Спецслужбы
21.11.2017

Тетрадочка с голубой каемочкой полковника Захарченко

Тетрадочка с голубой каемочкой полковника Захарченко
  • Дмитрий Захарченко. Фото "РИА Новости"
Родственники и любовницы кэш-полковника запутались в показаниях, его мать и сестра бежали из России

Никулинский суд, рассматривающий дело обвиняемого в получении взятки врио начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрия Захарченко, перешел к расследованию самого резонансного эпизода: появления в квартире его сестры склада с почти 9 млрд рублей в разной валюте, а также приобретения родственниками силовика многочисленных объектов недвижимости. Находящийся под арестом Дмитрий Захарченко принимал участие в заседании по видеосвязи, он был немногословен и лишь в очередной раз заявил, что арестованное имущество стоимостью 1 млрд рублей принадлежит его родне, а происхождение найденных  в квартире сестры на Ломоносовском проспекте 8 млрд рублей ему неизвестно. Сам Захарченко заявил, что жил на одну зарплату и был «вынужден скитаться» по чужим квартирам. Именно так он объяснил свое присутствие в апартаментах на Пречистенке, которые принадлежат его отцу. Он повторил, что не имел отношения «к приобретению, оплате, содержанию имущества» и это подтверждается показаниями свидетелей – все они утверждают, что приобрели его сами. Закон не обязывает госслужащих декларировать имущество третьих лиц, напомнил Захарченко, а «представитель прокуратуры наплевал на закон и исказил факты».

Прокуроры в ответ апеллировали к оформленным на Захарченко доверенностям и завещаниям, найденным вместе с деньгами в квартире сестры Захарченко Ирины Разгоновой на Ломоносовском проспекте. Также они сослались на переписку Захарченко с его бывшей подругой Мариной Семыниной, которая жалуется: он дает мало денег на дочь, а другой подруге оплачивает туры в бизнес-классе. Мать Захарченко (как и ее супруг, много лет работала учителем в школе в Ростовской области) вела учет поступавших денег в школьной тетради в 12 листов в линеечку, рассказал прокурор. Суммы записывались в столбик, цифры в точности совпадали с содержимым коробок, где хранились деньги.

Говоря об источнике средств для покупки двух квартир на Пречистенской набережной и на Якиманке стоимостью более 200 млн рублей каждая, а также о двух машино-местах отец полковника, Виктор Захарченко рассказал о том, как еще в восьмидесятые годы он перепродавал автомобили, а затем скупал «за бутылку водки» ваучеры у населения и менял их на акции «Газпрома». Березовский тоже так начинал, вздыхал Захарченко-старший, но про последнюю работу (банк «Московское ипотечное агентство») говорить не захотел. Как ранее сообщало агентство «Руспрес», следствие считает его зачисление в штат московского муниципального КБ МИА фиктивным, а зарплату — непрямыми взятками Дмитрию Захарченко за покровительство.

Муж Ирины Владимир Разгонов вспоминал, что больше всего зарабатывал до свадьбы – занимался организацией кинозалов: «С каждого по рублю брали, 40 человек за один показ, а у меня их четыре кинотеатра». Еще возил продукты на украинский рынок, после женитьбы деньги стал отдавать жене. «То есть ваш доход за три года составил около $15 млн и средства шли в том числе на приобретение недвижимости?» – задал наводящий вопрос адвокат. «Я математики не знаю, мое дело – деньги зарабатывать, я за четыре месяца полтора миллиона могу», – не понял намека бизнесмен. «Так, может, это ваши деньги в квартире на Ломоносовском?» – поинтересовалась судья. «Не знаю, у жены спросите!» – снова не понял Разгонов. «Деньги вам принадлежат?» – спросила в лоб судья. «Скорее всего, что да!» – обрадовался Разгонов. В ответ на это прокурор Сергей Бочкарев напомнил, что ранее сестра и мать Дмитрия Захарченко в своих показаниях говорили, что все обнаруженные при обыске деньги им подбросили.

Из показаний приглашенных родственниками свидетелей следовало, что было нетрудно занять у простой учительницы Валентины Захарченко $150–200 тыс, а возвращали в 3–4 раза больше (исключительно из благодарности). Пенсионер Владимир Пестриков, отец гражданской жены Захарченко – Анастасии Пестриковой, объяснил происхождение на счете дочери $16 млн (перечисленных, по версии следствия, Захарченко) наличием агентского договора на покупку виллы для подруги дочери на Кипре. «А почему тогда вклад был в долларах? – спрашивал прокурор. – Ведь на Кипре – евро?» «Но брекзит же!» – объяснил пенсионер.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», Генпрокуратура собирается через суд обратить в доход государства все имущество самого полковника Захарченко, а также почти три десятка объектов недвижимости, принадлежащие его родным. Близкие полковника единогласно возражают против такого решения, за исключением свидетеля Анастасии Горшковой,  которая полностью поддержала исковые требования Генпрокуратуры. Госпожа Горшкова по просьбе Анастасии Пестриковой взяла на хранение те самые «кипрские» $16 млн (на них впоследствии также был наложен арест). Такая позиция вызвала недоумение у госпожи Пестриковой, которая позже, в перерыве заседания, сказала, что ее подруга «постоянно меняет свои показания».

И уж совсем сенсационным оказалось выступление в суде еще одного свидетеля — представителя Фонда содействия национальной безопасности Олега Кремезного. Он заявил, что найденные в квартире сестры Дмитрия Захарченко миллиарды принадлежат президенту концерна «Левин» Владимиру Левину. Эти средства, по версии свидетеля, были похищены из концерна, а затем их подбросили Захарченко-младшему с целью дискредитации МВД. "Ранее Левин был незаконно привлечен  к уголовной ответственности, однако впоследствии в отношении него был вынесен оправдательный приговор. Согласно судебному решению, все денежные средства, изъятые у него и со счётов его концерна, подлежат возвращению, чего в итоге не произошло", - сказал Кремезной. Господин Кремезной при этом отметил, что он не имеет полномочий представлять доказательства происхождения денег.

Замдиректора «Трансперенси интернешнл – Россия» Илья Шуманов напоминает, что уже есть прецеденты, когда конфискация затрагивала не только коррупционера, но и членов его семьи: так произошло с бывшей женой и сыном экс-губернатора Сахалина Александра Хорошавина. При этом выяснилось, что закон получает обратную силу (т. е. под конфискацию подпадает имущество, приобретенное задолго до совершения преступления) и распространяется не только на ближайших членов семьи, которые должны декларировать свои доходы, напоминает эксперт.

Как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на собственные источники, мать и сестра полковника МВД Дмитрия Захарченко, в квартирах которых нашли более 9 млрд рублей, переехали за границу. По словам одного из них, на этот шаг родственников полковника толкнула "сложившаяся ситуация", периодические обыски и другие обстоятельства, связанные с уголовным преследованием Захарченко. Обе женщины проходят по делу о коррупции как свидетели. Формальных оснований не выпускать их за рубеж у следствия не было.