Спецслужбы
19.11.2008

Начальника УБЭП отмазывают от оборотней

Начальника УБЭП отмазывают от оборотней
  • Источник: Тайный советник (Санкт-Петербург) 17.11.2008
Полковник Стороженнко попался на 9 миллионах "налом", которые хранил в собственном кабинете
14 ноября в Октябрьском районном суде началось слушание самого громкого "милицейского" уголовного дела уходящего года. В рамках этого дела 1 апреля люди из ФСБ провели обыски в служебных кабинетах нескольких сотрудников питерского УБЭП, включая кабинет начальника управления Сергея Стороженко. На сегодняшний день в деле ничего "милицейского" не осталось - ни один из двух обвиняемых не носит погоны. Реально предъявить милиционерам нечего. Похоже, сотрудники ФСБ
просто воспользовались случаем, чтобы показать "кто главный".

Не смешно

Можем предположить: в веселый день 1 апреля начальнику питерского УБЭП Сергею Стороженко было совсем не до смеха. В этот день в его кабинет зашла группа сотрудников ФСБ во главе со следователем Следственного комитета, предъявившим постановление на обыск. Через три часа нежданные гости наведались в кабинет Андрея Хамина, начальника 2-го отдела 10-й ОРЧ (курирует внешнеэкономическую деятельность), а еще позднее к оперуполномоченному 1-го отдела все той же 10-й ОРЧ Евгению Суманееву.

Все три обыска проводились в рамках одного уголовного дела, возбужденного по факту покушения на мошенничество. Потерпевшим значился генеральный директор небольшого мебельного производства.

Обыск на рабочем месте столь высокопоставленной милицейской персоны, как Сергей Стороженко, разом превратил банальное дело о мошенничестве в политическое событие регионального масштаба. Да и сама технология проведения обысков была достаточно красноречива. К убэповцам нагрянули не одновременно (чтобы никто не успел ничего перепрятать), а последовательно с интервалом в несколько часов. Похоже, пришли не что-то найти, а чтобы расставить приоритеты: высокопоставленных милиционеров обыскивали чекисты! После этого ни у кого в бизнес-сообществе при ответе на вопрос "кто тут главный" не должно было возникнуть и тени сомнения.

Впрочем, уже тогда знающие люди пророчили: "милицейский след" до суда где-нибудь оборвется. Так и вышло - согласно фабуле обвинения, подсудимые цинично воспользовались именами высокопоставленных сотрудников милицейского ведомства, а те даже не подозревали, что их имена фигурируют в некрасивой истории.

Милиционеры в роли пожарных?

А случилось вот что. В Невском районе Петербурга есть небольшое предприятие, которое производит мебель и оборудование для кафе - всякие там барные стойки. Предприятие принадлежит ООО "НБМ-про", которое возглавляет Дмитрий Бондаренко. Как-то раз к Дмитрию пришли с проверкой сотрудники УБЭП. Проверка носила исключительно легальный характер, что позже косвенно подтвердил Дзержинский суд, который по ее результатам выписал ООО "НБМ-про" административный штраф в размере 4000 рублей. Выводы, к которым пришли сотрудники УБЭП, оказались сногсшибательными: у фирмы не хватает какой-то лицензии, связанной с требованиями противопожарной безопасности.

Официально материал проверки был расписан на оперуполномоченного Евгения Суманеева, более высокопоставленные персонажи фигурировали в этом деле иносказательно.

А неприятности начались в связи с партией уже готовой продукции, которую милиционеры в ходе проверки вывезли на спецстоянку. После этого к Дмитрию Бондаренко обратились неизвестные граждане с подкупающим своей новизной предложением: вернуть изъятое, а заодно обеспечить себе спокойную работу в будущем можно всего за 60000 евро наличными. По версии следствия неизвестными были некто Павел Мосин и Матвей Игнатьев.

