Спецслужбы
28.12.2008

Дело Гонгадзе. Часть 2

Дело Гонгадзе. Часть 2
"Неужели Гонгадзе не понимал, что Лауэр - это обыкновенная мразь, фанфарон и жулик?"
Все разделы данной статьи:

"Дело Гонгадзе", часть 1

"Дело Гонгадзе", часть 2

"Дело Гонгадзе", часть 3

"Дело Гонгадзе", часть 4


"Дело Гонгадзе", часть 5

В интервью, размещенному на том же сайте «Трибуна» 16 мая 2005 г., то есть уже после освобождения с должности председателя СБУ, на вопрос Лауэра по поводу «кольчужного» скандала и других фактах незаконной торговли оружием, Игорь Петрович ответил: «Следуя логике твоего вопроса, можно прийти к заключению, что главное не в том, чтобы не совершать преступления, а в том, чтобы не попадаться».

4.

(продолжение, начало в материале Убийство Гонгадзе – версия ГПУ . Часть - 1)

Село Христиновка Черкасской области дало миру трех выдающихся деятелей: одного настоящего и двух бывших. Настоящий – это Александр Евдокимович Корнейчук: что бы о нем не говорили и не писали, он был настоящим драматургом, автором пьес «Фронт» и «В степях Украины», не сходящих со сцен театров и сегодня, а бывших драматургов (писателей), пусть даже пять раз удостоенных Сталинской премии, как известно, не бывает.

Два бывших – это бывший министр обороны Украины Виталий Григорьевич Радецкий и бывший председатель Службы безопасности Украины Игорь Петрович Смешко.

Впрочем, последнего слова они еще не сказали.

Виталий Григорьевич Радецкий в свободное от военной службы время занимается коллекционированием нецензурных частушек, его собрание является лучшим в Украине и странах СНГ, поэтому возможное его издание может поставить генерала Радецкого рядом с известным русским лексикографом и этнографом Владимиром Ивановичем Далем.

Даль в военной службе не поднялся выше звания мичмана, но прославился изданием Толкового словаря живого великорусского языка, толково разъясняющего, в частности, что означает слово «блядь» и ряд других, которые в настоящее время почему-то считаются нецензурными. Леонид Кучма и коллега Алексея Степуры Татьяна Коробова, подруга суровых дней и перспективная журналистка, так не считают, и совершенно справедливо, то есть, по Далю. Упоминавшийся ранее автор статей об Игоре Смешко Евгений Лауэр категорически против, поскольку, с его слов, является потомственным интеллигентом и жителем Киева со времен российско-шведской войны 1709 года, но это его личное дело. Кроме того, Даль известен как собиратель русских народных сказок, которые он издавал под псевдонимом «Казак Луганский».

Игорь Петрович Смешко собиранием частушек и сказок не занимается, но последнего слова, как непосредственный участник событий, безусловно, представляющих исторический интерес, и имеющий к ним отношение не только в свободное от службы время, также не сказал. Возможно, последнее слово он скажет в присутствии лиц, к которым принято по традиции обращаться «Ваша честь». Данное обращение он достаточно уверенно выучил во время судебных противостояний с бывшим Генеральным прокурором Украины Святославом Пискуном.

Все трое, Корнейчук, Радецкий и Смешко, как свидетельствуют официальные данные, родились в семьях железнодорожников. Впрочем, лет пять назад, в самом начале так называемого «кассетного скандала», земляк Игоря Петровича рассказывал нам, что отец Смешко был учителем. Сейчас мы не стали перепроверять эти данные, поскольку большого значения они не имеют. Значение имеет следующий факт.

В некоторых публикациях, с которыми мы имели возможность ознакомиться в Интернете, указывается, что Игорь Петрович Смешко являлся профессором Киевского военного высшего инженерного радиотехнического училища (КВИРТУ), более известное тем, что его в свое время закончил Николай Мельниченко.

В опубликованных на страницах официальных изданий вариантах биографии Игоря Петровича Смешко этих данных мы нашли. Есть сведения о том, что он закончил Киевское высшее зенитно-ракетное училище (Киевское высшее артиллерийское инженерное училище им. С.М.Кирова) по специальности «военный радиоинженер по радиотехнике» (1977), адъюнктуру этого же училища (1982) и докторантуру Военной академии противовоздушной обороны им. А.М.Василевского (1991). Смешко имеет ученые степени магистра по специальности «Военное управление в международных отношениях», доктора технических наук и ученое звание профессора соответственно – «Военная кибернетика». Кроме того, он получил образование в Высшей школе государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете по специальности «Вопросы национальной безопасности для высших должностных лиц и представителей крупного бизнеса» (1996, США), Национальном королевском оборонном колледже по специальности «Система демократического контроля над вооруженными силами и спецслужбами» (1997, Швеция), Национальной академии обороны Украины (2000), Киевском национальном университете им. Т.Г.Шевченко по специальности «правовед-юрист» (2002).

В биографиях И.Смешко указано, что, кроме учебы, он занимался научной и преподавательской деятельностью, работал ответственным секретарем Экспертного научного совета Министерства обороны Украины (1992), военным атташе по вопросам обороны Украины в США (1992-1995), председателем (заместителем председателя) Комитета по вопросам разведки при Президенте Украины (1995-1999), начальником Главного управления разведки Министерства обороны Украины (1997-2001), атташе по вопросам обороны при Посольстве Украины в Швейцарской Конфедерации (2001-2002), заместителем, 1-м заместителем секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины, председателем Комитета по политике военно-технического сотрудничества и экспортного контроля при Президенте Украины (2002-2003), председателем Службы безопасности Украины (2003-2005), советником председателя СБУ (2005-2006). Нигде в официальных данных информации о том, что И.Смешко работал в КВИРТУ, мы не нашли. Правда, в некоторых изложениях биографии указывалось, что Игорь Петрович работал «на кафедре училища управления и связи», какой кафедры и какого училища, не уточнено. Эта, несколько завуалированная информация, по-видимому, являлась ловушкой, и в нее попался военный разведчик, сотрудник ГУР МО полковник Ч., опубликовавший на сайте «Украина криминальная» свои размышления под названием «Невоенные тайны военной разведки». В статье полковник Ч. указал: «До того, как начать службу в ГУР, полковник Смешко трудился на кафедре училища управления и связи, был доктором кибернетических наук. В советское время в военную разведку его не звали: профнепригоден».

