Спецслужбы
24.04.2018

Молчание миллиардов Дмитрия Захарченко

Молчание миллиардов Дмитрия Захарченко
  • Дмитрий Захарченко. Фото 360tv.ru
Следствие уходит от вопроса о происхождении сокровищ полковника из ГУЭБиПК

Миллиарды, обнаруженные  в квартире бывшего сотрудника Главного управлении экономической безопасности и противодействия коррупции (ГУЭБиПК) МВД Дмитрия Захарченко, по-прежнему вызывают вопросы. До этого времени непонятен источник их происхождения — в предъявленных полковнику обвинениях не фигурирует получение таких сумм. Непонятен и юридический статус этой наличности, а соответственно и основания для ее ареста.

 

Клад и кладоискатели

 

8 сентября 2016 года рядом со зданием ГУЭБиПК на Новорязанской улице в Москве припарковалась темная затонированная Honda Acura с номерами 001. Из нее вышел невысокий, неприметный, спокойный и, как всегда, уверенный в себе молодой человек — наградной пистолет и еще много чего он оставил в иномарке, оформленной на гражданина по имени Вианор. Молодой человек по имени Дмитрий Захарченко прошел через проходную, поднялся на второй этаж и зашел в свой кабинет — № 210 (так выглядит картина происходящего по протоколам допросов, приобщенных к его делу).

В какой-то момент у него зазвонил телефон — полковника попросили подняться в кабинет руководителя ГУЭБиПК Андрею Курносенко. Зайдя, полковник увидел серьезную компанию — помимо своих непосредственных начальников, в кабинете его встретили сотрудники ФСБ и СКР. «Дмитрий Викторович, ознакомьтесь, пожалуйста», — сказал один из них и протянул Захарченко постановление о проведении обыска в его служебном кабинете.

В ходе обыска молодой полковник попросился в туалет. Зайдя в кабинку, он достал из кармана брюк ключ от Acura и бросил его в урну. Сопровождавший его оперативник ФСБ сделал вид, что ничего не заметил, но спустя некоторое время в туалет пришли понятые со следователем. Вскоре в указанном автомобиле была найдена крупная сумма наличности в разной валюте: 13 млн рублей, $170 тыс и €5 тыс. В кабинете у полковника изъяли $92 тыс и 800 рублей.

Уже ближе к ночи четверга оперативники ФСБ и следователи наведались с обыском в квартиры родственников полковника Захарченко. Более того, ФСБ в этот момент прослушивала телефон его родителей.

«Они сейчас взламывают все квартиры. Все квартиры повзламывали, а сейчас едут на Ломоносовский. Квартира 285, тебя там пропустят. И надо туда ехать и присутствовать. Там документы же на квартиры все в левой комнате…» — говорит по телефону мать Захарченко его отцу (эту прослушку недавно опубликовала Генпрокуратура).

В итоге в закрытой на отдельный замок тайной комнате оперативники обнаружили склад с наличностью. К ночи пятницы валюта была посчитана: 342 млн рублей, $124 млн и €1,5 млн — в рублевом эквиваленте это примерно 8,5 млрд рублей. Кроме того, в квартире матери Захарченко оперативники нашли 19,5 млн рублей, €600 тыс. и $20 тыс.

 

Слишком все просто

 

Генпрокуратура РФ в своем иске о конфискации  в пользу государства всех обнаруженных средств отметила, что официальный заработок Захарченко с 2011 по 2016 год составил чуть более 12 млн рублей.

При этом в надзорном ведомстве уверены — «фактическим владельцем» всей наличности является именно бывший врио управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрий Захарченко. Официальная позиция Следственного комитета РФ аналогична — миллиарды полковник получил сам, коррупционным путем, то есть взятками.

При этом указанная наличность не проходит ни по одному эпизоду, вмененному Захарченко, в деле есть лишь материалы о продлении срока ее ареста. Не признан этот клад и вещественным доказательством по делу — иначе нужды продлевать арест не было бы.

В обвинительном заключении нет ни слова о том, откуда взялись эти миллиарды. Говорится лишь о взятках, несоизмеримо меньших по масштабу. Сейчас СК РФ вменяет Захарченко получение четырех взяток:

— 7 млн рублей — от предпринимателя Анатолия Пшегорницкого за общее покровительство;

— $800 тыс. — от владельца международной сети элитных рыбных ресторанов La Maree Меди Дусса за решение проблем, связанных с проверками антикоррупционного подразделения МВД, из-за которых в столичном Шереметьево задерживались дорогие скоропортящиеся продукты;

— 3,5 млн рублей — от того же Дусса в виде дисконтной карты со скидкой 50% в ресторанах сети. Следствие установило, что полковник Захарченко именно на такую сумму «наел» в ресторанах. Сам полковник утверждает, что карта была оформлена на генерала МВД Алексея Лаушкина и пользовались ей другие люди;

— около 800 тыс рублей — от председателя совета директоров компании «Газпром автоматизация» Авшолума Юнаева,  которыми последний оплатит новогодний отдых на курорте в Сочи для Захарченко в надежде на будущее покровительство полковника.