Обратитесь к "Александру Ивановичу"

Следствие полагает, что Мосин и Игнатьев, получив информацию о противоречиях, возникших между бизнесменом Бондаренко и сотрудниками УБЭП, решили этим воспользоваться в своих корыстных целях. Игнатьев при этом, по версии следствия, играл роль посредника между Бондаренко и высокопоставленной персоной, роль которой исполнял Мосин.

При разговорах с бизнесменом высокопоставленная персона многократно ссылалась на начальника УБЭП Сергея Стороженко и начальника "внешнеэкономического" отдела управления Андрея Хамина. Данное обстоятельство, судя по всему, и повлекло обыски, вызвавшие столь широкий общественный резонанс.

Дмитрию Бондаренко предложили выплатить 60 000 евро "за то, чтобы отстали" и платить в дальнейшем, "чтобы не приставали". Оба обвиняемых функционировали под псевдонимами: Игнатьев представлялся Сергеем, а Мосин, как и подобает высокопоставленной персоне, по имени-отчеству Александром Ивановичем.

После длительных переговоров, контролировавшихся техническим подразделением ФСБ, обе персоны были задержаны. "Сергея", в частности, задержали с поличным на выходе из ресторана более чем с миллионом меченых рублей.

В дальнейшем в материалах дела эти господа фигурируют уже под своими настоящими именами. Матвей Игнатьев оказался 29-летним сертоловским таксистом ООО "Алина" с погашенной судимостью. 34-летний Павел Мосин значится соучредителем охранного предприятия "Селект" и начальником управления общественной организации "Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией".

Сотрудники УБЭП Евгений Суманеев, Андрей Хамин и Сергей Стороженко фигурируют в данном деле в качестве свидетелей.

"Невзлюбил и оговаривает"

Есть основания полагать, что дело будет слушаться в особом порядке - когда подсудимые полностью признают свою вину и рассчитывают на минимальные сроки наказания. Также особый порядок судебного слушания исключает необходимость допроса свидетелей - что окончательно превратит скандальное "милицейское дело" в историю очередного банального мошенничества.

Между тем люди, знакомые с материалами дела, отмечают прелюбопытные нюансы. В частности, можно предположить, что Мосин и Игнатьев узнали про неприятности, постигшие Дмитрия Бондаренко, от него самого через общих знакомых!

Когда проверяющие из УБЭП вывезли на спецстоянку готовую продукцию ООО "НБМ-про", стоимость которой сам Дмитрий Бондаренко оценил примерно в 700 000 рублей, бизнесмен стал искать пути выхода из неприятной ситуации. Как следует из его собственных показаний, он обратился к некоему знакомому сотруднику милиции Сергею Истомину с просьбой помочь разобраться в ситуации.

А обвиняемый Матвей Игнатьев заявил на следствии, что он узнал про Дмитрия Бондаренко и его проблемы с УБЭП от некоего сотрудника Сертоловского отдела милиции Дениса. Допрошенный в качестве свидетеля сотрудник криминальной милиции Сертоловского отдела Денис Хрупин подтвердил, что Истомин рассказывал ему про проблемы в бизнесе у Дмитрия Бондаренко, но не смог объяснить, почему Игнатьев утверждает, будто после этого разговора он обращался к нему с просьбой помочь Дмитрию.

"Возможно, Игнатьев меня за что-то невзлюбил и оговаривает", - предположил на следствии Денис Хрупин.

В общем, складывается впечатление, что Дмитрий Бондаренко сам загнал себя в ловушку, когда попытался неформально "решить вопрос", но столкнулся с неожиданно большими аппетитами тех, кто занялся "решением". Дмитрий, конечно, не растерявшись, обратился в ФСБ, но его позиция все равно с точки зрения морали небезупречна. Так что особый порядок рассмотрения этого уголовного дела возможно, самый удачный выход для всех. В том числе и для людей в погонах, которые будут избавлены от необходимости светиться в некрасивом судебном процессе.

***
9 миллионов за годы безупречной службы

Именно такую сумму нашли в кабинете начальника УБЭП. Кто сказал, что сотрудники МВД небогато живут?

