Спецслужбы
04.06.2018

Бастрыкин не уберег Дрыманова

Бастрыкин не уберег Дрыманова
  • Александр Дрыманов. Фото "АГН Москва"
Главный следователь Москвы отстранен в добровольно-принудительном порядке

Начальник Главного следственного управления (ГСУ) Следственного комитета России (СКР) по Москве Александр Дрыманов  подал в отставку. Это событие было ожидаемо после обвинений, выдвинутых в адрес генерала в ходе судебного процесса о взяточничестве среди руководителей СКР и свидетельствует об общем ослаблении главы СКР Александра Бастрыкина в его аппаратном противостоянии с генеральной прокуратурой во главе с Юрием Чайкой.

 
Сам попросился

 

О том, что Александр Дрыманов подал рапорт об отставке, РБК  сообщили четыре источника, близкие к руководству СКР и подтвердили три источника в комитете. Дрыманов попросил о выходе на пенсию по выслуге лет, уточнил один из источников. «Заявление об отставке было принято в четверг после беседы Дрыманова с руководством СКР», — сообщил другой источник в Следственном комитете.

Исполняющим обязанности главы ГСУ в случае его отставки станет нынешний и.о. первого замначальника главка Андрей Стрижов, подтверждает собеседник агентства: «До глав окружных управлений СКР довели, что с понедельника Стрижов — и.о.».

Отставку Дрыманова 2 июня подтвердил РБК и начальник управления кадров Следственного комитета России генерал-майор Виктор Долженко, который и сам написал  заявление об увольнении в связи с выходом на пенсию. Он подчеркнул, что его решение никак не связано с ситуацией вокруг руководителя СКР по Москве. По словам Долженко, с 14 мая он находится в отпуске с последующим увольнением, а решение об отставке Дрыманова, о котором стало известно в пятницу, принималось без его участия.

Дрыманов стал руководителем ГСУ по Москве в декабре 2015 года, сменив освобожденного от должности Вадима Яковенко. До перехода в московский главк он возглавлял в СКР управление по расследованию преступлений, связанных с применением запрещенных средств и методов ведения войны; в производстве этого подразделения, например, было уголовное дело украинской летчицы Надежды Савченко.  Дрыманов курировал расследование дела о геноциде граждан Южной Осетии во время войны 2008 года, а также второе «дело ЮКОСа» в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева.

Стрижов был заместителем Дрыманова еще в период работы в «украинском» управлении; он входит в «список Магнитского», поскольку подписал отказ в проверке действий УФСИН по Москве после смерти бухгалтера Hermitage Capital.

 

После дела следователей

 

Неприятности Александра Дрыманова начались в 2018 году, когда представители Генпрокуратуры назвали  Дрыманова в числе офицеров, причастных к получению взяток от криминалитета. На судебном заседании по делу полковника СКР Михаила Максименко гособвинитель Борис Локтионов заявил, что несколько высокопоставленных сотрудников комитета, в том числе Дрыманов, получили взятку за освобождение из СИЗО Андрея Кочуйкова — подручного криминального авторитета Захария Калашова (Шакро Молодого).  Взятку им передал предприниматель Дмитрий Смычковский, который часто бывал в СКР и поддерживал отношения со многими офицерами, утверждалось в обвинительном заключении по делу Максименко (при этом речь шла об эпизоде уголовного дела, который пока не дошел до суда).

Кроме того, арестованный экс-заместитель Дрыманова Денис Никандров заявлял следователю ФСБ, что заплатил начальнику взятку в €9 тыс 850 за общее покровительство и собственное назначение на должность, следовало из документов, которые были оглашены в рамках процесса по делу Максименко. Деньги были зачислены на счет в латвийском банке, и Дрыманов получил от Никандрова карточку и iPhone с банковским приложением для управления балансом этой карты, следовало из рапорта ФСБ.

«Человек пошел на оговор, и я его не осуждаю. Неизвестно, как мы будем себя вести, находясь в «Лефортово», — прокомментировал тогда слова своего бывшего замглавы московского управления Следственного комитета.

Следственное управление ФСБ добивалось возбуждения уголовного дела в отношении Дрыманова, говорилось в документах. Материалы в отношении него они направляли председателю СКР Александру Бастрыкину — это единственное должностное лицо, которое уполномочено возбудить уголовное дело на офицера такого уровня, поскольку он спецсубъект. Бастрыкин этого делать не стал, и Дрыманов остался в деле в статусе свидетеля. Официально СК заявления гособвинения о роли Дрыманова не комментировал.

Дрыманов по собственной инициативе дал суду показания по делу Максименко. Преследование офицеров СКР он назвал незаконным, а показания своего экс-заместителя — следствием давления. «Я знаю только, что, чтобы скомпрометировать меня, было доложено большим руководителям, — сказал Дрыманов. — ФСБ сейчас будет доказывать мою причастность всеми доступными способами. У них другого выхода нет, они уже доложили обо всем на самый верх».

В конце мая 2018 года агентство «Росбалт» сообщило, что бывший глава следственного отдела СКР по ЦАО Москвы Алексей Крамаренко,  задержанный 26 декабря 2017 года, дал показания против генерал-майора юстиции Александра Дрыманова. В частности, по данным агентства, Крамаренко заявил, что освобождал подручного «вора в законе» Шакро Молодого Андрея Кочуйкова (Итальянец)  по личному распоряжению начальника столичного ГСУ СКР. Свою вину Крамаренко при этом отрицал, заявив, что выполнял волю руководства и денежного вознаграждения за свои действия не получал. При этом ранее, на судебном заседании в феврале 2018 года Крамаренко рассказывал примерно то же самое, но описывал момент получения соответствующего распоряжения не от Дрыманова, а от его первого зама, генерала Дениса Никандрова. Хотя ранее о непосредственной причастности Дрыманова к взятке от Шакро Молодого говорил в своих показаниях Никандров. Адвокат Крамаренко Елена Федулова на днях заявила, что бывший следователь «никогда не давал никаких изобличающих показаний ни в отношении себя, ни в отношении руководителя ГСУ СКР по Москве Александра Дрыманова».