Никаких намеков на то, откуда взялись миллиарды, следователи в этих материалах не делают.

Сам Захарченко заявил — из всех конфискованных денег ему принадлежит только 92,8 тыс рублей — зарплата за месяц, а к крупной сумме наличности он никакого отношения не имеет, но готов помочь найти их собственника, если его освободят.

Спустя время муж сестры Захарченко Ирины Разгоновой — владелицы квартиры на Ломоносовском — предположил, что это его миллиарды. «Нужно у супруги спросить, скорее всего, да (мои. — NT)», — сказал он в суде, отвечая на вопрос о принадлежности миллиардов. Однако, сколько именно в квартире денег хранилось, он сказать не смог, заявив: «Я математикой не занимался, мое дело деньги зарабатывать».

Зять Захарченко — по виду простой ростовский работяга — пояснить, как именно он заработал миллиарды, не смог. Но спустя несколько месяцев юрист семьи Захарченко в Мосгорсуде заявил, что заработаны они были при помощи вложений в криптовалюту.

 

Гарант теневых схем

 

Следствие, помимо взяток, вменяет полковнику Захарченко злоупотребление полномочиями, выразившееся в предупреждении руководства Нота-Банка  о предстоящих масштабных обысках, проводимых у руководящих сотрудников банка в рамках дела о налоговом преступлении клиента банка — ОАО «Электрозавод». Как следует из документов по указанным обыскам, Нота-Банк «отмыл», то есть обезличил, для «Электрозавода» около 2 млрд рублей. В конце 2015 года ЦБ отозвал у банка лицензию, после чего надзорные органы обнаружили там «дыру» в 26 млрд рублей.

Однако к истории с найденными миллиардами этот эпизод прямого отношения не имеет (точнее, связь не прослеживается): по словам юриста семьи Захарченко, на денежных упаковках, обнаруженных в квартире на Ломоносовском проспекте, нет штампов Нота-Банка.

Собеседник в правоохранительной системе, близкий к полковнику, излагает следующую версию того, как у Захарченко оказался такой «клад». Он утверждает, что неким людям были необходимы гарантии на совершение сделки и сохранение денег. То есть Захарченко был условным сейфом, который хранил полученные от одной стороны деньги до выполнения определенных обязательств другой стороной.

Поскольку эти многомиллиардные транзакции были нелегальными, проводились по серым схемам, в сейфах обычных банков деньги находиться не могли. Тем более на счетах: речь шла об уже обналиченных капиталах. У Захарченко обнаружили деньги из банка «Новое время» со штампом выдачи в 2014 году. Также в квартире были найдены целлофановые упаковки с долларами, имеющими штамп нескольких банков Федеральной резервной системы (ФРС) США.

Кроме того, были упаковки со штампами ВТБ, Сбербанка, КБ «Московское ипотечное агентство». В последнем, кстати, на должности советника председателя работал отец полковника — следствие считает, что фиктивно, за что его арестовали тоже.

«Бóльшая часть банковских упаковок — их выдача — датированы периодом июнь-июль 2016 года, то есть примерно за два месяца до ареста Димы», — говорит юрист семьи Захарченко.

Из всего этого следует, говорят источник в правоохранительных органах, что речь, скорее всего, шла о длинной цепочке обналички: сперва средства каких-то крупных фирм по фиктивным контрактам оказывались на счетах зарубежных банков, затем обналичивались и передавались сумками и чемоданами. И в какой-то момент они оказались у Захарченко, передать же их дальше помешали внезапные обыски. При этом один из бывших подчиненных полковника в ГУЭБе заявил, что чекисты уже знали о деньгах и дело возбуждалось для их официального обнаружения и ареста.

Близкий к арестованному полицейскому источник говорит, что Захарченко был гарантом некой сделки, не уточняя, между какими лицами или структурами она совершалась. Так что же это могли быть за структуры — что входило в сферу интересов Захарченко и его команды?

 

Знаток ТЭКа и естественных монополий

 

До своего ареста полковник вначале занимал пост замначальника управления «Т» ГУЭБиПК МВД, в сферу которого входило пресечение преступлений в сфере топливно-энергетического комплекса (ТЭК) и химии на всей территории России. На этой должности он курировал два отдела: 11-й отдел занимался преступлениями в сфере горно-химической промышленности, полезных ископаемых и химии, а 12-й — в сфере электроэнергетики.

Затем Захарченко поднялся до врио начальника управления. А его начальник — полковник Александр Тищенко — продвинулся на должность врио замначальника ГУЭБа и начал, помимо управления «Т», курировать управление «Ф», отвечавшее за преступления в кредитно-финансовой сфере.