Самая резонансная часть этой истории - обыск в кабинете начальника УБЭП Сергея Стороженко. Обыск не имел процессуального продолжения - вряд ли он будет обсуждаться в суде, Но это событие все равно достойно читательского внимания.

Во время обыска у Сергея Стороженко было изъято 9 миллионов рублей. Впоследствии начальник УБЭП, естественно, стал добиваться их возврата, а у следствия, естественно, возник вопрос о происхождении этих денег. Сам Стороженко объяснил все очень просто: как раз незадолго до обыска он продал два земельных участка по 15 соток каждый, принадлежавших его сыну и тестю. Обстоятельства продажи в материалах дела описаны очень интересным образом.

Там имеются показания пенсионера МВД Владимира Кошелева, который до ухода на пенсию служил руководителем одного из подразделений Департамента экономической безопасности МВД России. Со слов этого самого Кошелева следует, что с Сергеем Стороженко он дружит много лет, а в конце февраля 2008 года предложил тому выкупить у него те самые два земельных участка. Стороженко назначил цену в 9 миллионов рублей, она пенсионера МВД устроила.

После этого, как следует из протокола допроса Владимира Кошелева, он приехал к Сергею Стороженко на работу и без всяких расписок передал деньги в черном полиэтиленовом пакете. Оформить сделку они договорились когда-нибудь попозже. На вопрос, откуда у него взялась столь крупная сумма, пенсионер МВД ответил просто: "Я эти деньги накопил за годы безупречной службы в органах внутренних дел".

Если предположить, что Владимир Кошелев проработал в милиции даже 30 лет (он 1961 года рождения), выходит, что ему удавалось откладывать по 25 000 рублей в сегодняшних ценах ежемесячно. При этом пенсионер женат и имеет троих детей.


***
"Решальщик проблем"

Одного из подсудимых называли племянником высокопоставленной милицейской персоны

"Главный" обвиняемый в этом нашумевшем уголовном деле - 34-летний Павел Игоревич Мосин - фигурирует в качестве соучредителя охранного предприятия "Селект" и начальника некоего управления некоей общественной организации "Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией". Кроме того, этого человека представляли как племянника высокопоставленного милицейского чиновника из Департамента собственной безопасности МВД России.

Позиция Мосина на следствии была проста. К нему обратился второй подсудимый, Матвей Игнатьев, который рассказал ему про проблемы, возникшие у Дмитрия Бондаренко с сотрудниками УБЭПа. Со слов Мосина следует, что он действительно общался с Бондаренко и предлагал свои услуги как юриста и соучредителя охранного предприятия. Интересны показания Павла Мосина о том, как он договаривался с Дмитрием Бондаренко о цене: оказывается, бизнесмен сам предложил ему
вознаграждение в размере 2 миллионов рублей, но Павел Мосин отказался - он претендовал всего на 1,9 миллиона!

На признательные показания своего подельника Игнатьева Мосин отреагировал так: "Возможно, он мне завидует, тому, что у меня, например, есть дорогая машина..." А вообще Мосин назвал Игнатьева человеком, склонным к фантазиям, любящим небылицы.

"Склонный к фантазиям" Матвей Игнатьев описывает Павла Мосина также весьма интересным образом. С его слов, Павел - человек, который умеет "сделать окно" на таможне. Кроме того, Мосин, со слов Игнатьева, мог организовать через знакомых сотрудников правоохранительных органов задержание фуры с каким-нибудь грузом, а потом "решить вопрос" о том, чтобы фуру отдали хозяевам. Более того, Матвей на следствии не скрывал, что рассказывал многим своим знакомым, что у него есть приятель, к которому полезно обращаться в случае возникновения проблем.

Похоже, именно так Дмитрий Бондаренко с этим человеком и познакомился.

