Спецслужбы
05.12.2008

Стрельба на повышение

Обвинение в убийстве не помешало борцу с мафией сделать карьеру
В Санкт-Петербурге закончился суд по одному из самых затяжных и скандальных уголовных дел -- против Николая Самойлова, старшего оперуполномоченного ГУБОП МВД РФ и бывшего помощника губернатора Владимира Яковлева. Девять лет назад он застрелил во время драки молодого человека, однако расследование этого убийства в силу различных причин неоднократно приостанавливалось, а порой и вовсе прекращалось. Только в минувшую пятницу служители Фемиды смогли наконец дать оценку действиям милиционера и приговорили его к трем годам тюрьмы.

Неприятный инцидент произошел с Николаем Самойловым 6 ноября 1992 года в питерской подземке. Он ехал в вагоне вместе с приятелем и попытался урезонить разбушевавшихся там хулиганов. Постепенно разговор перерос в драку, которая затем продолжилась в подземном переходе станции «Проспект Ветеранов». В разгар схватки милиционер выхватил табельный ПМ и открыл стрельбу по одному из оппонентов -- 23-летнему Сергею Стельмаковичу. Молодой человек получил семь ранений и скончался на месте. По этому факту было возбуждено уголовное дело, но вскоре прокуратура прекратила его, признав, что Самойлов действовал в пределах допустимой самообороны. Однако карьера милиционера оказалась уже подпорченной, и ему пришлось уволиться из РУБОП, в котором он тогда работал.

Впрочем, долго без дела полковник не остался. Вскоре он устроился в ГУБОП МВД РФ, а уже оттуда был назначен советником губернатора Санкт-Петербурга по борьбе с организованной преступностью и коррупцией. Пока непосредственным шефом Самойлова был Анатолий Собчак, он работал вполне нормально, однако с приходом в администрацию Владимира Яковлева прокуратура вновь начала вызывать милиционера в связи с расследованием стрельбы в метро. Вновь же уголовное дело против полковника было возбуждено по личному приказу одного из тогдашних заместителей генерального прокурора Михаила Катышева в 1998 году, когда у милиционера наметились очередные перспективы служебного роста. Как раз в этот период должность начальника Северо-Западного РУБОП занял Сергей Иванов, хороший приятель Самойлова, который и пригласил последнего к себе заместителем. Прокуратура сразу же опротестовала это назначение, и в конце концов Николай Самойлов был вынужден оставить пост. Только недавно он вновь вернулся на работу в РУБОП, возглавив один их областных межрайонных отделов.

Тем временем прокуратура Кировского района Санкт-Петербурга в конце прошлого года закончила расследование дела об убийстве в метро и передала его в суд. Во время слушаний полковник придерживался позиции, что действовал строго в пределах самообороны. Будто бы хулиганы повалили милиционера на пол, стали избивать, и, когда они попытались отнять табельное оружие, он открыл стрельбу. Несмотря на это, служители Фемиды признали Самойлова виновным по статье 103 УК РСФСР («умышленное убийство без отягчающих обстоятельств») и приговорили его к трем годам тюрьмы. Однако прямо в зале суда полковника амнистировали и отпустили.


****

Убийца из Смольного повышен в должности

Прокуратура Санкт-Петербурга потребовала от МВД привлечь к дисциплинарной ответственности руководителя Северо-Западного РУБОПа. Поводом для этого стало недавнее назначение и. о. замначальника этого управления помощника губернатора Владимира Яковлева Николая Самойлова, находящегося под судом по делу об умышленном убийстве.

Полковник милиции Николай Самойлов — один из офицеров, стоявших у основания нынешнего РУБОПа. В 1992 году он занимал должность начальника межрайонного отдела оперативно-розыскного бюро ГУВД — подразделения, на базе которого потом было создано управление по борьбе с оргпреступностью. Самойлов имел все шансы пойти на повышение, но попал в историю, которая и определила его дальнейшую судьбу. В ноябре 1992 года в подземном переходе станции метро "Проспект Ветеранов" пьяный Самойлов с приятелем, подравшись с группой подростков, застрелил одного из них.