Полковнику Ч. сразу же ответил выступивший в защиту И.Смешко пожелавший также, как и полковник Ч., остаться неизвестным, «офицер запаса Вооруженных Сил Украины». Выявленную им неточность в публикации действующего сотрудника ГУР МО «полковника Ч.» офицер запаса на том же сайте «Украина криминальная» опроверг следующим образом: «На "кафедре училища управления и связи" Смешко И.П. никак не мог "трудиться до начала службы в ГУР". По одной простой причине – такого ВУЗа не было в то время не только в Киеве, но и в Советском Союзе. Профессионалу – "действующему военному разведчику" просто стыдно не удержать в памяти меньше десятка правильных названий военных училищ времен СССР – хотя бы на своей территории, в родном городе, где он сейчас служит».

Автор статьи, действующий военный разведчик Ч. и вместе с ним сайт «Украина криминальная» были посрамлены.

За разъяснениями мы обратились к выпускнику КВИРТУ, и он дал нам следующую справку. «В 1992 году на базе Киевского высшего инженерного училища связи и КВИРТУ был создан Киевский военный институт управления и связи (КВИУС). Николай Мельниченко действительно закончил наше училище до его реорганизации в Военный институт. Игорь Смешко занимался научной и преподавательской работой в КВИРТУ на кафедре автоматизированных систем управления, а затем до своего назначения в 1992 году секретарем Экспертной комиссии Минобороны, в этом же Киевском военном институте управления и связи. Потом этот институт согласно Постановлению Кабинета Министров Украины от 17 августа 1999 года № 078 был ликвидирован. На базе Киевского военного института управления и связи и Военного института Национального технического университета Украины "КПИ" был создан Военный институт телекоммуникаций и информатизации НТУУ "КПИ". От КВИРТУ остался лишь интернетовский сайт www.kvirtu.com.ua и слава майора Николая Мельниченко. Других воспоминаний об училище нет. Игорь Петрович Смешко, как следует из его официальной биографии, трудился в неизвестном училище на неизвестной кафедре управления и связи. Кем он управлял и с кем держал связь, тоже неизвестно».

Такой вывод был сделан приглашенным нами экспертом – выпускником КВИРТУ.

5.

В 1992-1995 годах Игорь Смешко работал военным, военно-морским, военно-воздушным и атташе по вопросам обороны Украины в США. По некоторым сообщениям СМИ, Смешко был завербован спецслужбами США в качестве так называемого «агента влияния». Уточним, что термин «агент влияния» придуман журналистами: если лицо завербовано спецслужбами, значит, оно является агентом (агент – буквально «лицо, выполняющее задания»), если не завербовано, значит, агентом оно быть не может.

Какими конкретно спецслужбами США был завербован Смешко, в прессе не уточнялось. В принципе, это могло быть Центральное разведывательное управление (ЦРУ), Разведывательное управление Министерства обороны (РУМО) и Федеральное бюро расследований (ФБР).

В 2000 году Службой безопасности Украины по подозрению в шпионаже в пользу США на Смешко было заведено дело оперативной разработки под оперативной зашифровкой «Доктор» (разработчик Хижняк), по некоторым данным, было также возбуждено уголовное дело по статье 56 действовавшего в то время Уголовного кодекса Украины («измена родине в форме шпионажа»). Никаких фактов шпионской деятельности со стороны Смешко установлено не было. Правда, были выявлены счета, открытые Смешко в банках США во время пребывания в должности военного атташе, но связать их с предполагаемой шпионской деятельностью разработчики из СБУ не смогли. Проведенными личными осмотрами Смешко в аэропорту Борисполь данных о его связи с иностранными разведками получено не было. Дело было прекращено, а после назначения Смешко председателем СБУ в сентябре 2003 года – уничтожено.

Собственно, никаких сведений о «шпионской деятельности» Смешко и не могло быть получено, поскольку он ею не занимался.

Выскажем мнение, что Смешко, работая военным атташе в США в первой половине 1990 годов, как «агент влияния» (в настоящем и в перспективе) никакого интереса для спецслужб США не представлял. Не представлял он интереса и как источник военной и политической информации. В этот период Украина для спецслужб США могла быть объектом внимания лишь с точки зрения наличия трёх проблем:

а) угрозы национальной безопасности США со стороны международных преступных формирований, в которых участвовали представители стран СНД, в том числе из Украины;

б) выявление фактов отмывания грязных денег нерезидентами из Украины в банках США и банках других государств;

в) контроль за продажей на международных рынках оружия, оставшегося на территории Украины после распада СССР.

Эти проблемы входили в сферу интересов ФБР. Борьбой со шпионажем в США занимается исключительно ФБР, конкретнее – Управление контрразведки ФБР, которое, кроме всех прочих функций, осуществляет контроль за всеми иностранными представительствами на территории США. Если следовать выдвинутой в СМИ версии о том, что Смешко был завербован спецслужбами США, то его могло завербовать только ФБР, и для выполнения тех заданий, о которых мы выше сказали.

Игорь Смешко очень успешно провел время в США, его деятельность как военного атташе была оценена весьма высоко.

