхищенные семьей бывшего нигерийского диктатора Сани Абачи, и управляет фондом с многомиллионным бюджетом, созданным для поддержки медработников, борющихся с вирусом Эбола в Западной Африке.

В клиентской базе компании можно обнаружить принцесс, премьер-министров и голливудских звезд. Также Appleby сотрудничала с богатейшими в мире олигархами из России, Азии и Африки и с Ближнего Востока. Согласно одному из внутренних документов, более десяти процентов корпоративных клиентов бермудского офиса компании были так или иначе связаны с политикой, в том числе через самих политиков, членов их семей либо ближайших соратников. Многими из таких важных клиентов занимались отдельные группы сотрудников Appleby или же специалисты по доверительным фондам. В апреле 2016 года компания объявила о продаже своего весьма прибыльного подразделения, занимавшегося управлением компаниями и фондами, а также личными самолетами и другими активами представителей мировой элиты. Однако между Appleby и новой компанией Estera сохранилась тесная связь: некоторые бывшие сотрудники Appleby теперь работают на Estera из офиса по тому же адресу, что и раньше.

Компания Appleby преуспела как в финансовом плане, так и в работе с клиентами. В год она зарабатывает более ста миллионов долларов. По мнению клиентов, сотрудники фирмы «много трудятся» и «дружелюбно настроены». Один довольный клиент так описал ее деятельность: «Будто бы, застряв где-то посреди Африки, ты видишь, как садится самолет British Airways, и понимаешь, что тебя отсюда вытащат».

Appleby разделяет уверенность своих клиентов. В прошлом году, через несколько дней после публикации «Панамских документов», Appleby отказалась от предложения консалтинговой компании в сфере рисков о проведении курса повышения квалификации в области борьбы с отмыванием денег. Свой отказ она объяснила наличием «крайне эффективных» соответствующих внутренних процедур. «На этот раз мы не нуждаемся в ваших услугах».

"Куча вонючего дерьма"

29 июня 1993 года, когда были еще свежи воспоминания об американской операции в Кувейте, один из подкомитетов палаты представителей собрался для обсуждения иракской ядерной программы. Ирак нарушил соглашение, согласно которому инспекторы ООН должны были изучить имеющиеся у страны ядерные ресурсы, что вызвало международную обеспокоенность.

«Ирак продолжает кичиться своей военной мощью, убивая при этом собственных граждан на севере и иракских шиитов на юге», — сказал в своем вступительном слове около 10 утра в тот день конгрессмен-демократ от Калифорнии Том Лантос.

Лантос также зачитал отчет, составленный сотрудниками подкомитета. В частности, там говорилось, что крупная частная нефтяная компания Crescent Petroleum стала предметом расследования американских властей в связи с подозрениями о том, что она могла быть подставной компанией иракского президента Саддама Хусейна. Согласно отчету, компания Crescent могла сама и не изготавливать оружие, но «она совершенно точно была связана с крупнейшим иракским производителем». Тогда, как и сейчас, компания Crescent все обвинения отрицала.

Заседание 29 июня шло в США в прямом эфире. Однако в офисе Appleby на Бермудах на него, судя по всему, никакого внимания не обратили.

Принадлежащая Абдулу Хамиду Диа Джафару компания Crescent Petroleum пользовалась услугами Appleby с 1984 года. Согласно документам юридической фирмы, сотрудничество шло гладко в течение почти 30 лет. И только в 2013 году, когда Crescent Petroleum понадобилась помощь в реструктуризации, в Appleby наконец заметили какие-то интересные детали, связанные с этой компанией. Например, то, что брат владельца возглавлял иракскую ядерную программу при Саддаме Хусейне.

«Мы уже давно работаем с этой компанией, — написал один из юристов Appleby. — Как мы могли раньше этого не знать?»

Несмотря на то что от офиса к офису Appleby правила и процедуры могут различаться, большая часть работы компании подчиняется нормам, согласно которым поставщики офшорных услуг обязаны тщательно собирать и хранить данные о том, кто пользуется их услугами и с какой целью, а также о происхождении средств.

Еще одним сомнительным клиентом оказался Эхуд Арие Ланиадо — директор и совладелец бельгийской компании Omega Diamonds, работающей на Антверпенской алмазной бирже. В мае 2013 года бельгийские СМИ сообщили, что Omega Diamonds согласилась заплатить порядка двухсот миллионов долларов в рамках урегулирования дела о возможном сокрытии дохода от африканских алмазов. Компания Omega ответственность на себя не взяла, а Ланиадо не фигурировал в этом деле лично. Несколько месяцев спустя Appleby получила от Ланиадо два платежа: на банковский счет фирмы поступило 5000 долларов от офшорного фонда.