Возбужденное по данному факту уголовное дело вскоре прекратили, признав, что Самойлов действовал в пределах необходимой самообороны. Когда через год проходила реорганизация ОРБ, начальник Самойлова Сергей Сидоренко предложил ему стать своим заместителем в РУБОПе по тылу.

Но Самойлов, который всю жизнь провел на оперативной работе, обиделся и стал писать жалобы в ГУБОП МВД, прося подыскать ему место поприличнее. Как говорят в РУБОПе, с тех пор Самойлов стал "отверженным" — многие представители старой гвардии РУБОПа даже перестали с ним здороваться. Тем не менее место опальному милиционеру все же нашли: его взяли в штат ГУБОП МВД, назначив на должность старшего оперуполномоченного по особо важным делам — помощника руководителя субъекта федерации по связям с правоохранительными органами. Основной функцией Самойлова на новом посту стало обеспечение связи главы администрации Санкт-Петербурга (сначала Собчака, а затем Яковлева) с силовыми структурами, в первую очередь с тем же РУБОПом. При этом в самом управлении должность Самойлова называли не иначе как "смотрящий": предполагалось, что он должен был по мере сил препятствовать проникновению криминала во власть. Как удавалось Самойлову справляться с этой ролью, сказать сложно, но к делам о коррупции в горадминистрации его не допустили.

В 1999 году отношения Самойлова и РУБОПа потеплели. Новым руководителем управления стал его старый друг, бывший начальник угрозыска ГУВД Сергей Иванов. Но тут начались другие проблемы. 5 июня 1998 года заместитель генпрокурора России Михаил Катышев возобновил прекращенное в 1992 году уголовное дело в отношении милиционера. Расследование поручили следователю Кировской райпрокуратуры, который тут же отстранил Самойлова от должности, посчитав, что тот может помешать ему в расследовании. Следователя поддержал тогдашний начальник ГУБОПа Михаил Селиванов, отстранивший Самойлова от должности помощника губернатора. Когда же следствие по делу убийства подростка было закончено и направлено в суд, Самойлов приказом Иванова был назначен и. о. начальника одного из межрайонных отделов Северо-Западного РУБОПа, а потом и замначальника управления. Кировская прокуратура опротестовала приказ о приеме Самойлова на работу в РУБОП, поскольку постановления о его отстранении никто не отменял. Но в управлении жалобу проигнорировали.

В связи с этим на днях прокурор Петербурга Иван Сыдорук обратился в ГУБОП МВД с представлением, в котором требует привлечь начальника Северо-Западного РУБОПа Иванова к строгой дисциплинарной ответственности. Но, по информации Ъ, находящийся сейчас в отпуске Иванов возвращаться в РУБОП не собирается. Ему уже исполнилось 53 года, а по закону начальники, достигшие такого возраста, должны ежегодно утверждаться на должность министерством. А у МВД есть на эту должность другой кандидат.

Источник: «Коммерсант», 30.03.2000


****

Рубоповцам напомнили про иномарки

23 февраля 1999 года прокуратурой Кировского района Санкт-Петербурга было предъявлено обвинение в умышленном убийстве без отягчающих обстоятельств, совершенном еще в 1992 году, Самойлову Николаю Кирилловичу, 1954 года рождения, полковнику милиции, старшему оперуполномоченному Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД РФ, прикомандированному с 31 декабря 1996 года к администрации Петербурга. Самойлов представлялся и значился в различных справочниках то помощником, то советником губернатора В. А. Яковлева (последний факт не раз официально опровергался пресс-службой Смольного). Прокуратура направила также представление об отстранении Самойлова от занимаемой должности, и в качестве меры пресечения ему была избрана подписка о невыезде.