Отметим, что для любой спецслужбы завербованный агент прежде всего интересен своими оперативными возможностями, в которые входят такие понятия, как занимаемая должность, связи и перспектива роста. При вербовке агента, как правило, составляется план мероприятий по расширению его оперативных возможностей, то есть укреплению его должностного положения, расширению представляющих интерес для спецслужб связей, формированию условий для карьерного продвижения. Для этого агенту создается соответствующий режим благоприятствования в его официальной деятельности: он снабжается информацией, необходимой для использования при выполнении служебных заданий, предоставляются условия для успешного выполнения функций по занимаемой должности и осуществления конкретных мероприятий, которые вышестоящее начальство могло по достоинству оценить, по соответствующим каналам доводится до высшего руководства страны положительное мнение официальных структур США о нем и его деятельности на занимаемой должности. Выскажем предположение о том, результы работы Смешко в качестве военного атташе в США могут находиться в прямой зависимости от созданных ему условий работы со стороны спецслужб США.

Достижения И.Смешко в США некоторыми отечественными СМИ были оценены как «фантастические». В частности, известный журналист Кость Бондаренко в статье «Игорь Смешко: Умение держать удар – необходимое требование к сотруднику спецслужбы», подготовленной по заказу шеф-редактора интернет-сайта «Трибуна» Евгения Лауэра, писал: «На момент прибытия в Вашингтон полковника Игоря Смешко у Украины, по существу, даже не было здания посольства. Как отмечала в то время украинская, а также, с некоторой долей иронии, российская пресса, («Киевские ведомости», «Красная звезда»), у первого аппарата военного атташе Украины за рубежом «были значительные финансовые трудности». Однако, прибыв в 1992 году в посольство один и без возможности опираться на опыт предшественников в стране пребывания, Игорь Смешко оставил посольство в январе 1996 года с уже хорошо функционирующей полноценной системой аппарата военного атташе, в состав которого входило 6 офицеров. И по сей день, аппарат, созданный Смешко, считается лучшим подразделением такого профиля в Украине. Смешко удалось наладить деловые отношения с Пентагоном. Не в последнюю очередь благодаря усилиям военного атташе Украины удалось подписать первый Меморандум о сотрудничестве между военными ведомствами двух стран. Этот Меморандум стал первым документом о военном сотрудничестве, подписанным Пентагоном с каким-либо государством – бывшим членом Варшавского договора. Документ, подписанный в Вашингтоне в 1993 году министрами обороны Украины и США Константином Морозовым и Лесом Эспином, был довольно долгое время предметом зависти не только постсоветских государств, но и ряда наших западных соседей – Польши, Венгрии, Чехии» (http://tribuna.com.ua/news/2004/10/15/16968).

«Фантастика!» – согласятся читатели, но, полагаем, ничего фантастического в работе Смешко не было, была обычная, профессиональная работа спецслужб по созданию соответствующего имиджа соответствующему объекту своего интереса.

«В отличие от военно-дипломатических успехов, – далее пишет в упоминаемой статье журналист Кость Бонадренко, – трудно ответить на вопрос – каковы могли быть достижения И.Смешко на разведывательной ниве? Возможно, ответ смогут дать лишь будущие историки, которым будут доступны секретные архивы и тайны дипломатии Украины времён становления государства».

Кость Бондаренко понимает толк в работе военных атташатов: прежде всего в стране пребывания они должны заниматься разведывательной работой, – как с использованием легальных возможностей, так и нелегальных, то есть агентурных. Этот момент тоже учитывается спецслужбами в работе с завербованным агентом из числа разведчиков спецслужб иностранных государств и тем же путем – ему подставляется на вербовку агент-двойник. Судя по записям Н.Мельниченко, Смешко удалось завербовать сотрудницу ЦРУ, сошлемся на следующее сообщение интернет-издания «Украинская правда» от 28 мая 2004 г.: "Ценный источник" из США, который поставлял информацию контрразведке Украины, работал в ЦРУ. Об этом заявил Николай Мельниченко в интервью Reuters. Мельниченко продемонстрировал пленку, на которой бывший глава контрразведки Игорь Смешко говорит с Кучмой об "американском аналитике из ЦРУ, работающим шпионом на бывшую советскую республику. "Очень важный источник в Соединенных Штатах, – говорит Смешко Кучме по-русски. – Она – чиновник из Центрального разведывательного управления. Главным образом она просматривает доклады ЦРУ с оценкой ситуации в Украине и мнением о высших политических лидерах", – процитировал Мельниченко». Можем констатировать, что определенным образом Николай Мельниченко на вопрос Костя Бондаренко о результатах работы в США Игоря Смешко в качестве разведчика-агентуриста ответил. С точки зрения критериев оценки работы агентуриста, вербовка иностранца, тем более сотрудника спецслужбы, обеспечивает разведчику дивиденды и славу на всю его жизнь.

Таким образом, если следовать версии СМИ о том, что Смешко был завербован во время его пребывания в США, то его вербовку, по-видимому, осуществило ФБР и передало его на двойную связь ЦРУ, поскольку возможности для поддержания связи с агентом за рубежом предпочтительнее у ЦРУ (Управление разведки в структуре ФРБ было создано полтора года назад). Попутно заметим, что установленные в США связи помогли И.Смешко в последующем оказать содействие Николаю Мельниченко при переезде в США и получении им политического убежища, улаживании скандала с «Кольчугами», а также в мероприятиях по созданию имиджа деятеля, не допустившего кровопролития во время событий ноября-декабря 2004 года.

Как указывает далее в своей статье Кость Бондаренко, еще во время пребывания на военно-дипломатической работе в США Смешко был назначен председателем Комитета по разведке при Президенте Украины. В январе 1996 года Смешко возвращается в Украину. «В последующие четыре года генерал Смешко, – пишет Кость Бондаренко, – фактически возглавлял разведдеятельность Украины как за рубежом, так и внутри страны. В сферу контроля Комитета по разведке (КПР) входили разведорганы СБУ, Министерства обороны, Государственного комитета по охране границ, а также криминальная разведка МВД».

