Спецслужбы
22.03.2018

Оперуполномоченный провокатор Корюгин и его гражданские сообщиники

Подмосковный чекист присосался к азербайджанскому наркотрафику
Московский окружной военный суд (МОВС) отказался отпустить под домашний арест оперуполномоченного УФСБ по Москве и области капитана Петра Корюгина, ранее взятого под стражу по подозрению в получении взятки и покушении на крупное мошенничество, сообщает "Ъ". По версии следствия, чекист вместе с сообщниками пытался получить с уроженца Азербайджана 2 млн рублей якобы за непривлечение к уголовной ответственности, а за взятку в 300 тыс рублей он предупредил наркоторговку о предстоящем обыске.

О подробностях уголовного дела, фигурантом которого стал подмосковный чекист Петр Корюгин, стало известно в ходе судебного заседания в МОВС, где рассматривалась жалоба адвоката Юрия Ельмашева на арест подследственного. Как выяснилось, знакомые чекиста, проходившие свидетелями по различным уголовным делам о торговле наркотиками (капитан Корюгин занимался борьбой именно с этим видом преступлений), решили получить 2 млн руб. со знакомого выходца из Азербайджана, некоего Халилаева. Они обратились за советом к господину Корюгину. По версии следствия, чекист не только одобрил затею, но и привлек к ее осуществлению своих знакомых — начальника уголовного розыска ОМВД «Люблино» капитана полиции Павла Филатова и старшего лейтенанта полиции Павла Дроздова. Те также согласились поучаствовать в деле. По плану злоумышленников знакомая Халилаева должна была сначала подбросить ему пакет с порошком, имитирующим героин, после чего полицейские под каким-либо предлогом обыскали бы автомобиль азербайджанца и обнаружили бы «наркотик». За «непривлечение к уголовной ответственности» полицейские намеревались потребовать у него 2 млн рублей. Полученные таким образом средства злоумышленники собирались разделить между собой.

В результате 12 августа 2017 года господину Халилаеву в его Lexus-570 был подброшен муляж упаковки с наркотиком. Полицейские Филатов и Дроздов, якобы случайно оказавшиеся рядом, проверили документы азербайджанца, досмотрели его машину и изъяли спрятанный пакет. Затем, говорится в деле, они запугали Халилаева перспективой возбуждения дела, после чего тот согласился отдать им требуемую сумму в 2 млн рублей. Впрочем, при себе у него оказалось лишь 500 тыс рублей, поэтому полицейские отпустили Халилаева, чтобы тот собрал недостающую сумму. Однако господин Халилаев понял, что стал жертвой мошенников, и обратился в правоохранительные органы.

Полицейских и их гражданских сообщников задержали. Всем им было предъявлено обвинение в покушении на мошенничество в особо крупном размере (ст. 30 и ч. 4 ст. 159 УК РФ). А Петра Корюгина взяли лишь в начале марта 2018 года, после того как на него дал показания фигурант расследования Рашадат Агаларов, который пошел на сотрудничество со следствием. 2 марта 2018 года Московский гарнизонный суд санкционировал арест чекиста.

Позже в деле оперативника ФСБ появился еще один эпизод — покушение на получение взятки в крупном размере (ст. 30 и ч. 5 ст. 290 УК РФ). Следствие выяснило, что после задержания 20 июня 2017 года наркоторговки чекист предложил ей за взятку в размере 300 тыс рублей позвонить домой, чтобы предупредить дочь о предстоящем обыске.

Обжалуя арест капитана Корюгина в МОВС, его защитники попытались опровергнуть версию следствия. «Вынося постановление об аресте, гарнизонный суд не проверил достоверность изложенных следствием материалов,— заявил адвокат Юрий Ельмашев.— В частности, тот факт, что наркоторговка в дальнейшем заявляла, что не передавала моему подзащитному Корюгину денег, а затем вообще отказалась от дачи показаний». Касаясь эпизода мошенничества, господин Ельмашев заявил, что все обвинения против его подзащитного держатся исключительно на показаниях сотрудничающего со следствием гражданина Агаларова, «намеренно оговаривающего подзащитного в надежде на смягчение собственной участи». Защита же и сам чекист настаивают, что капитан не знал о готовящемся вымогательстве, а лишь посоветовал полицейским разобраться в проблеме, с которой к нему обратились знакомые, проходившие свидетелями по делам о наркотиках.

Настаивая на переводе Петра Корюгина под домашний арест, адвокат обратил внимание суда на то, что их клиент не намерен скрываться. «У него нет заграничного паспорта, а его неработающая супруга воспитывает двух малолетних детей»,— подчеркнул защитник. Сам капитан УФСБ настаивал на своем освобождении, указывая, что в его отсутствие «семья оказалась в трудном материальном положении».

Однако ни военный следователь, ни прокурор его не поддержали. Судья, выслушав доводы сторон, отказался отпустить сотрудника ФСБ из-под стражи, отклонив жалобу защиты. Господин Ельмашев заявил, что обжалует это решение суда.

Как ранее сообщало агентство "Руспрес", в 2009 году в камере был забит до смерти чекист-наркоторговец, собиравшийся сдать свою "крышу" в Нижегородском УФСБ.