Спецслужбы
04.05.2009

Троянский конь министра Луценко

 Троянский конь министра Луценко
  • ОРД

    Анатолий Науменко 

В милицейском генералитете сложно найти столь одиозную по степени коррумпированности, жлобства и подлости фигуру, как Анатолий Науменко
Как известно, шпион проявляется в действии. Руководитель и политик тоже. При чем, действие значит куда больше слов и клятв. Министр внутренних дел Юрий Луценко может говорить много и красиво. Но, к примеру, то, что он назначил руководителем УМВД в Днепропетровской области Анатолия Науменко – заставляет сомневаться в искренности слов и намерений Юрия Витальевича. Дело в том, что в нынешнем милицейском генералитете сложно найти столь одиозную по степени коррумпированности, жлобства и подлости фигуру, чем Анатолий Науменко. И Юрий Витальевич об этом не может не знать. «ОРД» описывала «подвиги» этого генерала начиная с 2005 года. Каждый город, в котором работал Науменко вспоминает о нем не иначе как о Мамае, собиравшем все, что плохо лежит. Коллеги и подчиненные отзываются о Науменко как о человеке не только психопатистом и воровитом, но еще и удивительно подлом. И вот, этому «мамаю» в милицейских погонах отдают «на разграбление» Днепропетровск. Сколько же могло стоить такое назначение? Или же Науменко – это некий изощренный сюрприз, подготовленный Луценко к грядущим выборам?

Для начала рекомендуем читателю ознакомиться с подвигами нашего «героя», отраженными в отечественных СМИ. А дальше… дальше будет еще интереснее.
 
“Железный Толик” или о любви милиционера к металлолому

Так получилось, что в прозвищах ряда известных политических деятелей встречается эпитет “железный”. Например, “железный Канцлер” – Отто фон Бисмарк, “железная Леди” – М.Тэтчер, советские “железный Феликс” – Ф.Дзержинский и “железный Шурик” – бывший глава КГБ и член Политбюро А.Шелепин. Вот и Украина обзавелась своим “железным Толиком” – генерал-майором милиции Анатолием Науменко. Уровень, правда, сильно обмельчал.

Своё прозвище наш “железный” получил не за какие-то выдающиеся черты характера. Сталкивавшиеся с ним по работе абсолютно разные люди с один голос говорят о грубом и хамском отношении к подчинённым, высокомерном отношении к равным по званию или должности, и всё это в сочетании с огромным самомнением и крайней амбициозностью. Что говорить, если после отъезда А.Науменко из Херсона, где он сначала 2 года был замначальника, а затем ещё 2 года возглавлял областное УВД, местные милиционеры от радости и счастья вытащили во двор кресло своего бывшего шефа, облили его бензином, подожгли и устроили вокруг него дикие танцы, которым бы позавидовала Руслана.

Нет, “железным Толиком” он стал из-за своей непомерной любви к металлолому. Ситуация в этой сфере всем хорошо известна – полный хаос и неразбериха, бесконтрольность, тотальный криминал. До лета 1995 года государство вообще не контролировало деятельность с металлоломом. Зато эту нишу быстро заняли криминальные структуры, в кратчайшие сроки создав целую индустрию, занимающуюся заготовкой металлолома и вывозом его за пределы страны. Приёмные пункты выросли, как грибы после дождя, в обороте оказались сотни миллионов долларов. Только в июле 1995 года государство “опомнилось” и поняло, что скоро Украина вообще может остаться без этого вида сырья. Было введено квотирование и лицензирование на работу с металлоломом.

Именно тогда и начал свой “бизнес” оперуполномоченный, а позднее – начальник отделения уголовного розыска Стахановского горотдела Луганской области А.Науменко. Схема была проста: сотрудники ГАИ блокировали то или иное предприятие по переработке металлолома, не давая въехать на его территорию машинам с ломом, пока не выплачивался “откат”, минимальная сумма которого составляла до 20% от чистой прибыли. По мере карьерного роста нашего “героя” увеличивались количество и размах подобных “спецопераций”. Кроме того, удалось “договориться” (т.е. популярно объяснить силовыми методами) с местными криминальными структурами, незаконно ведущими свой бизнес в этой сфере. В итоге, “фирма” А.Науменко за солидный процент обеспечивала надёжную “крышу” и бизнесменам, и преступникам.