Скажем так, – возможности неограниченные.

Но, спросит внимательный читатель, почему в сферу интересов председателя Комитета по разведке при Президенте Украины попала и криминальная разведка Министерства внутренних дел Украины? Ведь это подразделение МВД занимается наружным наблюдением за преступниками и их связями, а также выявлением, разработкой и пресечением деятельности организованных преступных группирований (да-да, это та структура МВД, сотрудники которой причастны к слежению за журналистом Георгием Гонгадзе , его похищению и убийству )? Причем здесь Комитет по разведке при Президенте Украины? Может быть, в сферу интересов генерала Смешко попала и разведка полезных ископаемых на территории Украины и за ее пределами?

6.

Согласимся, вопросы, поднятые внимательным читателем, правомерны. Поэтому мы попробуем разобраться в столь странной коллизии, возникшей при определении функций и полномочий вновь созданного Комитета по разведке при Президенте Украины и вновь назначенного его председателя, а также связи между т.н. «кассетным скандалом», делом Гонгадзе и руководителем Комитета по разведке при Президенте Украины, другими полезными и вредными ископаемыми.

Как мы уже упоминали, Украина для спецслужб США в середине 1990-х годов представляла интерес лишь с точки зрения борьбы с международными преступными формированиями, связанными со странами СНД, выявления фактов отмывания грязных денег нерезидентами из Украины в банках США и банках других государств и продажей Украиной оружия в нарушение санкций СБ ООН. В соответствии с полномочиями председатель Комитета по разведке при Президенте Украины владел всей информацией по вопросу торговли Украиной оружием на международных рынках и мог влиять на этот процесс. Необходимо было решать вопрос, связанный с выполнением первых двух задач. Он решился следующими путями.

В структуре Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП) МВД Украины существовало управление криминальной разведки, занимавшееся, в числе других, проблемами внедрения своих источников в преступные группирования и выявления связей их участников за рубежом. ФБР передало Смешко некоторый массив оперативной информации о представителях Украины в международных преступных группированиях, выявленных оперативным путем данных о каналах отмывания за рубежом грязных денег представителями олигархических групп в Украине, для использования указанных данных при организации соответствующей работы после возвращения на родину. Смешко с частью полученной информации ознакомил Президента Украины Леонида Кучму и убедил его в необходимости координации этой работы на уровне председателя Комитета по разведке при Президенте Украины. Такая санкция была дана, и Смешко получил возможность контролировать в полном объеме работу криминальной разведки МВД. Более того, ему удалось убедить Кучму в необходимости создания в структуре Главного управления разведки (ГУР) Министерства обороны Украины подразделения по борьбе с международной организованной преступностью.

«Не может быть! – воскликнет удивленный читатель, – это уже выходит за рамки фантастики: причем здесь военная разведка и международная преступность?! Разве в Украине нет спецслужбы, которая по своему, определенному законодательством статусу, функциям, полномочиям должна заниматься этой работой?» В принципе, была, она называлась и называется Служба безопасности Украины (СБУ), но постоянная смена ее руководителей, использование сил и средств СБУ в политических целях привело к тому, что свои задачи на необходимом уровне она решать не могла. Да и откуда у ее руководителей, в том числе Владимира Радченко или сменившего его в апреле 1998 года Леонида Деркача, могла быть информация, которой владел Игорь Смешко? Связей с ФБР они не имели, возможности для соответствующей работы за рубежом в СБУ были ограничены.

И.Смешко начальником ГУР Министерства обороны Украины был назначен в июне 1997 года. Не исключено, что при его назначении на эту должность были учтены рекомендации земляка Игоря Петровича генерала армии Украины Виталия Радецкого, который к этому времени хотя уже и не являлся министром обороны, но состоял на достаточно влиятельной должности главного инспектора Вооруженных Сил Украины.

До Игоря Смешко должность начальника ГУР МО занимал Александр Скипальский, бывший сотрудник особых отделов КГБ СССР, никакого опыта разведывательной деятельности не имевший. Оперативных возможностей для осуществления своих функций ГУР МО не имело, создание военной разведки осуществлялось, по существу, почти на пустом месте: все официальные и агентурные позиции, которыми располагало Главное разведывательное управления Генштаба Министерства обороны СССР, перешли в соответствующее подразделение Министерства обороны Российской Федерации. Тем не менее, нужно отдать должное А.Скипальскому: в принципе, он сумел наладить работу военной разведки в соответствии с ее задачами на всех тактических и стратегических уровнях.

С приходом И.Смешко на эту должность направления деятельности ГУР кардинальным образом изменились, во главу угла была поставлена задача добывания разведывательной информации об организованных преступных группированиях в Украине, их связях за рубежом, выявления связей представителей украинского истэблишмента с участниками международных преступных формирований, фактов их незаконной деятельности с использованием преступных связей. На этих целях была сосредоточена и работа военных атташатов ГУР МО Украины за рубежом.

Подразделение ГУР МО по борьбе с международной организованной преступностью было укомплектовано лучшими сотрудниками ГУР, кроме того, из ГУБОП МВД Украины в МО Украины были переведены офицеры, имевшие соответствующий опыт работы, располагавшие связями в оперативной среде и оперативными источниками. Кроме того, в ГУР были приняты на службу сотрудники подразделения «Сокол». Все сотрудники этого подразделения ГУР МО имели документы прикрытия (удостоверения) ГУБОП МВД. Бывшие сотрудники подразделения МВД «Сокол» имели и соответствующую форму. Они ее надевали при сопровождении И.Смешко в качестве телохранителей, а также во время проведения отдельных операций под прикрытием органов МВД.

Журналист Кость Бондаренко написал в цитируемой статье о том, что «генерал Смешко фактически возглавил разведдеятельность Украины как за рубежом, так и внутри страны».

