Спецслужбы
26.02.2009

К истории уничтожения оперативного дела Семена Могилевича

Зампред СБУ Украины Хорошковский явно не настроен продолжать расследование деятельности партнера своего покровителя Фирташа
Знающие люди рассказывают, что первые слова, сказанные вновь испеченным первым заместителем председателя Службы безопасности Украины Валерием Хорошковским при встрече с журналистами, были: «О! Если гора не идет к Мохаммеду, то Мохаммед идет к горе!» Сразу вот такая, понимаете ли, презентация. Мол, можете выбирать: или я пророк, или, в крайнем случае, гора. Что тоже не хухры-мухры.

Это личностное позиционирование в пространстве произошло в кабинете исполняющего обязанности председателя СБУ Валентина Наливайченко, когда тот как раз рассказывал журналистам о том, что один из его многочисленных замов Тиберий Дурдинец Указом президента Украины назначен все-таки законно, продолжает работать и неистово борется с коррупцией. Журналисты еще узнали, что Валентину Николаевичу также комфортно работается и с новым первым замом Валерием Хорошковским, с которым они давно знакомы и тесно сотрудничали (не в делах ли «РосУкрЭнерго»!?). Правда, Наливайченко не объяснил журналистам, каким образом и Дурдинец, и Хорошковский будут курировать один и тот же участок - «борьбу с коррупцией». Тем не менее, «злочинці», трепещите! Два таких гигантища взялись за вас всерьез.

Ну, а дальше придется процитировать несколько предложений из интервью Наливайченко одному из интернет изданий, представитель которого также находился в кабинете исполняющего обязанности.

Журналист: «Вы не видите конфликта в том, что господин Валерий Хорошковский, который имеет определенные отношение с Фирташем, в одном из первых своих писем (на должности первого заместителя председателя СБУ - авт.) обращается в Кабмин с требованием предоставить документы об 11 миллиардах кубометров газа РосУкрЭнерго?».

Ответ Наливайченко (я ржунимагу): «…что касается Валерия Ивановича, то на любой государственной должности я не слышал от него даже упоминания о какой-то компании или бизнес-интересах».

Это изрек руководитель спецслужбы, который, по идее, должен знать все. И, наверняка, знает. И говорит он об известном бизнесмене, миллионере, «владельце заводов, шахт, пароходов». Причем Наливайченко отвечает журналисту, будучи уверенным, что его ответ тут же пойдет «в эфир», и что весь народ хорошо осведомлен, кто такой Хорошковский, кем был и каким образом попал туда, где находится сейчас.

Журналисты, которые находятся в обойме «особо приближенных», знают, что попасть без приглашения, просто так в кабинет руководителя СБУ, как и других высших должностных лиц государства Украина, дело нереальное. Необходимо или влиятельное протеже, или индивидуальное приглашение самого инициатора интервью. В таких случаях журналист чаще всего выступает статистом. Все темы и вопросы заранее подготовлены, отточены, согласованы, и редко кому удается втиснуть в монолог чиновника свои пять копеек.

Наливайченко говорит красиво, умно и правильно. Обо всем. Но скелет не долго оставался в шкафу. Главное, ради чего и были приглашены журналисты в кабинет и.о. председателя СБУ, так это чтобы поведать им о том, как происходит… восстановление материалов дела в отношении известного криминального авторитета Севы Могилевича.

Почему спустя несколько лет всплыло именно это дело и почему именно сейчас? И случайно ли как раз во время этого интервью в кабинет зашел Хорошковский, который (да бросьте отрицать!) призванный в Службу безопасности защищать интересы «РосУкрЭнерго», а точнее своего друга Фирташа, имя которого часто вспоминается рядом с именем Севы Могилевича?

Из интервью видно, что исполняющий обязанности председателя СБУ без особого энтузиазма выполняет заказ Банковой по использованию очередной попытки притянуть за уши хоть что-нибудь, чтобы как-то остановить или хотя бы дискредитировать трудную работу по разруливанию нынешним Правительством сложной экономической ситуации в Украине. До последнего момента, включая и время интервьюирования, Наливайченко все же надеялся, что Верховный Совет наконец-то даст добро на его назначение председателем, поэтому любые резкие движения Валентину Александровичу были не нужны. Он, мол, потихонечку борется с закарпатским и крымским сепаратизмом, на всякий случай озвучивает, что не имеет претензий к Виктору Медведчуку, которого и не думал обвинять в использовании незаконного сервера во время выборов и т.д. О других успехах Наливайченко не распространяется.