Позднее, когда Ланиадо хотел зарегистрировать новый фонд, сотрудник Appleby обратил внимание на сообщения о проблемах его фирмы с законом, однако одобрил дальнейшее сотрудничество.

В апреле 2014 года Appleby зарегистрировала для него этот новый фонд.

Узнав об этом через три месяца, глава отдела по надзору Вудс немало огорчился. «Это доверительная структура, а подозрения очень серьезные, они связаны с "конфликтными алмазами", — написал он коллеге в июле 2014 года. — Почему мне об этом не сообщили до выдачи разрешения?»

Несмотря на опасения Вудса, Appleby продолжила работать с Ланиадо.

Вудс согласился, что, хотя Ланиадо и был «рискованным клиентом (из-за связи с алмазной отраслью), у нас достаточно смягчающих обстоятельств и информации для комфортного сотрудничества, которое выглядит выгодным во всех смыслах».

Однако он сообщил коллегам, что этот эпизод свидетельствует о «провале внутренних процессов компании». Он предупредил их, что подразделения компании, к примеру Appleby Trust (Cayman) Limited, не должны в погоне за быстрым заработком игнорировать правила, согласно которым было необходимо сначала оценить риски, связанные с Ланиадо, а также узнать, что он собой представляет и чем хочет заниматься в офшорах.

«Что сделано, то сделано, но впредь, оставаясь коммерческим предприятием, давайте постараемся не поддаваться желанию заработать как можно больше, — написал Вудс. — Юридическая фирма должна осознавать, что, несмотря на большие комиссионные, управление доверительным фондом сопряжено со значительными рисками. Они должны понимать, что в случае неудачи они останутся с «кучей вонючего дерьма»! (Сегодня пятница, и «останутся с носом» звучит слишком мягко!)» Согласно внутренним документам начала 2016 года, на тот момент Appleby по-прежнему выступала в качестве доверительного управляющего фондом Ланиадо.

Вудс и Appleby не ответили на конкретные запросы журналистов.

Ланиадо также не ответил на многочисленные запросы ICIJ. Ранее он заявлял, что никогда никоим образом не был связан с «конфликтными алмазами».

"Мы в опасности"

В повседневной работе компания Appleby использовала программное обеспечение, призванное снизить количество ошибок, связанных с человеческим фактором, и выявлять рискованных клиентов. Во внутреннем руководстве компании говорится, что сотрудники должны проверять потенциальных клиентов с помощью онлайн-поиска и ежегодно обновлять информацию о тех, кто имеет какие-либо политические связи. Сама компания и ее «дочки» проводят внутренний аудит, ведут учет так называемых проблемных компаний и выпускают «желтые карточки», чтобы обеспечить достоверность информации.

В частности, эта система сработала, когда офис Appleby на Британских Виргинских Островах (БВО) отказал компании, связанной с российским магнатом-девелопером Борисом Шемякиным. В ходе проверки выяснилось, что в России ему предъявили обвинения в мошенничестве на несколько миллиардов долларов. Кроме того, юридическая фирма отказалась от сотрудничества с международной аудиторской компанией Ernst & Young, когда та искала у Appleby помощи в приобретении двух самолетов Gulfstream стоимостью 20 миллионов долларов для двоих сыновей бывшего госминистра Азербайджана и для человека по имени Манучехр Хангах. Сотрудники Appleby провели поиск по базе данных американских дипломатических телеграмм WikiLeaks и выяснили, что одно из контактных лиц посольства США называло Хангаха «подставным лицом» бывшего политика, который возглавлял «одну из самых коррумпированных организаций в Азербайджане». Appleby от этого предложения отказалась.

Связаться с Хангахом журналистам не удалось. В EY заявили, что не могут давать комментарии по личным вопросам, но при этом они «привержены соблюдению всех связанных с их работой финансовых, правовых и регуляторных норм».

В Appleby прекрасно знали о рисках. В самом центре слайда в презентации PowerPoint, подготовленной для тренинга на Бермудах, располагался серый надгробный камень с надписью 'Arthur Andersen' — это отсылка к аудиторской фирме, представителей которой осудили за уничтожение документов, связанных с расследованием банкротства энергетического гиганта Enron.

В презентации говорилось, что, если компания не доработает свои процедуры проверки клиентов, ее сотрудников может постичь участь других фигурантов громких финансовых скандалов: Дэвида Данкана, бывшего аудитора компании Andersen, сознавшегося в препятствовании правосудию, и управляющего хедж-фондами Раджа Раджаратнама, которого сфотографировали в наручниках в сопровождении агентов ФБР, уводящих его после предъявления обвинения в многомиллионном мошенничестве с ценными бумагами.

