Спецслужбы
16.01.2018

С полковника Захарченко состригли золотое руно

С полковника Захарченко состригли золотое руно
  • Дмитрий Захарченко. Фото "РИА Новости"
Прокурора, отсудившего имущество у полковника, повысили до генерал-майора

Сестра, жена, любовница и другие женщины  бывшего начальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД России Дмитрия Захарченко  разом обеднели. В пятницу Никулинский суд Москвы в полном объеме удовлетворил иск Генпрокуратуры об обращении в доход государства имущества не только полковника МВД Дмитрия Захарченко, но и его близких и знакомых. Речь идет о наличных в эквиваленте 8,5 млрд рублей, 13 квартирах в Москве, а также «мелочах» вроде элитных часов, автомобилей и гаражей и полукилограммового золотого слитка. Сам Захарченко продолжает утверждать, что не имеет отношения к найденной у его сестры наличности, а конфискация имущества близких людей — элемент давления на него.


По решению суда найденные у правоохранителя наличные деньги будут зачислены на счет управления Федерального казначейства по Москве, золотой слиток передадут в Гохран. Квартиры и автомобили будут переданы управлению Росимущества по Москве.  С соответчиков суд также взыскал госпошлину — 60 тыс рублей.

 05 12 17 zaxap 02

 

Незаработанные деньги

 

Официальные заработки полковника и членов его семьи явно не позволяли приобретать роскошные автомобили и недвижимость в таком количестве, заявил в начале процесса замначальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Генпрокуратуры Сергей Бочкарев. Сам Захарченко за все годы работы в органах внутренних дел (с 2001 по 2016 год) официально заработал всего 12 млн рублей, а его сестра, у которой обнаружили  якобы принадлежавшие полковнику миллиарды, получает зарплату 67 тыс рублей в месяц. У иных соответчиков официальные заработки едва превышали прожиточный минимум, добавил Бочкарев.

Ответчиками по иску были десять человек из числа родных и знакомых полковника, на которых записано имущество. Все они отрицают, что квартиры и машины приобретал для них Захарченко. А к крупным суммам наличными, которые нашли следователи, ответчики, по их уверениям, никак не причастны.

 

 05 12 17 zaxap 04



Как сообщало агентство «Руспрес», в одной из квартир, где хранились деньги, следователи нашли тетрадь в линейку, где мать Захарченко вела учет лежавших там миллиардов. А одна из камер наружного наблюдения запечатлела сестру полковника, несущую в эту квартиру сумку. Позже эта сумка была найдена в квартире, наполненная деньгами, рассказал прокурор. То, что Захарченко содержал своих жен и сожительниц, доказывается в том числе и его СМС-перепиской с ними, уточнил Бочкарев.

«Никакого отношения к регистрации имущества и его оплате я не имел и не имею, что подтверждается допросами всех его владельцев», — заявил сам Захарченко, которому дали принять участие в заседаниях по видеосвязи из СИЗО. Утверждения, что квартиры, машины и наличные принадлежали ему, полковник назвал «ложью, оговором и клеветой»: «Такие голословные обвинения в мой адрес являются оскорбительными и для меня, и для соответчиков, — сказал полковник. — Это просто юморина». По мнению Захарченко, Генпрокуратура хочет «выбросить людей на улицу» только за то, что они являлись его знакомыми и родственниками.
Рекордное изъятие

Изъять имущество Захарченко в казну позволяет закон о контроле за расходами чиновников, действующий с 2013 года. Согласно ему прокуратура может через суд потребовать обращения собственности госслужащего в доход государства, если он совершает покупки на сумму, трехкратно превышающую его официальный доход (плюс доход супруга или супруги) за последние три года.

К июлю этого года суды рассмотрели 19 таких исков прокуратуры, 12 из них были удовлетворены. К апрелю надзорное ведомство отсудило у чиновников имущество на 2 млрд рублей, отчитывались весной в Генпрокуратуре. Таким образом, сумма изъятого у одного только Захарченко и его близких более чем в четыре раза превышает стоимость всего, что было обращено в казну с 2013 года.

Ранее самой крупной суммой, обращенной в казну, были 1,1 млрд рублей, которые Генпрокуратура отсудила у экс-губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина, обвиняемого по десяти эпизодам получения взятки. Бывший глава региона безуспешно оспаривал это решение.

Отдельные аргументы представителей Хорошавина совпадали с аргументами адвокатов семьи и близких Захарченко. В обоих случаях адвокаты указывали на неверные, по их мнению, расчеты цены квартир — за основу бралась кадастровая стоимость, а не сумма, за которую они были куплены. По закону государство может установить контроль за расходами только самого чиновника, его супруги или супруга и их несовершеннолетних детей, тогда как в случае Захарченко и в случае Хорошавина круг ответчиков оказался шире. К тому же в законе речь идет только о регистрируемом имуществе — недвижимости, автомобилях или ценных бумагах. Тогда как у Захарченко, как и у Хорошавина, большая часть указанной в иске стоимости приходилась на наличные деньги.

Выгода для бюджета от изъятия имущества Захарченко может оказаться меньше указанных в решении суда 9 млрд рублей. Обычно объекты, отошедшие к государству, будь то таможенный конфискат или изъятые по решению суда квартиры, распродаются на специальном аукционе. К таким аукционам есть некоторые претензии, потому что были случаи, когда из-за манипулирования аукционными площадками имущество покупали избранные покупатели по очень заниженным ценам.