Интересные штрихи к личности Павла Мосина добавляет начальник Отдела собственной безопасности ГУ МВД РФ по Северо-Западному округу Николай Вороной. С его слов следует, что с Мосиным он познакомился по рекомендации бывшего сотрудника Департамента собственной безопасности МВД РФ Валерия Дзыбы, который представил Павла Мосина в качестве своего племянника.

По словам Вороного, Мосин в тот период времени (это было в конце 2007 года) хотел организовать в Петербурге общественную организацию надо полагать, тот самый "Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией". Вороного, судя по его показаниям, заинтересовала возможность сотрудничества с будущей общественной организацией в плане получения информации о фактах коррупции.

Забавный нюанс: на день рождения Николай Вороной прислал Мосину открытку в обложке Главного управления МВД.


***
Справка "ТС"

Убзповцы ещё и разбойники?

Уголовное дело, возбужденное в отношении Павла Мосина и Матвея Игнатьева, - одно из двух резонансных уголовных дел текущего года, в которых фигурируют сотрудники питерского УБЭП. Второе дело находится сейчас на стадии предварительного следствия. В нем нет столь ярких процессуальных проявлений, как обыски в служебных кабинетах высокопоставленных милицейских начальников. Но зато там нескольким милиционерам предъявлены обвинения в совершении тяжких преступлений.

Это уголовное дело было возбуждено в июле 2005 года по факту преступления, предусмотренного частью 4-й 162-й статьи УК РФ - разбой с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Само преступление произошло во Всеволожске 6 июля 2005 года в одном из частных домов на Константиновской улице. Около 9.30 утра в ворота постучали трое человек в милицейской форме, все они были вооружены автоматами. Когда хозяева открыли, люди в форме показали фотографию якобы разыскиваемого преступника. Мол, проводим рейд по всему району, разрешите зайти и удостовериться, что в вашем доме преступника нет. Их впустили. В тот
момент в доме находились 34-летний заместитель начальника отдела архитектуры и землеустройства администрации Всеволожского района Всеволод Васильев, его жена Елена и теща.

Когда люди с автоматами вошли в дом, они начали избивать Васильева, требуя от него 200 тысяч долларов. Били серьезно, в основном прикладами автоматов, досталось жене и теще, последнюю потом даже пришлось госпитализировать. Когда жена Васильева вынесла все имевшиеся в доме деньги - около 70 тысяч долларов, - было поздно: чиновник от полученных травм скончался. Возбужденное по факту разбойного нападения и убийства уголовное дело пролежало "глухарем" более двух лет. Наверное, оно и сегодня осталось бы таковым, если бы в дальнейших событиях не оказался замешан порядочный сотрудник милиции. Так, во всяком случае, описал нам неожиданную историю раскрытия этого преступления начальник следственного отдела СУ СК при Прокуратуре России по Центральному району Петербурга Павел Выменец.

По словам Павла Сергеевича, в начале 2006 года к сотруднику Управления уголовного розыска, просившему не разглашать его имя, обратился оперуполномоченный УБЭП ГУВД Олег Мудрый. По версии следствия, офицер Мудрый предложил сотруднику Управления уголовного розыска съездить к некоему гражданину Л., инсценировать милицейское задержание, вывезти того в одно из оперативных подразделений ГУВД, где поставить перед выбором: либо тот садится в тюрьму за организацию
разбойного нападения на чиновника Васильева, либо расстается с крупной суммой денег.

Как рассказал Павел Выменец, сотрудник угрозыска внимательно выслушал своего коллегу из УБЭП, сказал, что подумает, после чего написал рапорт руководству.

На данный момент дело офицера Мудрого уже слушается в Смольнинском суде. Бывшего борца с экономической преступностью обвиняют в вымогательстве и в организации похищения человека. После задержания Мудрого дело, возбужденное по факту разбойного нападения и убийства чиновника Васильева, перестало быть "глухарем". Сегодня в его рамках предъявлены обвинения двум бывшим офицерам 2-го отдела ОРЧ-7 (УБЭП): Эдуарду Бирюку и Валерию Тимофееву.

Константин Шмелев