В октябре 2001 года “железный Толик” возглавил Херсонское УВД. Тут уж нехитрая, но эффективная схема начала реализовываться в масштабах всей области. Заводы по переработке металлолома осаждались как крепости во время средневековых войн. Для усмирения особо недовольных бизнесменов использовался местный УБЭП с широким набором услуг – от “маски-шоу” и “допросов с пристрастием”, до заведения уголовного дела с последующей отправкой “на зону”.

До сих пор в Херсоне вспоминают историю блокады местного Механического завода. На предприятии работали две дорогостоящие импортные печи непрерывного цикла переплавки цветных металлов, особенность которых заключалась в том, что в случае незагрузки сырьём в строго установленное время, они полностью и окончательно выходили из строя. В один из дней завод с раннего утра полностью заблокировали доблестные стражи правопорядка – подчинённые А.Науменко. Причём, сделано это было без какого-либо объяснения причин. Так продолжалось до самого вечера, пока директор завода не отвёз указанную ему сумму в областное УВД. Предприятие сразу же заработало в прежнем режиме.

При таких успехах и с такими доходами впору задуматься и о собственном легальном бизнесе. В конце июля 2003 года в г.Первомайск Луганской области было зарегистрировано некое ЧП “Нега”. Одним из его сотрудников стала Ирина Анатольевна Науменко – супруга “железного Толика”. В криминальном мире её функции определяются термином “смотрящая”. Понятно, что в графе “Виды деятельности” у это фирмы, среди прочего, значилось: “Оптовая торговля чёрными и цветными металлами в первичных формах и полуфабрикатами из них” и “Посредничество в торговле чёрными и цветными металлами”.

Но счастье длилось недолго. В сентябре 2003 года А.Науменко перевели в Киев и назначили главой Департамента борьбы с незаконным оборотом наркотиков МВД. Тут уж следовало работать по-настоящему, а с этим у нашего “героя” всегда были большие проблемы. Недаром на заре своей трудовой деятельности (ещё во времена СССР) он сначала 9 месяцев проработал оперуполномоченным уголовного розыска, после чего на 3 года был переведён в…инспекцию по делам несовершеннолетних, а затем и вовсе отправлен на учёбу в украинскую Академию МВД. Поэтому неудивительно, что его борьба с незаконным оборотом наркотиков закончилась добровольно-вынужденной отставкой в августе 2005 года после того, как на коллегии министерства В.Ющенко подверг жесточайшей критике работу этого ведомства. В частности, Президент обратил внимание на низкие данные о выявленном количестве преступлений, а также выразил удивление, что в Харьковской, Киевской, Херсонской областях и в Севастополе не было обнаружено ни одного (!) канала поставки наркотиков.

Больше года А.Науменко отсиживался на посту помощника министра в Отделе представителей министра Аппарата МВД. Затем дважды возглавлял УВД в Николаевской области, в перерыве между этими назначениями руководил милицией Луганщины. Там он прославился тем, что открыл дом-музей бывшего главы МВД СССР Н.Щёлокова и добился присвоения одной из улиц имени одиозного министра. По личному признанию А.Науменко, он явлется фанатом и поклонником этого человека, который до сих пор считается главным коррупционером времён “застоя”. Факт весьма красноречивый, тем более, что и в Николаеве, и в Луганске наш “герой” вновь воспрял духом и опять стал прежним “железным Толиком”. Со всеми вытекающими последствиями для рынка металлолома и его участников… В одном из своих интервью он даже умудрился невольно проговориться о своей “деятельности”, заявив: “Когда я первый раз возглавлял Николаевское облУВД, мы 18 фирм подготовили на лишение лицензии. Они потом порешали этот вопрос”. Честно, откровенно, с военной прямотой.

Понятно, что со временем и с возрастом А.Науменко захотелось замолить свои многочисленные грехи перед Богом. Для этого он начал строить храмы: сперва в Луганске, а затем и в Николаеве. Средства на это благое дело, по его словам, давали спонсоры. В действительности, “железный Толик” просто увеличил процент за своё “крышевание”. Со строителями общался он ничуть не лучше, чем с подчинёнными, за что и получил от них убийственное прозвище “христопродавец”. В целом же отношение генерала к религии ярко характеризуют его ответы на вопрос “Вы верующий?” из двух своих интервью: в более раннем – “Да, я верующий православный человек”, в более позднем – “Как сказать…”. Действительно, сказать тут нечего.