«Мы в опасности, — написано далее. — Это не лучшее, что мы можем сделать».

В период с 2005 по 2015 год в ходе более чем дюжины внутренних и аудиторских проверок в офисах Appleby на Острове Мэн, Каймановых Островах, на БВО, Бермудах и в Лондоне обнаружились нарушения, которые могли бы довести Appleby до судебных разбирательств и иметь «серьезные финансовые последствия, а также сказаться на репутации компании».

«По итогам проверки 2005 года надзорное ведомство Бермудских Островов — Бюро финансового контроля — потребовало от входящего в структуру Appleby фонда устранить 21 недочет в ее деятельности, а также получить актуальные и точные сведения, касающиеся паспортных данных клиентов, их адресов и происхождения их финансов. Позднее, несмотря на принятые меры по исправлению ситуации, тогдашний глава отдела по надзору Appleby Иэн Патрик написал: «Я до сих пор полагаю, что потребуются колоссальные усилия, прежде чем мы сможем считаться одним из лидеров офшорной сферы с точки зрения соблюдения юридической чистоты».

На следующий год в ходе внутреннего аудита под руководством Патрика в отделении на БВО провели оценку 45 клиентских досье, и оказалось, что лишь одно соответствует стандартам Appleby. После проверки пяти филиалов Appleby примерно в тот же период Патрик сообщал, что лишь в офисе в Гонконге документы содержатся «в должном порядке».

В 2008 году внутренний аудит трастового офиса на Каймановых Островах выявил «высокую» вероятность того, что нарушается закон и собственные протоколы Appleby по половине контрольных параметров. Проверяющие указали на риски мошеннических действий и заключили, что действия Appleby, «вероятно, не отвечают требованиям» закона.

В 2012 году проверка регулирующих органов на БВО установила изъяны в процедурах Appleby по работе с политиками из категории «высокого риска» и их приближенными. Внутренняя «точечная проверка» на Острове Мэн в 2015 году показала наличие других проблем, в частности, обнаружилась офшорная компания с соучредителем — должностным лицом из Палестины, по которой у Appleby не было подробной информации о кредите в размере 11,2 миллиона долларов.

В процессе аудита дочернего предприятия Appleby в октябре 2014 года Бюро финансового контроля Бермудских Островов выявило «принципиальные или значительные» недочеты по девяти показателям. Почти в половине (46 процентов) проанализированных досье не было сведений о происхождении клиентских средств, управлением которых занималась Appleby. Также, по данным регулятора, не нашлось «подтверждений» того, что компания четко отслеживает риски, связанные с отмыванием денег и финансированием терроризма, и что она не учла рекомендаций по итогам предыдущих аудитов.

«Эти недочеты усиливают обеспокоенность Бюро по поводу соблюдения компанией предписываемых норм и эффективности ее контрольных механизмов», — заявил регулятор. В октябре 2015 года один из директоров Appleby раскрыл содержание конфиденциального документа, адресованного надзорным органам БВО. Речь шла о том, что подразделение на Бермудах «урегулировало» штраф, назначенный местными органами после признания подразделения в том, что оно не отреагировало на многие рекомендации Бюро финконтроля по устранению пробелов в инструментарии, призванном не допускать отмывание денег. Внутренние данные Appleby указывают на то, что она выделила 500 тысяч долларов на покрытие штрафа, однако его размер и само его существование никогда не предавали огласке. Упомянутый директор письменно указал на «отсутствие публичного контроля» ситуации, добавив, что надзорные органы Бермудских Островов «согласились сохранить в данном вопросе полную конфиденциальность».

Официальный представитель Бюро финансового контроля заявил ICIJ, что ведомство не будет подтверждать или опровергать наложение им штрафа. По словам этого представителя, в 2016 году бюро поменяло свои правила и теперь публикует в интернете данные о штрафах и других взысканиях.

«Мы проходим регулярные надзорные проверки и делаем всё, чтобы соответствовать высоким стандартам, установленным профильными регулирующими органами», — заявила Appleby в пресс-релизе, опубликованном через месяц после получения первых запросов от ICIJ.

«Проанализировав утверждения ICIJ, мы считаем, что они беспочвенны и возникли по причине непонимания деятельности законных и юридически правомочных структур, используемых в сфере офшорных услуг», — также говорилось в пресс-релизе.

Без лишних вопросов

33 года Майкл Кэннон нес полицейскую службу на улицах Торонто. Помимо службы он набирался финансовых знаний и откладывал деньги на инвестиции, которые, как он надеялся, помогут уменьшить его налоги в Канаде.