Тищенко и Захарченко были очень близки. Последний даже иногда ходил на совещания вместо начальника. «Обладал очень хорошими познаниями как в сфере топливно-энергетического комплекса, так и в кредитно-финансовой и налоговой сферах, был очень эрудирован», — отзывалось о Захарченко руководство в одном из документов.

Начинал же Захарченко карьеру в налоговой полиции, имеет три высших образования, в том числе экономическое, поэтому теневые схемы движения средств ему были хорошо известны. Он имел очень обширный круг знакомств в разных сферах, от коммерсантов ему стекалась различная информация по теме госконтрактов, курируемых чиновниками, и обналу, утверждает близкий к полковнику источник.

 

Железнодорожный след

 

В прессе уже выдвигалась версия, что найденные миллиарды Захарченко «заработал», занимаясь крышеванием группы бизнесменов, которые долгие годы «сидели» на подрядах РЖД и получали с них миллиарды рублей. Об этом сообщал источник «Росбалта».  А собеседник «Новой газеты», в свою очередь, утверждает, что Захарченко был знаком с бывшим советником Владимира Якунина — Андреем Крапивиным, партнеры которого якобы имели отношение ко многим компаниям, которые выигрывали строительные тендеры РЖД на сотни миллиардов рублей. Андрей Крапивин умер несколько лет назад, а доли в его компаниях отошли сыну Алексею, утверждает «Новая».

В распоряжении New Times есть расшифровка аудиозаписи разговора полковника Захарченко с уже упоминавшимся предпринимателем Анатолием Пшегорницким, сделанная в конце 2015 года. Собеседники в контексте энергетического рынка обсуждают взаимоотношения различных чиновников и сотрудников компаний, таких как «Интер РАО», «Ростех», РЖД, МОЭСК, «Северсталь» и другие. Помимо прочих, Пшегорницкий рассказывает Захарченко и о Крапивине. «Николаев Костя — партнер Аркадия Романовича (Ротенберга) — предложил свою услугу вместо Крапивина». Дальше с использованием нецензурной лексики говорится, что Крапивин все-таки отстоял свою «поляну» и отодвинул соперника в сторону. Упомянутому в беседе Николаеву принадлежат чуть более 15% акций Marc O’Polo Investments Ltd,  основным владельцем которой после введения санкций США в отношении Ротенберга-старшего стал его сын Игорь.

Кроме того, в указанной беседе фигурирует еще несколько топ-менеджеров разных структур РЖД. Упоминается и куратор области, вице-премьер Аркадий Дворкович (председатель совета директоров РЖД), и некий Олег — как следует из контекста — президент РЖД Олег Белозеров. А также председатель совета директоров группы компаний «Сумма» Зиявудин Магомедов,  недавно арестованный  по делу об организации преступного сообщества и хищении 2,5 млрд рублей. «По большим раскладам Зия залез, много отдали. Очень много — стройки уже отдали. Это Дворкович, то есть как бы он надавил — Олег отдал Зие. И иногда заезжает Олег к Зие в офис — не часто, но заезжает — это как бы в сторону Дворковича поклон», — рассказывает предприниматель полицейскому.

Косвенно эти беседы подтверждают уместность «железнодорожной» версии происхождения богатств Захарченко.

Но в обвинении по эпизоду с Пшегорницким никакого намека на это нет. Следствие пыталось доказать лишь принадлежность всей наличности полковнику, для этого даже делало анализ ДНК. Относительно топ-менеджмента различных компаний и возможных связях с ними следствие экс-полицейскому вопросов не задавало. Сам Захарченко неоднократно говорил в суде, что следствие и ФСБ требует от него «самооговора» и показаний на руководство ГУЭБиПК и других высокопоставленных фигур, имена которых он пока назвать не готов.

Что касается найденных миллиардов, то решение об их конфискации уже вступило в законную силу, но пока они остаются на контроле у следствия, которое продлило их арест до октября. По решению суда деньги должны быть зачислены на счета столичного управления Федерального казначейства для их дальнейшего «распределения между бюджетами бюджетной системы РФ в соответствии с бюджетным законодательством РФ». Таким образом, в бюджет миллиарды Захарченко попадут после того, как с них свои ограничения снимет следствие.

По данным агентства «Руспрес», банки «Балтика» (лицензия отозвана в ноябре 2015 года), «Енисей» (лицензия отозвана в феврале 2017 года), «Новое время» и «Интерпрогресс», через которые прошли найденные у полковника Дмитрия Захарченко миллиарды, тесно связаны с бизнесом Бориса Ушеровича, долгие годы получавшего многомиллиардные подряды от РЖД. Для полковника Захарченко железнодорожное ведомство тоже не было чужим: глава строительно-монтажного треста №6 РЖД Виктор Харченко в свое время помог бывшему ростовскому налоговому полицейскому с получением высокой должности в Москве.