Спецслужбы
03.02.2009

Питерский чекист оказался "малышевским" бандитом

Питерский чекист оказался "малышевским" бандитом
  • "Тайный советник" (Петербург), 02.02.2009

    На фото: Евгений Викторович Синявский (Иваненко), бандит, "чекист" и бизнесмен
Бандитский Петербург спешно натягивает мундир ФСБ
В Санкт-Петербурге появилась очередная бригада лжесотрудников ФСБ. Что само по себе и не ново. Как и предыдущие мошенники, они обвешаны удостоверениями всевозможных фондов содействия правоохранительным структурам. Однако этой группе удалось втянуть в свой круг многих реальных сотрудников милиции и ФСБ. Большинство из них не удосужились проверить "чекистов" и выяснить, что они неоднократно судимы. В том числе и за бандитизм.

В конце декабря 2008 года в Выборгском суде Ленинградской области был удовлетворен иск некоего Евгения Синявского к дачному некоммерческому партнерству "Карповка". Претензии Синявского на 25 миллионов рублей показались судье Оксане Астаховой убедительными. В обеспечение иска она наложила арест на 27 гектаров земли, принадлежащих "Карповке", а фактически ее учредителю Галине Ткаченко.

Представлял интересы Синявского неизвестный юрист Алексей Молодцов, а со стороны Ткаченко - ее помощник (в соответствии с доверенностью от нее) Сергей Приданое. История гражданско-правовая, скучная. Но ее подоплека крайне занимательна.



Бригада самого Бортникова

Галина Ткаченко всю жизнь прожила в Ленобласти. Ее жизнь и бизнес связаны с землей в прямом смысле этого слова. В 2007 году у Ткаченко возник спор с коммерсантом Лариной. Долг примерно в один миллион рублей по мировому соглашению был выплачен. Однако уже после этого появились приставы, арестовавшие имущество.
Ткаченко обратилась за помощью к своему знакомому - начальнику службы безопасности гостиницы "Дружба" в Выборге Белобородько. И он порекомендовал ей людей. Надежных и решительных. Способных решать любые вопросы. Ими и оказалась группа в составе Синявского, Приданова, Молодцова.

По воспоминаниям Галины Ткаченко: "Они мне сказали, что являются офицерами ФСБ, а Синявский показал удостоверение подполковника. Как я поняла, они выполняют какие-то специальные задания в области. Они знают многих из УВД Выборга, ОБЭПов районов Санкт-Петербурга, называли фамилии. Один раз звонили при мне даже начальнику ФСБ России Бортникову".

Провинциально наивная Ткаченко не устояла перед информационным натиском и поверила. Через какое-то время Синявский передал ей постановление о возбуждении уголовного дела в отношении Лариной. Правда, не бесплатно, а за 12 тысяч долларов (впоследствии выяснилось, что никакого уголовного дела не существует). А Ларина отказалась от своих неправомерных претензий, ограничившись получением от Ткаченко именно одного миллиона рублей, который последняя и занимала.



- Я думала: наконец-то нашлись порядочные люди, - вспоминает Ткаченко. - Я думала, что деньги за помощь пойдут на антитеррористическую борьбу. К тому же мои дела представлял товарищ Синявского - опытный Приданое.

Очень просили подписать

Но через некоторое время Ткаченко была вынуждена подписать какие-то бумаги, опасаясь за себя. Со слов Галины, под нажимом ее убеждали, что надо платить за услуги, а она продолжала бояться спецслужбы. И вскоре выяснила, что Синявский подал иск на нее, в котором требовал вернуть ему уже 25 миллионов рублей. Согласно иску Синявского, он передал ей эту сумму лично, наедине и наличными. Ткаченко ничего не поняла.

- Мои знакомые говорили мне, что я связалась со страшными людьми. Что спецслужбам нужна моя земля, - рассказывает Галина.

Наконец, она пришла к известному питерскому юристу Эдуарду Торчинскому и пожаловалась на Синявского.

- Я не только вошел в процесс, но и постарался собрать информацию на подполковника Синявского и других членов его группы. Когда я узнал, что они все ранее судимы, мне стало смешно. Но когда я узнал, за что, и прочитал их приговор - мне стало грустно, - рассказал "ТС" Эдуард Торчинский. - Дело в том, что стиль работы банды имел характерные черты: оформлялись подложные документы путем подделки или угроз, а потом собственники пропадали. Согласно приговору, потерпевших закапывали в области, а Синявский, в прошлом носивший фамилию Иваненко, вместе с Придановым были осуждены за бандитизм.

Так как угрозы в адрес Ткаченко продолжали поступать и после решения судьи Астаховой, то адвокат Галине посоветовал обратиться в милицию, рассказав о биографиях ее знакомых-истцов.

