Спецслужбы
25.01.2018

Ламонов провел мастер-класс дачи взятки

Ламонов провел мастер-класс дачи взятки

  • Александр Ламонов. Фото ТАСС
Главное — найти коробку побольше
В среду, 24 января, в Мосгорсуде на процессе по делу генерала Михаила Максименко, в прошлом главы управления собственной безопасности Следственного комитета России (СКР), допрашивали свидетелей обвинения, сообщает РБК. В суде с обличительными показаниями выступил бывший заместитель Максименко полковник Александр Ламонов.

Ламонов, в прошлом замначальника управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР, заключил сделку со следствием, признав вину в получении взятки за освобождение подручных криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодого), пояснил судья Олег Музыченко. «С учетом досудебного соглашения вы можете не давать показания», — уточнил он перед началом показаний Ламонова.

Выход на руководство

Управление СКР, которое возглавлял Максименко, занимается выявлением нарушений закона сотрудниками Следственного комитета, в том числе пресечением возможных коррупционных связей между следователями и криминалитетом. Как рассказал суду Ламонов, в январе 2016 года его подчиненный Денис Богородецкий рассказал ему о странностях в расследовании уголовных дел, возбужденных после перестрелки на Рочдельской улице у ресторана Elements. По факту происшествия было возбуждено два уголовных дела — о вооруженном вымогательстве (в отношении подручных Шакро Молодого, которого Генпрокуратура называет «лидером российского преступного мира») и об убийстве двух человек, которое инкриминировали участнику конфликта с другой стороны адвокату Эдуарду Буданцеву.

Богородецкий организовал встречу Ламонова со своим другом Евгением Суржиковым — бывшим полковником полиции, который после отставки работал в подконтрольном людям Шакро Молодого частном охранном предприятии и присутствовал при перестрелке на Рочдельской. «Мне рассказали, что был конфликт между двумя группами, в одной из них были убитые. В итоге представители той стороны, которая больше пострадала, были заключены под стражу. А люди, совершившие убийство, — только под домашний арест. В связи с чем возник вопрос о возможной коррупционной составляющей со стороны сотрудников Главного следственного управления (ГСУ) СКР Москвы, принимавших решение о мере пресечения [Буданцеву]», — рассказал Ламонов.

Ламонов обратился с этим вопросом к Максименко; генерал, в свою очередь, решил привлечь к разговору начальника ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова. «Он пояснил, что одной из сторон в конфликте, совершившей убийство, были бывшие сотрудники правоохранительных органов (Буданцев — отставной сотрудник КГБ СССР), и они действительно после перестрелки были помещены под домашний арест». После этого разговора Ламонов получил распоряжение следить за ситуацией и держать ее на контроле.

max-09798875676576578789755168061746642
Михаил Максименко

Затем полковник и Богородецкий обнаружили утечку информации о деле из ГСУ СКР по Москве. А вскоре им стало известно, что в ГСУ готовятся смягчить обвинение подручным Шакро Молодого — Андрею Кочуйкову и Эдуарду Романову.

По словам Ламонова, после переквалификации обвинения на него вышел Суржиков, который сообщил, что есть «заинтересованная сторона», которая хотела бы выплатить вознаграждение Максименко за смягчение обвинения Кочуйкову. Фактически речь шла о том, что Максименко, зная о коррупционной связи между следователями и людьми Шакро, не будет ничего предпринимать.

Представители криминалитета предложили офицерам $300 тыс. ​Максименко сообщил Ламонову, что готов согласиться с условиями взяткодателей, но за больший гонорар — $500 тыс, показал свидетель.

shak-090909798687687576565755168064377589

Коробка у ведра

После майских праздников 2016 года Ламонов получил от Богородецкого обувную коробку с деньгами и вечером 18 мая принес ее в служебную квартиру Максименко. «Я поставил пакет с коробкой на кухне, рядом с мусорным ведром», — рассказал полковник. В этот период Максименко уже прослушивали — разговор во время этой встречи записан, и его расшифровка есть в материалах дела.

По данным агентства «Руспрес», многочисленные коробки с деньгами были найдены и при обыске в доме главы Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова. Позже 9 млн рублей, $390 тыс долларов, €350 тыс были признаны «семейными накоплениями» и возвращены чиновнику.

Максименко, Ламонов и бывший и.о. замначальника ГСУ СКР по Москве Денис Никандров были арестованы в середине июля 2016 года. Генерал предполагал, что в отношении него проводятся оперативные мероприятия, и за несколько дней до ареста сообщил об этом Ламонову.

Спустя год задержали Богородецкого (с которого вскоре сняли обвинение в связи с деятельным раскаянием), а в конце декабря 2017 года был арестован бывший глава следственного управления по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко.

Всем им вменяется несколько эпизодов взяток. В конце года два эпизода в отношении Максименко были выделены в отдельное производство и переданы в суд, остальное дело продолжает расследоваться.

Уточненный статус

Кроме того, на заседании суда 24 января гособвинитель Борис Локтионов уточнил статус главы ГСУ СКР по Москве генерал-майора Александра Дрыманова — он является свидетелем по делу Максименко. Накануне, 23 января, Локтионов, зачитывая обвинение Максименко, назвал Дрыманова причастным к получению взятки от участников банды Шакро. Следственный комитет за два дня так и не прокомментировал это заявление обвинения.

Материалы в отношении главы столичного управления СКР 3 ноября 2017 года были выделены в отдельное производство и направлены для проведения проверки в Следственный комитет, заявил со ссылкой на материалы дела адвокат Максименко Андрей Гривцов. Как отмечал знакомый с ходом расследования источник, изменить Дрыманову статус свидетеля на статус обвиняемого может только руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин.