Спецслужбы
11.03.2009

Тайна смерти руководителя Росрезерва

 	 Тайна смерти руководителя Росрезерва
19 января в «Российской газете» была опубликована статья «Человек из особого резерва», посвященная памяти руководителя Федерального агентства по государственным резервам Александра Андреевича Григорьева
Статья вышла по случаю 40 дней со дня его кончины. Автором статьи выступил заместитель руководителя Росрезерва Гасумянов Владислав Иванович, назначенный Распоряжением Правительства Российской Федерации 29 декабря 2008 года исполняющим обязанности руководителя Росрезерва.


Статья носила исключительно официальный характер и выполняла роль некролога. Так получилось, что интервью, которое Владислав Иванович дал корреспонденту в момент оформления статьи, не было опубликовано.

 
Сегодня, через три месяца после ухода из жизни А.А.Григорьева мы хотим предложить вниманию читателя некоторые выдержки из упомянутого интервью, некоторые позиции которого могут быть интересны, т.к. выходят за рамки предыдущей официальной статьи.


Корреспондент : Вячеслав Иванович, скажите пожалуйста, что послужило причиной смерти Александра Андреевича Григорьева ? Ходят разные слухи. Ведь пост главного хранителя «закромов родины» связан не только с экономическими, но и с политическими вопросами ?


Гасумянов В.И. : Мы и раньше знали, что здоровье нашего руководителя было подорвано годами напряженного труда на благо нашей Родины. Участие в боевых действиях во время длительной командировки в Республику Афганистан, руководство Управлением ФСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, восстановление структуры пришедшего к 2001 году в крайне плачевное состояние Росрезерва. На всех постах Александр Андреевич полностью отдавался работе, не жалея себя.

 
Преждевременная смерть его любимой супруги нанесла незаживающую рану на его сердце. Отчасти это стало причиной перехода Александра Андреевича на работу из Санкт- Петербурга в Москву.  Он также очень тяжело переживал уход из жизни Патриарха Алексия. Александр Андреевич был глубоко верующим человеком и большим личным другом Патриарха.
 
Я разговаривал с Александром Андреевичем за несколько часов до его смерти по телефону. Мы обсуждали рабочие вопросы и планировали будущие мероприятия. Поэтому утверждаю ответственно : причина его смерти одна – состояние здоровья. Это именно тот случай, когда говорят : «Сгорел на работе».
 
Но, как действующий сотрудник Федеральной Службы Безопасности, я не должен исключать злого умысла в отношении покойного. Его непримиримая позиция в отношении коррупционеров и казнокрадов стала причиной ряда конфликтов с зарвавшимися чиновниками, в том числе и внутри Росрезерва. Версию отравления ядами я отрабатываю по поручению директора ФСБ Бортникова Александра Васильевича. В настоящий момент организована специальная группа и проводятся оперативно-следственные мероприятия. Косвенные данные подтверждают , что следствие ведется в правильном направлении.


Корреспондент : Насколько кончина Александра Андреевича отразилась на работе Росрезерва ?


Гасумянов В.И. : Безусловно, для всего коллектива Росрезерва это был страшный удар. Но на каждодневной работе это практически не отразилось.

 
Однако, некоторые сотрудники планируют увольнение. Уволится начальник управления С.Милославский, уволилась личный секретарь Александра Андреевича, уходит заместитель руководителя М.Кийко, неоднозначна позиция еще одного заместителя руководителя - Г.Матросовой и нашего финансиста В.Макарова. В наших территориальных управлениях наблюдается некоторое брожение умов. Это нормально. Поймите, долгие годы формировался коллектив единомышленников, решавших общие задачи объединенными усилиями. Смена руководства, как правило, ведет к смене части команды. И многое зависит от приемственности руководства.


Корреспондент : Тогда почему исполняющим обязанности был назначен не первый заместитель руководителя Росрезерва Александр Ефремович Земсков, а вы ?


Гасумянов В.И. : Этого я знать не могу. Решение принималось на самом высоком уровне. Коллектив Росрезерва дружно его поддержал и одобрил. Мне это приятно.


Корреспондент : Значит ли это, что вы займете пост Руководителя Росрезерва ? И каковы Ваши первоочередные мероприятия в случае Вашего назначения ?


Гасумянов В.И. : Об этом еще рано говорить, но я готов подчиниться любому решению нашего руководства. Первое, что сделаю я в случае своего назначения Руководителем Росрезерва – я продолжу борьбу, начатую Александром Андреевичем по выкорчевыванию коррупционных гнезд в нашем ведомстве. Мне, как никому другому, известны имена и противозаконные действия организаторов.

 
Многие их них, пытаясь прикрыть свои махинации и служебные преступления, мечтают тихо уволиться. Не пройдет! Всех выведем на чистую воду!


Корреспондент : И все же ?


Гасумянов В.И. : Не буду скрывать, что соответствующее предложение было мне сделано, но есть некоторые обстоятельства, которые могут повлиять на принятие положительнго решения.

Прежде всего, я являюсь действующим сотрудником ФСБ и это значительно ограничивает меня в самостоятельности принятия решения.

 
Я постоянно и напряженно веду научную работу, пишу книги, публикую статьи. Времени на все не хватает. Кстати, вместе с Александром Андреевичем мы написали очень интересную и полезную книгу «История Госрезерва».
 
С другой стороны, я один из немногих, кто знает реальное состояние дел Росрезерва и может применить накопленные знания и опытна саамы сложных участках. На моем личном гербе, утвержденном в 2004 году Геральдическим Советом при Президенте России имеется мой личный девиз : «Нравственность и офицерская честь». Я свято следую избранному девизу и готов служить Родине там, где она прикажет.


Корреспондент : То есть вы хотите сказать, что в Росрезерве имеются серьезные проблемы ? Можно ли быть спокойным за «закрома Родины» ?


Гасумянов В.И. (смеется) : За «закрома Родины» не беспокойтесь. Там все в порядке. А проблемы ? Где их нет? Разве что на кладбище. А скорее там, где нет движения.

 
У нас вечная проблема с заимствованиями из госрезерва нерадивыми субъектами, которые потом находят тысячи причин взятое не возвратить. Надо срочно выпустить нормативные правовые акты, которые сделают подобные отказы невозможными и наказуемыми.
 
Было объявлено о создании единой электронной системы учета хранения с использованием самых современных технологий. Но на практике, к великому сожалению, все не совсем так.
 
До сих пор не решен вопрос о создании государственного нефтяного резерва. Не могут принять решение, что хранить сырую нефть или нефтепродукты. Хотя ответ лежит на поверхности. Мешает административное лобби, в том числе и высокопоставленных чиновников. Дальше говорить не буду – начинается государственная тайна.