Кость Бондаренко, которому мы не доверять не можем, прав, за исключением небольшого уточнения: как известно, военной разведке запрещается заниматься разведывательной работой на территории своего государства, в том числе, разумеется, и вербовкой оперативных источников. И.Смешко, по-видимому, формально не нарушал этот запрет. ГУР МО добывало информацию об оперативной обстановке в среде организованных преступных формирований методом установления так называемых оперативных контактов с его участниками. Но главный канал поступления необходимый информации был налажен путем внедрения в органы внутренних дел офицеров действующего резерва ГУР МО, уволенных из воинской службы по различным причинам. В частности, в управление криминальной разведки ГУБОП был внедрен сотрудник ГУР МО подполковник Валентин Крыжановский, который по своим функциональным обязанностям в ГУР МО занимался разработкой бандитских группирований и хорошо был осведомлен об обстановке в этой среде. К сентябрю 2003 года, когда И.Смешко был назначен председателем СБУ, В.Крыжановский уже имел воинское звание полковник. В сентябре 2003 года Крыжановский был принят в СБУ на должность помощника заместителя председателя СБУ – начальника Главного управления «К» Андрея Кожемякина и возглавил созданное вновь назначенным руководителем СБУ Игорем Смешко подразделение по расследованию особо важных дел. Советником министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко по связям с ГУР МО стал бывший сотрудник военной разведки в звании полковника, который был уволен из ГУР МО после того, как попытался соблазнить сотрудницу этого управления не совсем джентльменским способом. Его попытка успехом не увенчалась, сотрудница пожаловалась министру обороны, и Смешко определил неудачливого искусителя под министра внутренних дел Украины Юрия Кравченко.

Кроме того, для получения информации об оперативной среде на постоянной или временной основе использовались оперативные контакты из числа офицеров запаса ГУР МО. В резерве ГУР МО имеются офицеры запаса, прошедшие соответствующую подготовку, у них сомнений не возникало, когда по заданию ГУР МО им давались отдельные поручения, в том числе и специфического характера (как принято в таких случаях объяснять: «Для получения навыков разведывательной работы и поддержания необходимой формы»).

Из числа тех, кто использовался на постоянной основе, следует выделить репортера-любителя Евгения Лауэра, по профессии врача-анестезиолога, нами уже упоминавшегося как автора заказных статей об Игоре Смешко и шеф-редактора интернет-издания «Трибуна» (http://tribuna.com.ua). В конце 1980-х годов он по линии Министерства обороны СССР проходил службу в качестве советника при ограниченном контингенте кубинских войск в Анголе. В силу авантюрного характера Лауэр попал в ряд компрометирующих ситуаций, досрочно был отозван из зарубежной командировки и уволен из воинской службы. После возвращения в Киев он в продолжение нескольких лет занимался бизнесом (фирмы «ЛБЛ-маркетинг», «Autodream», «ВД-Украина» и ряд других), не всегда удачным, приобрел некоторые связи в уголовной среде. Видимо, где-то в 1997-98 годах с ним был восстановлен контакт сотрудниками ГУР МО, и с этого времени он уже постоянно работает на военную разведку. ГУР МО прежде всего интересовала информация об организованной преступности. Для расширения оперативных возможностей Лауэра был выбран достаточно успешный вариант – ему было дано задание установить связи с журналистами, специализирующимися на темы криминальной хроники. Лауэр устанавливает контакты с приобретшими на то время известность журналистами Олегом Ельцовым, Юрием Нестеренко, Станиславом Речинским, входит к ним в доверие, снабжает их частью полученной из ГУР МО информацией и, как бы взамен, получает от них интересующие ГУР МО сведения. Кроме того, некоторых из указанных журналистов Лауэр по заданию ГУР МО использовал втемную для слива в интернетовских изданиях информации и размещения нужных публикаций.

Несмотря на то, что результатом предпринимательской деятельности Лауэра были лишь долги, его образ жизни никак не соответствовал положению прогоревшего бизнесмена, на что было обращено внимание в одной из публикаций на интернет-сайте «Укринформбюро» о начинающем журналисте Евгение Лауэре. В ответном письме редакции «Укринформбюро» Лауэр по этому поводу сделал следующие пояснения: «Я действительно не считаю себя журналистом, так как это не единственный источник моего заработка. Делать предположения насчет другого источника существования бессмысленно, я расскажу сам. У меня есть довольно приличная официальная доля в одной из небольших международных консалтинговых фирм, занимающихся кризисной аналитикой. Благодаря этой работе, объездил без малого весь мир» (http://ukrinform.info/investigate.php). Лауэр о своих источниках дохода говорит правду, если под «международной консалтинговой фирмой, занимающейся кризисной аналитикой» подразумевать Главное разведывательное управление Министерства обороны Украины.

Видимо, каких-либо устойчивых связей с той или иной олигархической группой в начале своей деятельности на посту председателя Комитета по разведке при Президенте Украины и начальника ГУР Министерства обороны Украины Игорь Смешко не имел. Необходимость в таких связях возникла у него после того, как его конфликт с председателем СБУ Леонидом Деркачом приобрел острый и даже неразрешимый характер. Через зарубежные источники Смешко регулярно получал информацию о не совсем укладывающемся в рамки украинского законодательства бизнесе сына Леонида Деркача Андрея и его партнерах. Л.Кучма полученную из докладов Смешко информацию от Леонида Деркача не скрывал, поэтому Смешко превратился для Деркача во врага № 1. Отношения между Смешко и Деркачом вышли за рамки противостояния конкурирующих спецслужб, Смешко понимал, что при обострении конфликта Президент станет на сторону Деркача. Поэтому он решил искать защиту у влиятельных покровителей, в первую очередь, конкурентов самого Деркача, и предложил свои услуги, если следовать версии о подготовке государственного заговора с целью смещения Президента Л.Кучмы, выдвинутой журналистами В.Туглуком („Смерть Гонгадзе – лестница к власти?"), В.Арьевым («Закрытая зона» / Цель: Украина»), Е.Лауэром ("Юрий Фельштинский: Просто так через Москву не летают"), олигархической группе Медведчука-Суркиса.

