Спецслужбы
12.02.2009

Люди Нургалиева следили за человеком Бастрыкиным

Люди Нургалиева следили за человеком Бастрыкиным
  • "Фонтанка.ру"

    Александр Бастрыкин, адвокат Николай Егоров, Виталий Мозяков и заместитель начальника Следственного Комитета Игорь Соболевский. Фото Life.ru
Возбуждено уголовное дело о незаконной милицейской "наружке" за домом замначальника Следственного комитета РФ Игоря Соболевского
Следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ возбудил уголовное дело по факту наружного наблюдения за дачей в Лисьем Носу замруководителя ведомства Игоря Соболевского. Фигурантами дела о превышении служебных полномочий стали сотрудники оперативно-поискового управления ГУВД Петербурга и области. Несмотря на уверения руководства главка, что их сотрудников совсем не интересовал загородный дом государственного советника юстиции Соболевского, следственная бригада СКП планирует изъять базу наружного наблюдения, в которую мечтали бы заглянуть многие высокопоставленные фигуры не только в Северной столице, но и в Первопрестольной.

Эта история началась около полугода назад, и при наличии здравого смысла и здорового юмора, скорее всего, могла бы стать еще одной байкой из жизни самого засекреченного управления ГУВД. Но... не обошлось.

10 октября 2008 года пятеро сотрудников службы физической защиты СКП осуществляли охрану загородного дома на улице Пограничная в поселке Лисий Нос, официально принадлежащего супруге заместителя председателя СКП Игоря Соболевского. Напомним, что защитой периметра этого дома с октября 2008-го занимался и Дмитрий Марининов (который был застрелен в январе этого года в Красном Селе). Но в этот день была не его смена. Зато, по слухам, в этот день среди референтов был некто Дмитрий Михеев, бывший сотрудник ОПУ ГУВД. Именно он заметил на улице возле дачи и на соседней улице «хвост» - машины, вызвавшие у него ассоциации с прежним местом службы. Референт поделился своими знаниями с товарищами, и те объявили тревогу.

По предварительной информации, подозрительные машины были блокированы «Волгой» и «Тойотой Лендкрузер» с номерами серии О СК, после чего к людям, находившимся в машинах, было предложено представиться и сдаться. Те, якобы, сначала предъявили документы прикрытия, положенные им по роду работы, а потом так называемую «непроверяйку» - спецталон, освобождающий от внимания всех правоохранительных органов. Эти бумаги, вероятно, лишь убедили референтов службы безопасности СКП в своей правоте, и те вызвали сотрудников вневедомственной охраны. В сопровождении последних обе машины были доставлены в 48 отдел милиции Приморского РУВД.

В отделе милиции, как сообщил «Фонтанке» источник в ГУВД, служба безопасности СКП настаивала на возбуждении уголовного дела по факту «незаконного» скрытого наблюдения, а работники ОПУ отвечали тем, что загородный дом Соболевского, а заодно его обитатели, - не единственные в округе. Слово за слово, назрел конфликт, решать который было вызвано руководство ГУВД. По официально не подтвержденной информации, в 48 отдел милиции прибыли замначальника ГУВД Сергей Умнов и руководитель следственного управления по Петербургу Андрей Лавренко.

Разбирательство длилось порядка шести часов с момента задержания. Андрей Лавренко, изучив материалы наблюдения, удостоверился в том, что умысла на терракт не было. Вскоре «грузчиков» (как на профессиональном арго называют оперативников «НН») заставили написать объяснения и отпустили.

Говорят, что о сложившейся ситуации было доложено лично председателю СКП Александру Бастрыкину, который наказал строго во всем разобраться, тщательнее опросить милиционеров, наказать чужих «шпионов» и наградить своих причастных. Свою позицию глава ведомства обосновал статьей 42 закона «О прокуратуре», согласно которой санкцию на слежку за сотрудниками СКП может дать только глава СКП. А он ее не давал. Настаивала на привлечении к уголовного ответственности и служба собственной безопасности ведомства, которая задержала подозрительные машины. Как бы то ни было, но сотрудникам ГУВД пришлось принять заявление от референтов о неправомерный действиях (слежении) и зарегистрировать это же заявление.