Президент отозвал с Верховного Совета представление о назначении Наливайченко председателем. Скажется ли этот факт на результативности исполнения Службой безопасности задания кураторов с Банковой по проверке действий украинских должностных лиц во время подписания газовых договоров с Россией? И не станет ли теперь Наливайченко более предметно думать о своем политическом и карьерном будущем? Стопроцентной уверенности в безусловной лояльности исполняющего обязанности к Банковой теперь нет. Нужны другие варианты, кроме газовых претензий. А их можно выдумать не так уж и много.

И тут вытягивается дело по Могилевичу. То есть, стоит задача любым способом помешать, не допустить, прекратить, предотвратить, застопорить, задержать, затянуть, одним словом – уничтожить. Кого? Конечно же ненавистное и независимое Правительство. Через компрометацию самых приближенных к Премьер-министру людей.

Провал за провалом любых идей, рожденных на Банковой, вынуждает пропрезидентскую рать хвататься даже за соломинку. Чтоб хотя бы попробовать одержать победу, любыми средствами обратить на себя внимание людей, которые уже начали забывать о том, что президентская власть существует для того, чтобы что-то делать полезное для страны, а не только выносить на обсуждение Верховной Рады закон о спасении летучих мышей. (По иронии судьбы парламент снова закон не принял. И, наверняка, не потому, что так уж не любит рукокрылых, а чисто из-за зловредности).

Но, возвратимся к делу. В прямом смысле. К делу Севы Могилевича.  Уголовного дела, как известно, на Семена Юдковича Могилевича (в быту – Дона Сименона) в Украине не существовало никогда. Его просто никто не заводил по той причине, что, как утверждают компетентные источники, в СБУ на нашего земляка серьезных материалов не было.

Об этом говорили и в 2005-м году, поговаривали и позже, утверждают это и сейчас. Есть ли, нет ли – теперь-то какая разница? Севу Могилевича задержали в Москве 23 января 2008 года. Сидит он, скорее всего, на Лубянке, с ним работают (и, думаю, очень активно и результативно) российские эфесбешники. И не запрашивают никаких материалов у нашей Службы безопасности.

О причине можно только догадываться: не нуждаются, не доверяют, своих данных хватает вполне. Или знают, что у нас никаких материалов уже нет. (Им и в голову не приходит, что наша спецслужба, как сообщил Валентин Александрович Наливайченко, уже почти все материалы восстановила).

Об истории сожжения материалов на Севу Могилевича написано много. И много неправды. Фактом остается то, что 8 сентября 2005 года уничтожены были материалы не уголовного дела, а оперативно-розыскного. Как установлено служебным расследованием, материалы были уничтожены по всем правилам делопроизводства. Апелляционный суд Киевской области еще два года назад закрыл судебное производство по делу о незаконном уничтожении материалов дела на Семена Могилевича. Причем решение было принято по просьбе Генеральной прокуратуры, отозвавшей свою апелляционную жалобу. При этом Генпрокурор извинился за действия своего заместителя Шокина, который и инициировал возбуждение дела.

Если вспомнить события не так уж и давно минувших дней, то ни кто иной, как Виктор Шокин сдал информацию газете «Сегодня» о том, что группа отнюдь не рядовых сотрудников СБУ работает в Израиле и уже напала на след непосредственного убийцы журналиста Георгия Гонгадзе - генерала милиции Пукача. Чем немедленно преступник и воспользовался, вовремя скрывшись от эсбеушников и от правосудия.

Более того, еще 10 октября 2006 года Печерский районный суд г.Киева принял решение отменить постановление о возбуждении уголовного дела относительно бывшего заместителя председателя СБУ Андрея Кожемякина, якобы отдавшего приказ уничтожить материалы 20-ти томов оперативно-розыскного дела, которое вела спецслужба в течение 12 лет касательно деятельности международного мафиози Семена Могилевича.