[...] 6 ноября 1992 года Самойлов со своим знакомым, помощником военного прокурора В. Е. Лавровым, ехал в метро домой. В вагоне между ними и группой молодых людей возникла пьяная ссора, которая переросла в драку в подземном переходе на станции "Проспект Ветеранов". В ходе конфликта Самойлов открыл огонь на поражение из имевшегося у него табельного оружия и тремя выстрелами сзади с расстояния полутора метров убил охранника Кировского завода - двадцатилетнего Сергея Стельмаховича. По данному факту было возбуждено уголовное дело, действия Самойлова были признаны совершенными в состоянии необходимой обороны, трое оставшихся в живых парней были обвинены в хулиганстве, в отношении Стельмаховича дело было прекращено в связи с его смертью. Народный суд Кировского района, рассмотревший это дело в ноябре 1994 года, одного из ребят оправдал, двоих осудил условно и вынес частное определение в отношении прокурора Петербурга В. И. Еременко о незаконности прекращения дела в отношении Самойлова и о недостатках в процессе расследования уголовного дела.

Тогда в прокуратуре на это частное определение никак не отреагировали, и все легло "под сукно". Самойлов продолжил свою службу в РУОП в должности заместителя начальника отдела. В конце 1996 года он переводится на работу в Центральный аппарат МВД РФ и прикомандировывается к администрации Санкт-Петербурга для осуществления связи с правоохранительными органами в области борьбы с организованной преступностью. А потом всплыло то самое громкое дело об убийстве. Было ли это следствием некоего политического заказа, или расследование дела было возобновлено после неоднократных обращений с жалобами осужденных парней и родственников погибшего Сергея Стельмаховича? Во всяком случае, постановление о прекращении уголовного дела в отношении Самойлова отменил первый заместитель Генерального прокурора России Михаил Катышев еще в июне 1998 года. И несмотря на непрекращающееся давление на прокуратуру и прокурора Петербурга со стороны некоторых влиятельных должностных лиц, дело направляется на рассмотрение в суд. По имеющимся сведениям, такое же давление, в том числе со стороны лиц, имеющих отношение к Минюсту, оказывается на руководство Кировского федерального суда Санкт-Петербурга с целью вынесения Самойлову оправдательного приговора. Давят не только на судей - один из свидетелей тех давних событий был задержан на десять суток, в отношении его незаконно возбуждено уголовное дело. С какой целью это было сделано? Возможно, от этого человека добивались изменения показаний?

Впрочем, независимо от исхода судебного процесса Самойлова руководству РУБОП, вероятно, придется ответить на ряд неприятных вопросов следствия. Как стало известно из конфиденциальных источников, недавно прокуратура возбудила уголовное дело по факту загадочного исчезновения трех автомобилей, изъятых у задержанных РУБОП лиц. Машины были поставлены на хранение на стоянку, с которой благополучно исчезли. Вместо них на стоянке осталось подложное письмо из РУБОП, предписывающее выдать автомобили некоему сотруднику РУБОП, который, как теперь выяснилось, еще год назад уволился из органов, не сдав при этом свое служебное удостоверение. Кроме того, если письмо и было подложным, то ключи от машин, хранившиеся прежде в управлении и исчезнувшие вместе с автомобилями, были самыми настоящими. Позже выяснилось, что помимо трех вышеупомянутых машин пропали еще около полутора десятков других автомобилей, среди которых были "мерседесы", "тойота ландкрузер" и другие изъятые рубоповцами дорогостоящие иномарки. Руководство управления об этих фактах своему начальству в МВД РФ не докладывало.

Стоит ли удивляться тому, что положение дел в Северном и Северо-Западном РУБОП вызвало возмущенную реакцию в МВД? Дней десять назад представители министерства пытались вручить начальнику управления Сергею Иванову предписание о предупреждении об увольнении по достижении предельного возраста и выслуги лет. Однако Иванов в срочном порядке лег в госпиталь и на этом основании отказался ознакомиться с документом. Представители МВД составили акт, гласящий, что Иванов информирован о наличии такого предписания. Дело с увольнением застопорилось до его выздоровления. Тем временем следственные органы продолжают свою работу, и не исключено, что вместо почетной отставки по выслуге лет 53-летнего полковника ждут "более серьезные" оргвыводы.

Уголовные дела об исчезнувших автомобилях и убийстве Сергея Стельмаховича находятся в ведении Управления по расследованию особо важных дел городской прокуратуры. Ее руководитель Иван Сыдорук проявил немалое гражданское мужество, которого не хватило его предшественнику, закрывшему глаза на "дело Самойлова".

Источник: "Невское время", 31.03.2000