С февраля 2009 года А.Науменко возглавляет ГУВД в Днепропетровской области. Представляя личному составу Управления нового начальника, Ю.Луценко заявил, что “А.Науменко даст в Днепропетровске лучший результат, чем кто-либо”. Учитывая, что этот регион является сердцем украинской металлургии, и зная “специализацию” “железного Толика”, как-то сразу веришь словам министра. Безусловно, для самогО А.Науменко результат будет отличный – схема с “наездами” и “откатами” давно и успешно апробирована. Вот только в его борьбу с преступностью верится с трудом.

Милош Мартов


***

Народная херсонская молва в сентябре 2003 года генерала Науменко уже почти «похоронила».  Особенно активно комментировали события обладатели вышеупомянутой медали «10 лет МВД Украины».

Но тут по городу поползли слухи о том, что генерал «восстал из пепла» и едет на повышение в столицу. „Могильщикам” срочно пришлось прикусить языки.

Следует заметить, что к проблеме борьбы с незаконным оборотом наркотиков 1,5 года назад наш герой имел такое же отношение, как и к восстановлению судоходства в акватории порта Херсона. А уж к проблеме борьбы с международным наркобизнесом… и подавно. Заняв кресло в недавно отремонтированном предыдущим руководителем кабинете № 518 в админздании № 2 по  ул. Богомольца 10, Анатолий Вячеславович сразу почувствовал себя как-то тесно и некомфортно. Его душа желала размаха и широты, к которой уже привыкла на бескрайних херсонских просторах. С новыми подчиненными (всего то 17 человек) старался быть немногословным (чтоб не ляпнуть лишнего и тем самым показать свою некомпетентность),  но жестко давал понять кто в хате хозяин.

Некоторое время после переезда в столицу, генерала частенько можно было лицезреть со значком члена Союза журналистов Украины на лацкане пиджака. Лишь через пару месяцев, после многочисленных острот коллег-генералов по поводу успехов Науменко на журналистской ниве, так похожий на нардеповский значок «с золотым пером и сине-желтым флагом» пришлось спрятать подальше.

Для начала генерал затеял грандиозный ремонт. В трех из 12 принадлежащих ДБНОН кабинетов, были снесены внутренние стены, закипела работа по обустройству новых апартаментов руководителя службы. Масштаб «перестройки» в департаменте внушал некоторое уважение коллегам полковникам и генералам, которые не могли «потянуть» подобное строительство в виду отсутствия соответствующих ресурсов или из личной скромности.

Генерал Науменко быстро вошел в курс финансовых дел Департамента. Основным «легальным» источником дохода и по сей день остается «лицензионная»  тема. Дело в том, что вот уже несколько лет в функции ДБНОН МВД  входит вопрос согласования выдачи лицензий на все операции, связанные с оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Для непосвященных объясню, что если, например, автомастерская имеет намерение использовать в работе ацетон или толуол, ликеро-водочный завод желает работать с перманганатом калия (в простонародье – марганцовка) или соляной кислотой, то дорога им прямая в Департамент БНОН для получения соответствующего «согласования» на работу с вышеупомянутыми прекурсорами. Про аптеки и лечебные учреждения, которые имеют дело с наркотиками и психотропами, всем и так понятно.  По положительным результатам согласования с ДБНОН МВД в дальнейшем претенденту оставалось только получить лицензию в соответствующем профильном лицензионном ведомстве. С последним уточненным перечнем документов, необходимых для получения «добра» от ДБНОН МВД.

