Спецслужбы
20.12.2017

Сугробову переполовинили срок

Сугробову переполовинили срок
  • Денис Сугробов в Мосгорсуде. Фото ТАСС
А Пирумова лишили заслуг перед отечеством

Вчера сразу в двух судах рассматривались приговоры, вынесенные ранее по резонансным делам. Верховный суд пересматривал приговор, вынесенный экс-главе антикоррепционного управления МВД Денису Сугробову и его сослуживцам. Московский городской суд тем временем пересматривал "дело реставраторов" и осужденного по нему бывшего заместителя министра культуры России Григория Пирумова. В первом случае суд сенсационно смягчил наказание, во втором - слегка ужесточил.

 

Срок напополам

 

Решением суда Денису Сугробову был смягчен приговор с 22 до 12 лет заключения. Бывшие подчиненные Сугробова, которые ранее получили от 17 до 20 лет колонии, теперь проведут в местах лишения свободы от девяти с половиной до десяти лет. Бизнесмену и агенту оперативников Игорю Скакунову оставили три с половиной года срока вместо прежних четырех.

«Применили 64-ю статью УК РФ, назначили наказание ниже низшего предела по ст. 210 [об организации преступного сообщества]. Как мы считаем, это означает, что преступление не подтвердилось, но у нас система не умеет признавать ошибок», — сказал адвокат Эдуард Исецкий.​ Решением Верховного суда защита недовольна, сказал адвокат: «Надо было оправдывать».

Дело Сугробова стало одним из самых резонансных в 2014 году. Сугробов возглавлял главное управление экономической б​езопасности и противодействия коррупции МВД (ГУЭБиПК). По версии обвинения, в главке несколько лет действовало преступное сообщество. Входившие в него офицеры систематически превышали полномочия, поставили на поток фальсификацию оперативных материалов на высокопоставленных чиновников и бизнесменов, массово провоцировали их на преступления. Гособвинение пришло к выводу, что мотива наживы в действиях офицеров не было: подсылая к своим жертвам провокаторов, сотрудники МВД добивались только карьерного роста и наград.

Заместитель Сугробова Борис Колесников в июне 2014 года погиб, выпав с балкона после допроса в СКР. Он был осужден посмертно.

«Я не знаю другого случая, чтобы Верховный суд в апелляции в два раза сократил срок, — сказал РБК руководитель международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков. — Обычно если апелляция или кассация сокращают сроки, то на несколько месяцев. Или несколько лет, если речь [идет] о длительных сроках».

Верховный суд часто исключает статью об организации или участии в преступном сообществе из квалификации преступлений, указал Чиков. «В течение последних нескольких лет есть четкая практика Верховного суда, нацеленная на несогласие с наличием преступного сообщества, если оно вменяется подсудимым. Можно много примеров привести, когда ВС оправдывал по 210-й. Он даже рассылал неформальные указания, чтобы следственные органы и районные суды не увлекались 210-й. В данном случае статью оставили, но назначили наказание ниже низшего предела. Я бы приравнял это к случаям, когда ВС оправдывал по 210-й, признавая ее излишне вмененной», — объяснил юрист.


Перевод судьи


ВС, как и ранее Мосгорсуд, слушал дело в закрытом режиме: оно имеет гриф «Совершенно секретно», поскольку часть его материалов содержит гостайну. В первой инстанции дело слушалось более года, работа над приговором заняла у судьи Елены Гученковой несколько месяцев.

Одним из доводов защиты Сугробова и его сослуживцев было то, что Гученкова, по мнению адвокатов, нарушила принцип тайны совещательной комнаты. В приговор после оглашения были внесены правки. Другим доводом было то, что следователи и оперативники по делу Сугробова слишком широко трактовали понятие «провокация» и признали таковой нормальные оперативные мероприятия в отношении чиновников, рассказывал адвокат Исецкий.

