Спецслужбы
27.11.2017

Озар вызвал Грефа к барьеру

Озар вызвал Грефа к барьеру

  • Гендиректор "Сухого" Игорь Озар. Фото posta-magazine.ru
"Сухой" решает вопросы со Сбербанком в режиме секретности
Суд засекретил разбирательство концерна «Сухой» и Сбербанка о законности барьерного валютного опциона. Непонимание судебной практики уже тормозит сделки с производными финансовыми инструментами, говорят юристы и банкиры.

Судебный процесс между авиаконцерном «Сухой» (ПАО «АХК «Сухой») и Сбербанком о недействительности сделки барьерного валютного опциона в пределах 13 млрд рублей пройдет в закрытом режиме, объявила в четверг, 23 ноября, судья Арбитражного суда Москвы Залина Битаева [гендиректор "Сухого" - Игорь Озар, "Сухой" принадлежит Объединенной авиастроительной корпорации (руководитель Юрий Слюсарь) - прим. "Руспрес"].

Засекречивание процесса может негативно отразиться на рынке производных финансовых инструментов, предупреждают опрошенные РБК эксперты: отсутствие понимания судебной практики усиливает неопределенность на рынке.

Аналогичный спор в настоящее время рассматривается в кассационной инстанции между Сбербанком и «Транснефтью», которая также добивается признания недействительной сделки валютного опциона с барьерным условием. Первая инстанция поддержала «Транснефть», в апелляции выиграл Сбербанк.

Границы секретности

Статья 11 Арбитражно-процессуального кодекса России позволяет закрыть процесс, если может быть разглашена охраняемая законом тайна, объясняет управляющий партнер «Курмаев и партнеры» Рустам Курмаев.

По его словам, такое случается редко — например, если кто-то из участников производит продукцию военного назначения. «Учитывая, что АХК «Сухой» выполняет оборонные заказы, можно предположить, что именно это обстоятельство и послужило причиной проведения процесса в закрытом режиме», — предполагает он.

Из уже вынесенных решений по этому спору в карточке дела на сайте суда опубликованы не все. Мы обратились с запросом в Верховный суд: каким образом определяется, подлежит или нет публикации резолютивная и мотивировочная части решения суда в закрытом процессе? Но ответа не получил.

Сбербанк и «Сухой» от комментариев отказались. В Росимуществе, владеющем ОАК, в которую входит «Сухой», оставили запрос без ответа.

История вопроса

Судебный процесс о недействительности опционной сделки между «Сухим» и Сбербанком начался в прошлом году по иску прокуратуры Москвы, которая считает, что исполнение авиаконцерном условий валютного опциона негативно повлияет на интересы государства в области обороны и безопасности.

К отношениям банка и авиаконцерна по производным инструментам надзорное ведомство проявило интерес по собственной инициативе. Конечным бенефициаром «Сухого» является Росимущество. Таким образом, речь идет о бюджетных деньгах. 76% акций АХК «Сухой» принадлежит Объединенной авиастроительной компании (ОАК). В свою очередь, Росимущество владеет 91% ОАК. Интересы Росимущества в суде и представляет прокуратура.

Суть спорной сделки

Как следует из консолидированной отчетности «Сухого» за 2013 год, выложенной на сайте Центра раскрытия корпоративной информации, в указанном году авиаконцерн заключил ряд краткосрочных валютных опционов со своим кредитором.

Согласно условиям опционов, «Сухой» взял на себя обязательство продать кредитору определенное количество валюты по курсу, который действовал на дату получения кредита. Причем продать валюту авиаконцерн должен был, если курс доллара превысит барьер в 37–40 рублей за доллар.

В обмен на подписание договора на опцион «Сухому» открывалась кредитная линия по сниженной процентной ставке. Таким образом, компания экономила на обслуживания кредита, рассчитывая, что курс не вырастет до указанного в опционном договоре барьера.

Однако в 2014–2016 годах рубль резко ослабел, и «Сухому» пришлось исполнять опцион, покупая доллары на рынке почти вдвое дороже, чем они стоили на момент заключения опционов (к августу 2016 года, когда начались судебные разбирательства, средний курс доллара к рублю был на уровне 62 рублей против 33 рублей за доллар в 2013 году), «Сухой» стал нести убытки. Всего в пересчете на рубли он должен был купить валюты для продажи банку по низкому курсу на 13,4 млрд рублей.

Как указано в судебных актах, договор предоставлял Сбербанку возможность систематически списывать с расчетных счетов ПАО «Сухой» денежные средства в пределах 13,4 млрд рублей до 2018 года. По условиям договора средства списывались безакцептно, то есть банку не требовалось отдельного согласия компании на каждый случай, когда с ее счета снимались деньги. Сбербанк воспользовался этой возможностью и дважды (в мае и августе 2016 года) безакцептно списал с расчетного счета авиаконцерна 844 млн рублей.

Остальную сумму Сбербанк списать не успел: в октябре 2016 года арбитражный суд по требованию прокуратуры заблокировал дальнейшее исполнение сделки.

Исполнение опциона могло повлиять на способность компании расплачиваться по обязательствам: основная часть кредиторской задолженности «Сухого», как видно из отчетности, выражена в долларах.

После того как Сбербанку с подачи прокуратуры запретили производить списания средств с расчетного счета «Сухого» и требовать от него исполнения обязательств до окончания процесса, банк пытался опротестовать такое решение в апелляционной и кассационной инстанциях, но безуспешно: оба раза суды оставили первоначальное решение без изменений.

Как следует из судебных актов, которые ранее были опубликованы, на решения судов повлияло условие договора, согласно которому Сбербанк имел право потребовать от АХК «Сухой» одновременного погашения всей имеющейся задолженности. Такое требование банка могло привести к кросс-дефолту компании — «Сухой» не смог бы исполнить требование о погашении задолженности. «Ежегодная чистая прибыль ПАО «Компания «Сухой» не покрывает подлежащие списанию денежные средства, а применение ПАО «Сбербанк России» кросс-дефолта по всем обязательствам ПАО «Компания Сухой» в целом ставит под угрозу финансовую состоятельность крупнейшего оборонного предприятия», — говорится в решении суда.

Реакция рынка

Неопределенность с правомерностью опционных сделок корпоративных клиентов и банков уже снижает востребованность данных инструментов, указывают опрошенные юристы и банкиры.

«Сбербанк заключал сделки барьерных опционов не только с АХК «Сухой», но и с другими компаниями, — объясняет юрист Saveliev, Batanov and Partners Сергей Коновалов. — Закрытость процесса лишает эти компании возможности как-то скорректировать собственную позицию. Участники рынка в целом — как банки, так и их клиенты — лишаются возможности учесть позицию суда при подготовке сделок. Мы, к сожалению, не сможем узнать ни заявленные аргументы сторон, ни удовлетворенные ходатайства, ни логику процесса».

«Решение суда по спору АХК «Сухой» и Сбербанка, если оно будет опубликовано, могло бы оказать влияние на практику заключения сделок с производными финансовыми инструментами, включая барьерные опционы, между банками, профессиональными участниками финансового рынка, с одной стороны, и корпоративными клиентами, с другой стороны», — считает директор юридического департамента ЮниКредит Банка Наталия Окунева. По ее словам, «в настоящее время уже ведется работа по выработке единых рыночных подходов в части правил раскрытия рисков по срочным сделкам по итогам судебных решений судов первой и апелляционной инстанций по аналогичному спору между «Транснефтью» и Сбербанком».