С Николаем Мельниченко Игорь Смешко встретился на ул. Банковой, где у него был кабинет председателя Комитета по разведке при Президенте Украины. Выпускник КВИРТУ поделился с бывшим профессором своим незавидным положением, видимо, во время последующих разговоров Мельниченко намекнул, что имеет возможность осуществлять нелегальную запись разговоров Президента и его окружения.

Об обстановке, благоприятствующей или воспрепятствующей негласному съёму информации в помещениях Администрации Президента Игорь Смешко был осведомлен. В 1992 году бывший начальник службы безопасности Президента Леонида Кравчука полковник В.Паливода обратился в Министерство обороны Украины с просьбой осуществить проверку президентских помещений на предмет их соответствия требованиям информационной безопасности. Министерство обороны Украины откликнулось на просьбу полковника В.Паливоды и выделило для этой цели группу специалистов Минобороны в области радиоэлектронной борьбы, в основном состоявшую из сотрудников КВИРТУ.

В то время в Киеве действовала лаборатория при НПО «Арсенал», имевшая государственную лицензию и самое современное оборудование для проверки помещений, средств связи, радиоэлектронных носителей информации с целью выявления каналов возможной утечки секретных сведений и определения соответствия сертифицируемых помещений требованиям информационной безопасности. Почему полковник В.Паливода обратился не к профессионально занимавшейся подобными вопросами лаборатории при НПО «Арсенал», а в Министерство обороны, неизвестно.

Выделенная бригада в течение трех дней осуществила проверку президентских помещений, и по результатам исследований ею был подготовлен доклад на 60 страницах. Каких-либо закладок, несанкционированных средств записи и снятия информации обнаружено не было. В то же время был выявлен источник сильных радиоизлучений со стороны находившегося рядом с Администрацией Президента Украины на ул. Банковой Посольства Королевства Бельгии в Украине. Как вспоминает полковник В.Паливода (http://ord.com.ua/categ_1/article_46427.html), принятыми мерами информационная безопасность президентских помещений им была обеспечена. Для этого дополнительно ему пришлось закупить на средства владельца зарегистрированной в Панаме фирмы «Global Technologies International Inc.» Дмитрия Стрешинского ($280 000), занимавшегося торговлей оружием, соответствующую технику в ФРГ, куда он летал на президентском самолете вместе с указанным своим партнером (Стрешинский, бывший житель Киева, имевший несколько зарубежных паспортов, международный авантюрист и контрабандист, в 1992-1994 гг. при содействии В.Паливоды сумел втереться в доверие Президента Украины Л.Кравчука, в 1994 г. бежал из Украины, в 1997 г. задерживался французскими властями по подозрению в отмывании денег, полученных за контрабанду оружием, в 2000 г. по поручению итальянских правоохранительных органов был задержан в ФРГ, передан Италии и 6 марта 2002 г. осужден итальянским судом за контрабанду оружия).

По совпадению, 6 марта 2002 г. в автомобильной катастрофе погиб генеральный директор государственной компании «Укрспецэкспорт» Валерий Малев, проходивший по записям Н.Мельниченко при обсуждении с Л.Кучмой возможной поставки четырех радиотехнических станций «Кольчуга» в Ирак через иорданского посредника. О наличии такой записи, как мы помним, публично огласили народный депутат Украины Александр Жир, возглавлявший Временную следственную комиссию Верховной Рады Украины по расследованию дела Гонгадзе , и сам Н.Мельниченко в то время, когда Валерий Малев был еще жив. В Вооруженных Силах Украины станции «Кольчуга» используются лишь в радиотехнических войсках Главного управления разведки Министерства обороны.

Конфликт между двумя руководителями спецслужб Украины Леонидом Деркачом и Игорем Смешко начал обостряться в середине 1999 года. И.Смешко крайне необходимо было знать, о чем Л.Деркач докладывает Президенту. По логике, именно в это время Николай Мельниченко, видимо, начал передавать И.Смешко аудиозаписи разговоров Л.Кучмы и его окружения.

7.

Игорь Смешко фамилию Гонгадзе впервые увидел в отчетах военного атташе Министерства обороны Украины в США, составленных по результатам наблюдения за Гонгадзе в период его (Гонгадзе ) месячного пребывания вместе с Аленой Притулой и Сергеем Шолохом в Штатах в декабре 1999 г. – январе 2000 г. (вся группа вылетела в США 4 декабря, Шолох возвратился в Украину 12 декабря, Гонгадзе и Притула – 3 января 2000 г.).

Поездка Гонгадзе и его друзей совпала с первым официальным визитом Президента Украины Леонида Кучмы в США после вторичного его избрания на президентскую должность. Георгий Гонгадзе вместе со своими друзьями имел встречи с чиновниками Госдепартамента США, Мирового Банка, помощниками членов палаты представителей Конгресса, 17 декабря прочитал лекцию в офисе Американо-украинского конгрессового комитета, лоббирующего интересы Украины в высшем представительном органе США. На встречах и во время выступлений Гонгадзе подвергал резкой критике политику Кучмы по отношению к средствам массовой информации.

Игорь Смешко дал указание взять Гонгадзе в разработку, и на его изучение был направлен Евгений Лауэр.

Лауэру удалось за короткое время войти в доверие к Гонгадзе, установить с ним самые тесные и дружеские отношения. Лауэр буквально прилип к Гонгадзе , он постоянно сопровождал его при посещении баров, кафе, ночных клубов, являвшихся местами журналистских тусовок, стал своим в коллективе радиостанции «Континент», где в то время работал Георгий, устраивал выезды на природу и другие увеселительные мероприятия.