Как вы понимаете, процедура эта достаточно «геморная», зато  МВД должно осуществлять ее совершенно бесплатно. Люди, которые сталкивались на практике с данным видом «лицензирования», прочитав эти строки, сейчас истерически улыбаются…

Естественно, что канал получения на этой почве денежных знаков в наличной и безналичной форме функционировал и до прихода генерала Науменко в МВД. Но теперь широта души нового руководителя и его запросы требовали более масштабных вливаний. Помимо совершенно неконтролируемого потока «черного нала» в конвертах существовала в некотором роде «узаконенная» практика рассылки жалостных писем от имени начальника Департамента руководителям аптек, фармо- и прочих предприятий с просьбой пожертвовать на счет некого благотворительного фонда   энной суммы «для  повышения эффективности борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Украине». По странному стечению обстоятельств данные письма направлялись именно тем предприятиям, документы которых лежали в очереди на получение долгожданного согласования. Тех, кто отказывался подать на благотворительность или «зажимал»  требуемую сумму ожидало скорбное известие о неточностях в поданных документах или нехватки какой-либо бумажки, на крайний случай можно было затянуть это дело на пару месяцев. Механизмов влияния было достаточно. Справедливости ради следует отметить, что государственные медучереждения, как правило,  подобными письмами не беспокоили.

И текли  нескончаемым потоком средства на счета благотворительной организации со звучным названием «Фонд правоохранительных органов столицы» (главой которого значится некий гр-н Глуховский Ю.Г., а офис находится в Печерском районе неподалеку от МВД Украины). Дальнейшая судьба сотен тысяч гривен пожертвований — это отдельная тема для Генеральной прокуратуры. Но часть денег действительно таки попадала   по назначению. Через пару месяцев главный борец с наркобизнесом переехал в отремонтированный и меблированный кабинет. Правда, подчиненным, выселенным с данной площади, пришлось уплотняться по другим кабинетам буквально «в два яруса».

Войдя в курс дел, генерал Науменко развернул бурную деятельность по «борьбе» с наркобизнесом в нашей стране и за ее пределами, а к конце октября 2003 года он уже корректировал  праздничный министерский приказ по поводу 10-летней годовщины создания службы БНОН. Из первоначального проекта приказа было вычеркнуто несколько фамилий, их место заняли близкие друзья и однокурсники генерала, которые к службе БНОН имели весьма отдаленное отношение. Тут очень кстати подоспело полторы сотни памятных знаков… «10 лет ДБНОН МВД Украины» (история повторяется…), изготовленных на Львовском ювелирном заводе по заказу предшественника генерала Науменко. Данные знаки и стал дарить наш герой направо и налево. Небольшая эксклюзивная их партия уменьшенного размера была изготовлена из чистого золота. Кто из больших руководителей МВД или влиятельных людей государства откажется от такой безделушки на день рождения… И генералу Науменко было приятно. Следует заметить, что деньги на изготовление памятных знаков в добровольно-принудительном порядке перечислялись всеми региональными подразделениями БНОН, но далеко не все желающие сумели стать их  счастливыми обладателями.

Следующей первостепенной задачей для генерала стала необходимость подбора преданных заместителей. Желающих было хоть пруд пруди, но Науменко окружил себя самыми лучшими. Первым заместителем был назначен бывший начальник Управления внутренней безопасности Херсонской области подполковник Андрей Грачев (тот самый, который изобличил участкового-«коррупционера» с колбасой), замом назначили полковника Юрия Солдатова, который был весьма известен своей «хозяйственной жилкой» еще по работе на посту начальника Оболонского райуправления милиции г. Киева и последующим громким изгнанием с доходного места.

Забегая наперед скажу, что во время «оранжевой революции» именно этот ярый агитатор за дважды несудимого кандидата, в ноябре подал генералу Науменко официальный рапорт (есть мизерная надежда, что он зарегистрирован и еще не уничтожен), в котором сообщал о том, что ему достоверно известно о распространении наркотиков в палаточном городке на Крещатике. Быть может Людмила Янукович в своих мемуарах еще поведает миру о «герое», который в действительности напел (или наплел) ей мотив про «оранжевые наколотые апельсины».

Все вышеуказанные перетрубации в руководстве ДБНОН и полная его некомпетентность (за исключением некоторых старых кадров) ничего хорошего не сулили для оздоровления общей наркоситуации в стране. Даже спустя пол года генерал Науменко имел весьма посредственное представление о предмете своей «борьбы». Специалисты в данной сфере приходили в тихий ужас, когда он начинал говорить на узкопрофессиональные темы. Так, однажды в беседе с представителями украинского Парламента на вопрос по поводу происхождения кокаина генерал ответил, что данный наркотик «импортного происхождения и производится исключительно в Африке». Последний как минимум год персона генерала  и его заявления являются самыми популярными темами для обсуждения среди медиков-наркологов, представителей международных и неправительственных организаций, которые имеют отношение к проблеме наркомании. В этих кругах его иначе как «Жириновским в погонах» никто не воспринимает.