В середине 2000-х годов Кэннон вложил порядка 20 тысяч долларов в офшорную схему, которая подавалась как «благотворительный взнос» с возможностью вычета из налогов. Но это был просто уход от налогов, как заявили позднее канадские фискальные органы. Инвесторов, таких как Кэннон, завлекали обещаниями заработка 10 тысяч долларов с кредитом в 2500 долларов в виде «пожертвования» (все суммы в канадской валюте).

«Он подумал, что это было слишком привлекательно, чтобы быть правдой, — написал канадский судья. — И он не зря сомневался».

В 2009 году Кэннон стал главным истцом в коллективном гражданском иске, поданном в Канаде от лица примерно десяти тысяч вкладчиков, в том числе учителей, медсестер, юристов, которые вложили в схему более ста миллионов долларов. По их словам, они потеряли миллионные суммы к тому моменту, как канадские налоговики объявили эту схему неправомочной.

Судебная тяжба Кэннона достигла огромных масштабов — истцы требовали возврата денег от тех, кто рекламировал схему, а также от причастных к ней юристов и консультантов. Одним из обвиняемых был Эдвард Фертак, так называемый устроитель «благотворительной программы». Еще одним обвиняемым стало представительство Appleby на Бермудах.

Адвокаты Кэннона и других вкладчиков заявили, что Appleby помогала переводить миллионы долларов туда-сюда по «денежному кругу», что принесло Фертаку и его семье 20 миллионов долларов. Также адвокаты утверждали, что «введенные в слепоту и глухоту заблуждений» канадские вкладчики «могли не предвидеть» риски, но у Appleby такой отговорки быть не может. В 2010 году судья постановил, что есть достаточно оснований считать, что Appleby нанесла ущерб гражданам Канады, «осознанно используя» средства из фонда Фертака и позволяя с помощью этих денег совершать мошенничество. Судья Стрейти написал в своем заключении, что Appleby «просто делала то, чего Фертак» хотел от нее, несмотря на обязанность компании знать, откуда приходят деньги, которыми она оперирует.

Фертак был давнишним клиентом Appleby. В свое время компания одолжила ему 2,6 миллиона долларов для покупки недвижимости на райском зеленом полуострове в Коста-Рике и помогала управлять как минимум тремя его офшорными фондами, а также распоряжаться 34-метровой яхтой Takapuna под флагом Ямайки стоимостью не менее пяти миллионов долларов.

Коллективный иск против Фертака урегулировали на ранней стадии, при этом сам он вины не признал. Как заявили ICIJ его адвокаты, налоговая программа была разработана в соответствии с законом, и Фертак до сих пор убежден в ее корректности.

Разбирательство против Appleby еще долго не затихало после дела Фертака. В 2013 году приглашенные со стороны юристы сообщили совету директоров свое мнение: роль компании в афере была «довольно ограниченной, но при этом относительно значимой».

«Есть опасения», как говорилось в конфиденциальном протоколе заседания правления, что бермудский филиал, «судя по всему, повлиял на реализацию различных денежных трансфертов тем, что, согласно отчетам, предпочел не задавать необходимых вопросов». Юристы предупредили, что Appleby могут признать виновной в самообогащении за счет вкладчиков налоговой схемы.

В суде Appleby настаивала на законности своих действий и обещала при необходимости довести дело до самой высокой судебной инстанции. Однако, как показывают документы, внутри самой компании витали страхи, что ей могут назначить штраф на сумму до 28,5 миллиона долларов.

На определенном этапе, как признавался один из сотрудников Appleby, подход компании к ситуации был в том, чтобы «переждать в надежде, что истцы выдохнутся и бросят дело».

Однако Кэннон не сдавался. В итоге Appleby урегулировала дело в мае 2017 года, выплатив 12,7 миллиона долларов и не признав вины.

Однако потери компании измеряются, вероятно, не только деньгами.

В неофициальном порядке некоторые в Appleby выражали опасения, что компании потребуется «очень много времени», чтобы компенсировать финансовый и репутационный ущерб от этого дела.

В такой момент любому сотруднику, имевшему копию презентации в PowerPoint, подготовленную за годы до этого надзорным отделом компании, наверняка было бы полезно взглянуть на содержащееся в презентации предупреждение: «Каждое новое расследование, выявляющее, что доверительный управляющий — это марионетка, которую за нитки дергает криминалитет», будет очередным «гвоздем в крышку гроба нашей отрасли».

Уилл Фицгиббон
Фредерик Обермайер
Бастиан Обермайер
Эмилия Диас-Страк
Ригоберто Карвахаль

Источник: OCCRP, 05.11.2017