Гонгадзе после пребывания на российско-грузинской войне в Абхазии имел осколочные ранения руки, испытывал депрессивные состояния, страдал головными болями. Лечение Гонгадзе Лауэр, как бывший врач-анестезиолог, взял на себя, он давал ему для употребления два вида таблеток. По некоторым данным, это были фармсредства, содержащие наркотики.

С Мирославой Гонгадзе Лауэра познакомил Георгий во время случайной прогулки по городу, сделал это неохотно. Со слов Мирославы, Лауэр произвел на нее ужасное впечатление, он показался ей типичным представителем уголовной среды. Мирослава советовала Георгию прекратить отношения с «уголовником», но муж ее не послушался. Георгию, видимо, импонировал богемный стиль жизни Лауэра, его показная щедрость, лихие рассказы о пребывании в Африке, победах над женщинами и т.п. В интелллектуальном и профессиональном отношении между Гонгадзе и Лауэром – пропасть.

Не надо быть великим психологом, чтобы разобраться в сущности Лауэра. Но, спрашивается, неужели Георгий не понимал, что это обыкновенная мразь, фанфарон и жулик, как о нем неизменно отзывались все, кто более-менее близко его узнавал? Ведь сумел же Гонгадзе разобраться в Коробовой: разница между Лауэром и Коробовой состоит лишь в наличии у них противоположных вторичных половых признаков, и свою фатальную роль каждый из них в отдельности сыграл в судьбе Георгия одинаково?

Может быть, разобрался, но нужно учесть, что Лауэр выполнял задание спецслужбы: как агент Смешко (мы говорим в принципе, потому что в то время Лауэр на личной связи у Смешко не состоял), он уцепился в Гонгадзе мертвой хваткой, и Георгий в силу различных причин, в том числе особенностей своего характера, не мог ему сказать: «Отстань от меня, чего ты прилип, как банный лист?» Если бы и сказал, Лауэр нашел бы пути, чтобы не отлипнуть, – такова закономерность в линии поведения агента при выполнении задания.

Со слов Лауэра, идея создать Интернет-газету «Украинская правда» принадлежала ему. Вот как рассказывает он о налаживании контактов и последующих отношениях с Гонгадзе и его друзьями в своих признаниях от 24.10.2000 года:

«Я, Лауэр Евгений, родился в Киеве в семье интеллигентов, после школы закончил Киевский медицинский институт по специальности врач анестезиолог-реаниматолог, служил полтора года офицером в войсках ВДВ в Африке, вернулся в Киев, с 1984 года по 1991 работал в роддоме по специальности, потом занялся бизнесом, торговал автомобилями, ерундой всякой, в 1995 году разорился, кинули немецкие партнеры. Сейчас работаю директором фирмы, которая является дистрибьютером немецкой фирмы «Фриатек», производит полиэтиленовые соединительные элементы для газопроводов. Я разведен, имею дочь, она живет с бывшей женой. Я люблю джазовую музыку, поэтому я слушал радио «Континент», кроме того, в то время, когда там работал Георгий, там были самые приличные блоки новостей, меня это тоже устраивало, я привык быть в курсе событий. Несколько раз я видел Гонгадзе по телевизору. В районе конца 1999 года – начала 2000-го я зашел в клуб «Сайгон», там находился Гонгадзе с Аленой, я его узнал и просто подошел познакомиться. Мы играли в биллиард, трепались, стали общаться. В дальнейшем мы тоже часто встречались просто так, потом я подкинул ему идею создания Интернет-газеты. В то время Гонгадзе ушел из «Континента», я ему говорил, что это неправильно, что он мог бы успешно продолжать там работать. Но это – особенность Гонгадзе , он всегда загорается, все бросает, окунается в новое дело, потом оказывается, что он это дело не додумал, он переключается на что-то новое. При этом у него никогда не было денег, он стрелял по несколько рублей, был нищий. У него неконструктивная критика, мне не нравились его статьи, он умел говорить по радио, хотя и сумбурно, но более-менее интересно, писать он не умел. Лаял в статьях на всех подряд, при этом – ничего конкретного. При этом, он кричал, что все журналисты вокруг продажные. Чем его привлекла Алена – не знаю. По-моему, на нее водки не хватит, чтобы член встал. Я думаю, что она ему тоже надоела, тем более что она была от него беременна, не доносила, был выкидыш. А они не женаты, я как доктор, много лет проработавший в роддоме, знаю, что в таких ситуациях мужики к бабам теряют интерес. А у меня всегда много баб, я думаю, его это во мне привлекало. Только я не женат, а он женат, но это – его проблемы. В общем, я переживал за него, мы были друзьями, хотя я относился к нему неоднозначно. Он у меня, например, денег одолжил, сказал, что не может отдать, потому что нет, а сам уехал в Турцию. Как-то это неправильно».