- Я сначала не поверила даже Торчинскому, ведь они приезжали на "мерседесе", на котором были видны различные таблички с логотипом ФСБ, - говорит Ткаченко.

Дружный милицейский смех

В Криминальной милиции ГУВД приняли заявление и задержали Синявского с компанией. У них обнаружили целый ворох всевозможных удостоверений, значков и символов. Выяснилось, что их главный юрист Александр Молодцов осуждался дважды - за мошенничество и наркотики, а Синявский с Придановым были арестованы питерским РУБОПом в 1993 году, после того как "малышевские" боевики из группировки Слона расстреляли автомашину Синявского около станции метро "Автово" (он был ранен, а его водитель убит). При задержании Синявский выпрыгнул с третьего этажа головой вниз, в него стреляли бойцы ОМОНа, попали, но Евгений выздоровел. ОПГ вменялись четыре убийства, около десяти статей. Вышли на свободу они в 2000-м и 2002 году, соответственно. И, естественно, по УДО.

В кабинетах ГУВД Синявский-Иваненко какое-то время пытался изображать подполковника, но дружный смех оперативников его вывел из равновесия - у него начался гипертонический криз. Синявский-Иваненко настолько заболел, что его увезла "скорая".
Сотрудник, принимавший участие в задержании, так кратко обрисовал нам картину: "Чего тут комментировать-то? Как только задержанный понял, что врать бесполезно, так начал биться, как ведьмак на шабаше. И вообще он - бомж".

У него также были изъяты служебное оружие, разрешение к нему и удостоверение лицензионного охранника. Лицензионно-разрешительная служба ГУВД сейчас проводит проверку по этому поводу.

После профилактики "сотрудников ФСБ" они были отпущены. Но проверка идет полным ходом. Возможно, она закончится привлечением их к уголовной ответственности за мошенничество.

На боевом рубеже

Судя по всему, Синявский-Иваненко талантливо общался со многими сотрудниками ФСБ и МВД. Последние его воспринимали как некий действующий резерв Лубянки. Так, в разговорах, по слухам, мелькали постоянно фамилии некоего Дмитрия Андреева из службы экономической безопасности ФСБ, руководителей ОБЭП Фрунзенского и Выборгского районов, следователей ГСУ, судебных приставов, судей.

"ТС" дозвонился до руководителя службы безопасности "Северо-Западного Мегафона" бывшего генерала ФСБ Александра Рахманова, которого Синявский-Иваненко часто упоминал всуе. Вот что он ответил:

- Да слышал я о таком Синявском, разумеется, знаю о его прошлом. Он всем надоедает со своими фондами. Короче, клоун.

"Тайному советнику" стало известно, что Галина Ткаченко не одинока. Председатель совета директоров компании "Еврогарден", в прошлом председатель совета директоров ООО "Морской фасад Санкт-Петербурга", Кирилл Крутиков имеет претензии к этому человеку на серьезную сумму, но связаться с ним не удалось.

Зато журналистам удалось поговорить с Сергеем Фарафонтовым, чьим именем было украшено лобовое стекло автомашины, на которой передвигался Синявский. Под стеклом авто значилось: "Генерал-лейтенант, начальник Управления по Северо-Западу". Сам Фарафонтов живет в Питере и является учредителем охранного предприятия "Мобил-секьюрите".



"Т.С.": - Сергей Николаевич, здравствуйте.

С.Ф. - Здравия желаю, вас слушает генерал Фарафонтов.

"Т.С.": - Сергей Николаевич, мы готовим публикацию об Евгении Синявском...

С.Ф. - Не знаком с таким.

"Т.С.": - Сергей Николаевич, а какую организацию вы представляете?

С.Ф. - Правительственную. Сейчас нахожусь в Абхазии на рубеже, выполняю задание Родины.

"Т.С.": - Сергей Николаевич, а вы генерал каких сил?

С.Ф. - Каких надо.

"Т.С.": - Синявский рассказывал, что вы обещали его наградить...

С.Ф. - Мы не награждаем, но можем выйти с ходатайством в Геральдическую палату. Извините, мне некогда.

Что ж, мы не стали задавать других вопросов. Возможно, в момент разговора "генерал-лейтенант" Фарафонтов действительно лежал "на рубеже" со снайперской винтовкой.

"Я бандит, а не человека убил"

Сам Евгений Синявский-Иваненко не отказался от беседы с "Тайным советником". В разговоре он признал факт судимости за бандитизм, но рассказал, что сегодня активно занимается патриотическим воспитанием молодежи в рамках национальных программ Федерального агентства правопорядка. И попросил не мешать ни ему, ни фонду. Также наш собеседник оценил действия милиции как провокационные, а заявление Ткаченко считает попыткой уйти от уплаты ему 25 миллионов рублей, которые он ей передал в долг.