Около полугода, по предварительной информации, продолжалась «конструктивная» переписка под грифом «сов. секретно» между СКП и ГУВД по поводу произошедшего. Позиция следствия заключалось в том, чтобы выявить «оборотней» в среде питерских милиционеров. Главк, в свою очередь, готов был предоставить и предоставил все документы о том, над кем работали задержанные опушники. Напомним, что в коттеджах по улице Пограничная (как и на соседних) в Лисьем Носу проживают коммерсанты, лауреаты и руководители университетов, способные порой привлечь внимание служб МВД.

Как бы то ни было, 11 февраля следователем выездной бригады в Петербурге (до этого бригада была занята только рейдерскими делами) было возбуждено уголовное дело по статье 286 (превышение должностных полномочий) УК РФ - по факту наружного наблюдения за дачей первого зама Соболевского. Таким образом, подтвердив следование верности фундаментальной позиции своего руководителя Бастрыкина, согласно которой в милиции Петербурга еще есть личности, кое-где противостоящие праведным установкам следственного комитета. Говорят, что в рамках этого дела СКП планирует не только задержать сотрудников наружного наблюдения, но и проводить следственные действия, точнее, обыска и выемки по месту их работы. По неподтвержденной информации, особо интересует компьютерная база ОПУ.

"В эту базу заглянуть хоть одним глазком мечтают буквально все охочие до чужих секретов. Слишком много с ней связано мифов и легенд. В том числе и конкурирующие силовые структуры, - рассказал «Фонтанке» на условиях анонимности бывший сотрудник ОПУ. - А вообще сложившаяся ситуация мне кажется более чем странной. И в части самого задержания, и в части мотивов произошедшего. Дело в том, что сотрудники наружного наблюдения вовсе не обязаны были подчиняться указаниям представителей СКП. Помните как в комедии «ДМБ»? «Да хрен с ним, с Иванычем. У тебя свой генерал. Он скучает...»

Если все-таки оперативники будут наказаны в той или иной степени, то СКП создаст нехороший прецедент: работать не то что поблизости, но и в одном микрорайоне, где проживают сотрудники СКП и прочие важные лица, будет вредно для карьеры. А так как звездная часть населения пока не смогла поселиться кучно, то работа наружного наблюдения будет парализована.

Запретная зона. К прокурорским домам не приближаться!

Если все-таки оперативники "наружки" будут наказаны, то  Следственный комитет создаст нехороший прецедент: работать не то что поблизости, но и в одном микрорайоне с местом проживания сотрудников СКП и прочих важных лиц будет вредно для карьеры. Все бы ничего, если бы особо важные прокурорские работники жили кучно. Например, все в Лисьем Носу. Но география их мест обитания широка, Злые языки болтают, что в ОПУ уже на карте накалывают флажки. Они символизируют места, куда не надо совать нос. Так, проспект Энгельса однозначно вычеркнут из-за квартиры заместителя Бастрыкина Бориса Салмаксова; в Красное Село никто ныне не поедет наблюдать благодаря дому по улице Горбунова, принадлежащему семье Бастрыкиных, Вдоль и поперек изучена собственность того же Соболевского: квартиры на Морской набережной и в городе Пушкине. И это только навскидку. Короче, куда ни плюнь - всюду в перспективе злоупотребления и уголовные дела.

Хотя... Вот главный прокурорский следователь Дмитрий Довгий жил на набережной Макарова, а теперь живет под арестом. Следовательно, пока этот проезд на Васильевском острове открыт для наблюдения. Мир изменчив. Но солдатская смекалка рядовых опушников подсказывает: не надо грустить, можно еще наблюдать за прохожими, не выходя из своих рабочих кабинетов. Ведь из-за штор не накладно и Нос не прищемит.

Петр Антонов