Полученные таким образом деньги зачисляются в федеральный бюджет, никакого особого порядка их расходования не предусмотрено.

«У нас есть много разделов неналоговых бюджетных поступлений — всевозможные штрафы, пени, бесконечные «прочие» поступления. Но в итоге эти средства все равно попадают в общий котел. На что они пойдут, мы не знаем. Невозможно сказать, что миллиарды Захарченко будут потрачены строго на пенсии, индексацию или строительство дорог»​, — пояснила РБК эксперт Экономической экспертной группы (ЭЭГ) по фискальной политике Александра Суслина.

 

Дело Захарченко

 

Уголовное же дело против Захарченко пока расследуется. Как сообщало агентство «Руспрес»,  был арестован 10 сентября 2016 года по обвинению в получении взятки в 7 млн рублей от предпринимателя Анатолия Пшегорницкого. Также ему вменяли злоупотребление полномочиями и воспрепятствование расследованию вывода средств из Нота-банка.

На момент задержания Захарченко работал в главном управлении МВД по экономической безопасности и противодействию коррупции, где исполнял обязанности начальника управления «Т» (оно занималось преступлениями в топливно-энергетической сфере и сейчас упразднено).

В дальнейшем Захарченко вменили еще несколько эпизодов взяток. В частности, владелец ресторана La Maree Меди Дусс дал полковнику $800 тыс наличными за общее покровительство, а также дисконтную карту заведения на 3,5 млн рублей, считает следствие.

Сам Захарченко обвиняет в давлении на суд ФСБ и следствия. «Ко мне в СИЗО приходили два сотрудника ФСБ — Тараканов и Бабаков — и следователь, которые сказали, что если я не оговорю себя, то возьмут в заложники моего отца и инициируют изъятие имущество третьих лиц. Эти уважаемые граждане, сотрудники ФСБ и следователь, приезжали и в Никулинский суд. Ранее они мне сказали, что вплоть до кассации знают будущее решение. И что будет принято нужное им решение, поскольку я не оговорил себя. Мне говорили: «Признай эти средства, возьми их на себя»», - приводит слова Захарченко «Новая газета».

 

****
 
Имущество Захарченко арестовывал прокурор, потренировавшийся на Хорошавине

 

Среди сотрудников Генпрокуратуры, поощренных к профессиональному празднику, отмечавшемуся 12 января, оказался заместитель начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Сергей Бочкарев. Именно он представлял надзорное ведомство в Никулинском райсуде Москвы, который обратил в доход государства имущество экс-полковника ГУЭБиПК МВД Дмитрия Захарченко, оцениваемое в 9 млрд рублей. 

Выступая вчера на торжественном собрании, посвященном 296-летию образования органов прокуратуры, генпрокурор Юрий Чайка сообщил, что к профессиональному празднику за особые отличия в службе 30 работников прокуратуры были награждены госнаградами, 10 — отмечены наградами правительства, 19 — Совета федерации и Госдумы, а еще 16 надзорщикам по представлению главы ведомства были присвоены высшие классные чины.

По данным “Ъ”, в списке последних оказался заместитель начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел Сергей Бочкарев, которому указом президента РФ был присвоен чин госсоветника юстиции 3-го класса, соответствующий званию генерал-майора юстиции. Причем, как выяснилось, генералом господин Бочкарев стал, проработав в надзорном ведомстве чуть более 12 лет.

 

Начинал он в 2005 году следователем в органах прокуратуры Санкт-Петербурга, затем перешел в отдел горпрокуратуры по надзору за следствием. С 2010 года господин Бочкарев был переведен в Генпрокуратуру, через три года став заместителем начальника управления по надзору за расследованием особо важных дел. Как сообщили в Генпрокуратуре, под непосредственным руководством господина Бочкарева осуществлялся надзор за расследованием более сотни многоэпизодных резонансных уголовных дел. Среди них оказались расследования в отношении боевиков «Исламского государства» и «Имарата Кавказ» (обе организации признаны террористическими и запрещены в РФ), терактов с использованием смертников в аэропорту Домодедово и в санкт-петербургском метро. Под его контролем находилось уголовное дело о преступном сообществе, организованном криминальным авторитетом Владимиром Барсуковым (Кумариным), а также расследования в отношении экс-губернаторов Сахалинской области Александра Хорошавина, бывшего главы Удмуртии Александра Соловьева, а также Саида Амирова и Игоря Пушкарева, ранее являвшихся мэрами Махачкалы и Владивостока соответственно.

Будучи полковником юстиции, господин Бочкарев выступил инициатором подачи иска к господину Хорошавину, с которого за нарушение антикоррупционного законодательства горсуд Южно-Сахалинска взыскал в доход государства имущество (квартиры, участки, машины, драгоценности), оцениваемое в 1,5 млрд рублей. Полученный на том процессе опыт будущий генерал использовал в Никулинском райсуде Москвы, где в прошлом году рассматривался аналогичный иск к экс-заместителю начальника управления ГУЭБиПК МВД Дмитрию Захарченко и его многочисленным подругам. По решению суда у них отобрали 27 объектов элитной недвижимости, а также деньги и ценности на общую сумму 9 млрд рублей. Кстати, и это взыскание не стало рекордным — по уголовным делам, связанным с хищениями на космодроме Восточный и махинациями в банковской сфере, поднадзорным господину Бочкареву, было обеспечено возмещение ущерба на 14 млрд рублей.

 

Источник: "Ъ", 16.01.2018