- И не верьте тем, кто кричит, что я убийца! Меня обвиняли в убийствах, но не осудили за них! - окончил свое короткое интервью Евгений, пообещав через неделю предоставить "Тайному советнику" отчет о своей патриотической работе.



****

Приговор бандитам (1998)

Ленинградский областной суд после полугода слушаний вынес приговор преступной группировке, совершавшей убийства и вымогательства. Большинство эпизодов следствию доказать не удалось, и подсудимые отделались сравнительно небольшими сроками.

Сергей Приданов и Владимир Литвинов, ставшие отцами-основателями банды, получили свой первый трехлетний срок за кражу в Казахстане в конце 80-х. Но вскоре сбежали оттуда и объявились в Петербурге, где пытались торговать сигаретами и другой мелочевкой. Однако бизнес у них не пошел, и в результате они вернулись к криминалу.

Сколотить банду Приданов и Литвинов решили после того, как в 1992 году познакомился с уроженцем Красноярского края Евгением Иваненко. Он также скрывался в Петербурге от правоохранительных органов и уже имел определенный "авторитет" среди уголовников. Правда, как говорят в милиции, для того чтобы стать лидером группировки, у него "не хватало мозгов". Но под руководством нового знакомого Иваненко быстро развернулся и даже привел в банду своего земляка Сергея Агальцова, который был близок к одной из самых влиятельных в городе бригад — малышевской. Последняя и стала их "крышей". Вооружившись и купив автомобили, бандиты совершили первое преступление весной 1993 года. Сняв квартиру в доме #22 по Бронницкой улице у одинокого Евгения Неймана, они сначала отняли у хозяина все имущество, а потом задушили его. Затем занялись вымогательствами. Например, у руководителей АО "Голев-Гео" они отобрали 30 млн рублей. А предпринимателя Орлова похитили и под угрозой расправы забрали все его деньги и автомобиль Mazda-323. Были и другие подобные преступления. Причем в каждом случае вымогатели брали у своих жертв расписки, по которым последние отдавали им имущество якобы в счет погашения долгов.

Через некоторое время Приданов, Литвинов и Иваненко решили, что могут действовать самостоятельно, выйдя из-под контроля малышевцев. Но Агальцов, представлявший интересы последних, был против "развода". Вскоре его труп нашли в Ленинградской области. О том, как был убит Агальцов, у милиции и преступников имеются разные версии. Так, следствие читает, что его убрали Иваненко и Литвинов. Они предложили приятелю съездить за город, где в тайнике якобы зарыт миллион долларов. А там напали на него, ранили в спину ножом и застрелили.

Однако на следствии Приданов заявлял, что в смерти его знакомого виноват известный петербургский преступный "авторитет" Алымов (Слон). Якобы он приказал выманить Агальцова за город и привести его в условленное место. О дальнейшей судьбе Агальцова участники банды ничего не знали. Надо отметить, что признание Приданов сделал после того, как Алымова застрелили неизвестные.

Как бы то ни было, и милиционеры, и малышевцы заподозрили, что убийство Агальцова совершили его же сообщники. Пока сыщики собирали доказательства, на Иваненко было совершено покушение. 13 сентября 1993 года его Jeep Cherokee расстреляли из автоматов, убив водителя Александра Жогло. Сам Иваненко был легко ранен. В тот же день по горячим следам милиция задержала одного из участников покушения Александра Михайлова. Двух его сообщников через несколько дней убили за срыв заказа.

А месяцем позже вылечившийся Иваненко "наехал" на двух предпринимателей, которые якобы попытались изнасиловать его жену. Несмотря на то что она не смогла их опознать, Иваненко взял с них долговые расписки на $20 тыс. Пострадавшие обратились за помощью в РУОП, сотрудники которого вскоре арестовали всех участников преступной группы. Большинство задержаний прошло спокойно, однако с Иваненко возникли проблемы. Когда оперативники ворвались в его квартиру, преступник выпрыгнул с третьего этажа. Милиционеры открыли огонь и тяжело ранили его в ноги.



Следствие по делу группировки продолжалось более трех лет. Но многое доказать так и не удалось. Суд снял с преступников обвинение в бандитизме, а также отправил на доследование эпизод, касающийся убийства Агальцова. Тем не менее в убийстве Неймана и вымогательствах все участники группировки были признаны виновными. Приданова приговорили к 13 годам лишения свободы, Иваненко — к восьми, а Литвинова — к десяти. Кроме того, в пользу потерпевших с бандитов будет взыскано более 122 тыс. рублей.

Источник: "Коммерсант", 26.08.1998