Всегда ли к этой одиозной личности в Украине было такое отношение? То есть, всегда ли он считался преступником, которому честные люди, состоявшие тогда у власти, должны были и руки не подать?

Помниться, как Юрий Нестеренко, в то время придворный журналист при правлении Леонида Кучмы, хвастался в присутствии масс-медийной братии в том, какие неограниченные возможности он имеет, пользуясь абсолютным доверием тогдашнего руководства Службы безопасности Украины. Нашлись среди нас и скептики, не очень-то верившие в хвастливые пассажи молодого телевизионного журналиста.

Но вскоре сомневающиеся были посрамлены: на экраны одного из центральных украинских телеканалов, напрямую зависевшего от указующего перста всем известного младшего Деркача, и, следовательно, работавшего и на не менее известного Деркача-старшего, в одной из «антикриминальных» программ вышел с любовью и знанием дела созданный сериал под условным названием «Сева Могилевич в интерьере».  На протяжении нескольких вечеров украинские зрители имели возможность любоваться огромнейшими (и, наверняка, не менее дорогими) перстнями на пухлых пальцах «уважаемого человека и бизнесмена, талантливого менеджера и филантропа» Севы Могилевича.

Разыскиваемый Интерполом и спецслужбами доброго десятка стран, Семен Юдкович восседал у шикарного камина, курил дорогие сигары (или сигареты), пил чай (или кофе – какая теперь к черту разница) и рассказывал простому украинскому парню Юре Нестеренко о трудном и увлекательном житье-бытье миллионера. Разомлевший Юра вопросов почти не задавал, поддакивал, короче – честно отрабатывал доверие Деркачей.

Для искушенной публики совсем не была загадкой причина, по которой одни из влиятельнейших лиц в государстве инициировали создание и трансляцию на всю Украину телефильма, фактически реабилитирующего и даже восхваляющего одного из самых криминальных людей планеты. Но для многих то, что происходило тогда за кулисами кучмовской политтусовки, оставалось неизвестным, загадочным и непонятным. Многое таким осталось и до сих пор.

Почему ныне никто – ни президент, ни Генпрокуратура, ни СБУ, не интересуется тем, что происходило в отношениях власти и криминала во времена правления самой антиукраинской, самой преступной за все времена независимости власти? Почему сегодня на свет Божий вытягивается этот нафталин с высосанной проблемой по уничтожению материалов на Севу Могилевича? В стране и у правоохранительных органов больше нет важнее проблем?

Со слов Александра Турчинова, высказанных когда-то в прессе, в то время могли быть использованы не сами материалы на С.Могилевича, а оперативные источники, которые информировали СБУ о газовых махинациях тогдашнего руководства Украины, в которых мог участвовать Сева Могилевич. Чтобы преступная власть не выявила агентов СБУ, их нужно было спасать. То есть – уничтожить материалы, после ознакомления с которыми заинтересованные лица могли бы вычислить тех, кто такую информацию предоставил.

Такая версия имеет право на жизнь, а, следовательно, тот, кто эти материалы уничтожил, сделал правильно.

Тем не менее, почему-то есть уверенность, что такого уровня профессионалы, как Турчинов и Кожемякин, не могли уничтожить документы, которые бы свидетельствовали о преступной деятельности. Кого бы это ни касалось. Не исключено, что эти материалы в ближайшее время сыграют свою роль, появившись в нужное время и в нужном месте. Ведь должен же, в конце концов, наступить час, когда государство начнет по-настоящему, а не опереточно, бороться с коррупцией и другими преступлениями, совершающими высшими чиновниками от власти.

А пока что страна сваливается в штопор, финансово-экономические моторы натужно ревут, а первый пилот вспоминает былые приятные деньки и размышляет о том, не махнуть ли к теще на блины. Точнее, на бигмаки или чисбургеры. И дает указание копать под своих политических противников.

Еще в марте 2006 года во время конкретных наездов на Турчинова и Кожемякина, связанных с разоблачениями ими газовых махинаций типа «власть + «РосУкрЭнерго», экс-председатель СБУ заявил, что если провокации будут продолжаться, то это вынудит его открыть шокирующую и правдивую оперативную информацию. Спросим от себя: может быть нынешний первый вице-премьер имел в виду рукописи, которые не горят?

Может именно сегодня пришло время?

Андрей Малько