Не имея ни малейшего понятия про медицинскую сторону проблемы, генерал Науменко на многочисленных брифингах, круглых столах и конференциях учит специалистов медиков и социальных работников как нужно лечить наркоманию и бороться с ВИЧ/СПИДом.  В итоге в масштабах страны органы внутренних дел с сугубо криминального аспекта незаконного оборота наркотиков переключились на борьбу с наркозависимыми больными. А в это время Украина лидирует по темпам роста эпидемии ВИЧ/СПИДа, 70% контингента которой составляют именно потребители инъекционных наркотиков, которых сегодня загоняют в угол. В результате чего даже медики не могут до них добраться.

Одним из последних ноу-хау генерала Науменко в этом направлении стала идея постановки на учет 100% наркозависимых граждан. Чтобы всех знать поименно и проводить с ними «профилактическую работу». Когда наш герой начинает развивать тему вышеуказанной «профилактики» уши вянут даже у работников милиции, про медиков  и так все понятно.

А тем временем 2004 год  — год борьбы с «наркобаронами»  (по утверждениям бывшего министра Николая Билоконя и начальника ДБНОН Науменко) закончился полной победой этих самых неуловимых «наркобаронов». Уж они то давно все поставлены на соответствующий учет, но, судя по масштабам развития бизнеса, результат борьбы с ними в зеленом эквиваленте регулярно оседает в карманах отдельных «борцов». Сегодня не для кого в нашей стране не секрет, кто «крышует» этот один из наиболее прибыльных видов нелегального бизнеса. Сообщения о задержании оборотней в погонах с партией «товара» мелькают в СМИ регулярно, а если посчитать тех, кого оперативно уволили «задним числом»… Тем не менее, все это только  видимая часть айсберга, реальные покровители сидят в просторных кабинетах и руководят «процессом» с помощью мобильной связи. Вот уж где коррупция цветет махровым цветом.

Одна из «жирных» статей дохода руководителя ДБНОН МВД – это согласование вопросов выдачи разрешения субъектам хозяйствования на посев и выращивание снотворного мака для дальнейшего использования семян в промышленных целях. Цена вопроса – от нескольких тысяч вечно зеленых до бесконечности. А все потому, что манипуляции с оставшимися после извлечения семян маковыми коробочками могут принести нелегальный доход в миллионы долларов (это если в цепочку включаются те самые «наркобароны»). Таким маком у нас в стране  ежегодно засевается тысячи гектаров. В идеале содержание в нем алкалоидов опия должно быть минимальным, но на практике местные «мичурины» выводят такие сорта, что афганские крестьяне могут позавидовать. Ряд «негласных» проверок маковых посевов, проведенных силами самих же работников ДБНОН, показывали «дикую» концентрацию опия в формально «масличном» маке. Продолжение этой темы в дальнейшем теряется во министерских коридорах…

Периодически неугомонные журналисты доводят до своих граждан особо-жареные факты, связанные с изъятием крупных партий маковой соломы или готового опия. Частенько корни их происхождения снова таки ведут к «легальным» посевам.

Наиболее памятный скандал произошел в январе прошлого года, когда сотрудниками СБУ в Киевской области было изъято более 1,7 тонны наркосыря (рекордная по тем временам партия). С подачи нынешнего губернатора Киевской области, а тогда оппозиционного народного депутата Евгения Жовтяка, СМИ распространили версию о том, что к наркотикам имеет отношение «засухинский клан». Поскольку непосредственными наркокуръерами снова оказались бывшие работники милиции, генерал Науменко инициировал расследование по данному факту. После ряда первоначальных мероприятий некоторые факты и связи фигурантов действительно дали серьезный повод говорить о том, что все дороги таки ведут в агрофирму почетного семейства Засух, к тому же с лицензиями на посев мака дело было не чисто. За последовавшими за этим  аудиенциями у руководства и телефонными звонками «сверху» генерал Науменко начал сдавать «полный назад». Впрочем, какое то скрытое удовлетворение читалось на его лице. Как говориться: «кто владеет информацией, тот…».