Летом Гученкова была переведена из первой в апелляционную инстанцию Мосгорсуда, сообщил Исецкий (на сайте Мосгорсуда судья значится в пятом апелляционном составе). «Думаю, это связано с нашей жалобой», — сказал адвокат.

«Иногда перевод судьи на апелляционную инстанцию воспринимается как некоторое выражение неудовольствия. Но он может быть обусловлен другими соображениями. Иногда судья сам хочет там поработать, — объяснил федеральный судья в отставке Сергей Пашин. — Ответственность не такая серьезная. К тому же работают втроем, и судья-докладчик меняется. Здесь могут быть внутренние причины, не связанные с проступком».


Преследование Сугробова


Дело в отношении сотрудников антикоррупционного главка МВД было возбуждено в феврале 2014 года после неудачной попытки офицеров взять в разработку заместителя начальника 6-й службы управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ Игоря Демина. После этого в течение нескольких месяцев были арестованы более десятка офицеров ГУЭБиПК. Сугробов был снят с должности указом президента 21 февраля 2014 года и сначала проходил по делу свидетелем, однако в мае того же года был задержан и арестован.

По версии следствия, из-за действий полицейских 29 чиновников и бизнесменов необоснованно понесли уголовную ответственность за взятки, коммерческий подкуп и мошенничество, а 18 из них длительное время содержались под стражей и под домашним арестом.

Операцией против Сугробова руководил генерал ФСБ Олег Феоктистов, который был тогда замначальника Управления собственной безопасности (УСБ) спецслужбы. Скомпрометировать Феоктистова было целью Сугробова при разработке Демина, поскольку у них был личный конфликт, утверждалось в материалах дела. ​

Феоктистов считается одним из самых влиятельных силовиков России; в последующие годы он курировал задержания губернаторов Александра Хорошавина, Вячеслава Гайзера и Никиты Белых, министра экономического развития Алексея Улюкаева. ​Подоплекой дела могла быть и борьба силовиков за контроль над бизнесом по обналичиванию.​

Впоследствии уголовные дела были возбуждены в отношении еще нескольких сотрудников ГУЭБиПК. С 2013 года численность ГУЭБиПК снизилась на треть — с 645 до 419 человек; четыре управления главка были расформированы, рассказывали РБК в пресс-службе МВД. Сейчас ведомство фактически не осуществляет никаких самостоятельных оперативных мероприятий в области борьбы с коррупцией, утверждали источники РБК и адвокаты фигурантов дела Сугробова.​​

«Дело Сугробова выглядит как результат борьбы ведомств. Что абсолютно не означает, что он не совершал преступлений», — подытожил Павел Чиков.

 

Пирумов в минусе

 

Тем временем осужденному по «делу реставраторов» бывшему замминистра культуры России Григорию Пирумову ужесточили наказание. Мосгорсуд сохранил бывшему чиновнику тюремный срок в полтора года, но при этом увеличил штраф с 300 тыс до 1 млн рублей и лишил государственных наград. Как рассказала “Ъ” пресс-секретарь инстанции Ульяна Солопова, лишение Григория Пирумова медали ордена «За заслуги перед отечеством» второй степени повлияло на увеличение штрафа. Из описательной части приговора государственная награда была исключена как смягчающее обстоятельство.

Защита бывшего замминистра заявила, что не будет обжаловать решение Мосгорсуда. Гособвинение не уточнило, будет ли прокуратура оспаривать сегодняшнее решение.


Приговор Григорию Пирумову, вынесенный 9 октября, обжаловала сторона обвинения. Прокуратура не согласилась, как сообщал источник ТАСС, «со столь малым сроком наказания» — бывший министр был освобожден в зале суда, поскольку отбыл полтора года в СИЗО.

Напомним, обвинение требовало для Григория Пирумова пяти лет колонии. Процесс над чиновником проходил в особом порядке, после он признал вину и погасил причиненный ущерб.