16 сентября 2003 года, то есть в третью годовщину исчезновения Георгия Гонгадзе, Евгений Лауэр разместит на сайте «Украина криминальная» (шеф-редактор Олег Ельцов) статью под названием «Политика на костях», в которой напишет: «Не хочу и не буду вмешиваться в политические игры. Не стану судить Мирославу Гонгадзе и Алену Притулу. Вряд ли кто-то узнал бы журналистку Притулу, если бы она не была подругой Георгия, вряд ли Мирослава оказалась бы в США и получила там пристойную работу, не будь она вдовой Гонгадзе. Сейчас обе в США, вероятно встретятся, может, надают друг-другу по мордасам, а, может, всплакнут. Однако, и та, и другая заламывают руки, требуют найти и покарать убийц, просят что-то признать и чего-то не признавать, обличают, клеймят, дают интервью, пишут статьи, организовывают митинги и фонды и всеми силами стараются не остаться забытыми. Воистину, что бы они делали, будь Георгий живой-здоровый? Но, ОК, объясним все это непредсказуемостью женской натуры. Однако, остается один очень важный вопрос: а как насчет того, чтобы похоронить любимого мужа и друга? Придать его прах земле хотя бы по истечении трех долгих лет содержания в морге? Или не захороненный любимый вызывает больше эмоций у спонсоров и придает очаровательный дух интриги их подвижнической деятельности? Смею уверить: разложившиеся трупы, вне зависимости от степени родства с ними, интригой не пахнут и шарма в них – ноль! Есть еще одна дама в этой истории, как ни трудно писать, но я назову ее: это пани Леся Гонгадзе . Её принято жалеть. Но мне надоело жалеть Лесю Гонгадзе , я устал ее жалеть! Все больше кажется, что для неё витийства и умозаключения подруг и духовно ущербных представителей депутатского корпуса гораздо важнее простого христианского долга: похоронить сына! Процесс зомбирования пани Леси затянулся. Неужели никто в её окружении не хочет сказать убитой горем матери, что экспертизы точнее тех, что проделаны, уже не будет; что кости на Оранжерейной – это её сын Георгий Русланович Гонгадзе это его и ничьи больше останки?»).

Наиболее близкий друг Георгия Гонгадзе заканчивает статью следующим воззванием: «Я, Лауэр Евгений, хочу похоронить своего друга Георгия Гонгадзе, ибо считаю это своим долгом перед близким мне человеком, в конце-концов, своим мужским долгом. Мне нестерпимо осознавать, что останки моего друга лежат невостребованными в морге, и никто не собирается предать их земле – по человеческим и христианским обычаям моей страны и моего окружения. Я протестую против использования похорон в политических целях, даже если это поспособствует приходу к власти святых непорочных вождей. Я сомневаюсь в способности ближайших родственников Георгия взять на себя тяжкую миссию захоронения, на что указывают все события последних лет. Поэтому прошу разрешить мне это сделать. Я прошу тех, кто вправе решать такие вопросы: отдайте мне останки Гонгадзе . Похоронить Георгия я собираюсь на Байковом кладбище, в Киеве, где лежат близкие мне люди. Возлагаю на себя все расходы по похоронам Георгия, в спонсорской поддержке не нуждаюсь. Призываю всех, у кого осталась совесть: поддержите эту бескорыстную инициативу. Есть люди, я знаю их, которые меня поддержат, которые без пропагандистских заклинаний придут почтить память человека-Гонгадзе, прекрасного и светлого парня, но не политическую икону для непримиримых борцов со «злочинным режимом». Может ли прислушаться целая Украина, скорбящая о смерти журналиста, к мнению частного лица? Очень хочется на это надеяться. Для поиска единомышленников своей идеи я открыл почтовый ящик: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Этот адрес e-mail защищен от спам-ботов. Чтобы увидеть его, у Вас должен быть включен Java-Script».

Всё это мужественно, благородно и, может быть, правильно. Но нужно учитывать одну небольшую деталь. Всё это говорится человеком, косвенно причастным к убийству Георгия Гонгадзе. Мы говорим «причастным», – виновность или невиновность, как известно, устанавливают правоохранительные органы.

Еще одним посмертным «другом» Георгия Гонгадзе оказался Лаврентий Малазония, пресс-секретарь Григория Суркиса и, по мнению журналиста Вячеслава Пиховшека, «его правая рука». Мирослава Гонгадзе в своих показаниях о нем отозвалась следующим образом: «Малазония – это маленький мерзкий типчик, лет 40, играющий роль умного человека». 10 июня «Украинская правда» под заголовком «Российская пресса рассказывает всю правду о Григорие Суркисе» перепечатала статью из московской газеты «Версии» «Империя клана «Суркис и Ко», размещенную на сайте www.compromat.ru. 19 июня „Украинская правда” почти полностью посвятила свои страницы изложению обстоятельств состоявшейся накануне встречи Юлии Тимошенко с Григорием Суркисом, организованной в прямом эфире телеканалом „1+1”. Георгий Гонгадзе выступил со статьей «Антропология сознания», в которой написал о том, что конфликт между Ю.Тимошенко и Г.Суркисом «…вероятно, изменит не только конфигурацию взаимоотношений среди украинской элиты, но и заложит принципиально новый критерий оценки современных политических реалий в сознание активных граждан».

По свидетельству Мирославы Гонгадзе, Георгий познакомился с Малазония в Верховной Раде Украины и сблизился с ним в период с 14 июля по 3 августа 2000 г., когда Мирослава ездила в США. Георгий рассказывал ей, что Малазония «сватает» его к Суркису. У них было 2-3 встречи, после одной из них Георгий сказал: «Суркис хочет меня нейтрализовать. Что скрывалось под этим «нейтрализовать», он не объяснил. Позже Георгий сказал, что Суркис готов ему давать по $2,5 тыс. в месяц в порядке спонсорской помощи».

8.

Сайт «Украинская правда», идею которого подал Георгию Гонгадзе якобы Евгений Лауэр, начал функционировать с 17 апреля 2000 года. По данным СМИ, помощь Гонгадзе в создании сайта оказал бывший член избирательного штаба Евгения Марчука некий «Петрович», который передал журналисту оставшуюся после окончания выборов ненужную ему компьютерную технику, а также оказал помощь в аренде помещения для редакции. Лауэр о своем непосредственном участии в создании сайта умалчивает, но не скрывает, что являлся постоянным гостем редакции «Украинская правда». Никакого информационного ресурса и потенциала у сайта не было. На первых порах между Георгием Гонгадзе и газетой «Грани» был заключен договор на размещение материалов газеты «Грани» на сайте «Украинская правда» без указания публикаций на первоисточник.