Именно жажда власти не давал покоя генералу Науменко, который пообтерся в министерских коридорах и интригах. Буквально за пол года структура Департамента БНОН раздулась до неузнаваемости. Из трех небольших отделов выросло 8 (!) отделов с соответствующим числом начальников, общее количество личного состава за год  увеличилось в три раза. Если у нового руководства МВД возникнет желание выяснить эффективность работы такой махины, последствия будут для многих печальными.

Если ранее с вопросом легального оборота  справлялся один сотрудник, то сегодня этим направлением занимается целый отдел из 5 офицеров. Руководить данным «стратегическим» направлением генерал Науменко доверил еще одному бывшему сотруднику управления внутренней безопасности МВД, который не вовремя попал под сокращение.

А чего стоят следующие структурные подразделения ДБНОН: «отдел по борьбе с НОН в портах и контролированной приграничной зоне» или «сектор по оперативному обслуживанию восточного (!) региона с дислокацией в г. Луганске». Только не пытайтесь спрашивать у первых:  видели ли они когда-либо в своей жизни КПЗ (в смысле контролированную приграничную зону) или  про количество портов в нашей стране.

Про виртуальную деятельность не менее виртуального «луганского сектора» стоило бы спросить его руководителя, а заодно и близкого друга генерала Науменко – Игоря Малеева. Символично, что создан он был как раз во время избирательной компании. Подробнее об этом в третьей части моего исследования.

Про хамское обращение генерала с подчиненными в министерстве не знал только глухой. Особенно он изощрялся с сотрудниками из числа представительниц слабого пола. Его пошлые шутки  на оперативках  заставляли краснеть уже многое повидавших в милиции женщин.

Нельзя не вспомнить про привычку стричь ногти «сапожными» ножницами  в присутствии подчиненных, ковырять пальцем в носу на совещаниях и прочие диковатые для генерала МВД манеры. При очередном «смещении крыши» потоки ненормативной лексики выстраивались в многоэтажные комбинации.

Кстати, про язык…иностранный. С английским у простого донбасского парня было совсем туго. Тем не менее, по роду работы ему частенько доводилось представлять МВД за пределами Украины на различных международных конференциях, посвященных теме борьбе с незаконным оборотом наркотиков.

Первый сольный выезд в Анкару дался ему с трудом. Подчиненным приходилось даже заготавливать бумажки с текстом на английском языке на случай, если начальник вдруг потеряется в транзитной зоне стамбульского аэропорта или… отстанет от самолета. Самого генерала на тот момент больше интересовали вопросы о количестве валюты, разрешенной для вывоза из страны. Со временем он освоился и при очередном возвращении из Бухареста, Вены или Парижа, где его уже сопровождали люди со знанием языка, непременно вставлял в деловых беседах типа: «был я недавно на наркоконвенции (?!) в Вене…» или «…ходил я по Елисейским полям на днях». При этом зарубежные коллеги не упускали возможности «подколоть» при случае  своих украинских коллег по поводу «аристократических» манер генерала. Науменко же продолжал затаривать свой багаж футлярами с памятными знаками «10 лет ДБНОН МВД Украины» и вручать их обалдевшим от такой халявы иностранным чиновникам.

Прорабские способности не давали генералу покоя, и он продолжал строительство на 5 этаже в МВД. Следующей хитовой темой стала идея переоборудования в служебный кабинет туалета, который находился напротив новой приемной начальника ДБНОН. Идея в принципе понятная, какому генералу захочется иметь общественную уборную напротив своей приемной. Но дело в том, что на «парашу» Науменко собирался посадить своего первого зама – вышеупомянутого бывшего херсонского руководителя УВБ подполковника Грачева. Тот сначала с иронией относился к идее шефа, но по мере окончания ремонта стал предпринимать упорные попытки избежать столь знакового места, особенно после того, как народный депутат Виктор Ющенко персонально пообещал зарезервировать аналогичное место за министром внутренних дел Билоконем.

При генерале Науменко существенно пополнился служебный автопарк Департамента. Еще во время переезда из Херсона он одолжил «во временное пользование» у начальника областного УГАИ новенькую «Мазду-6». Впоследствии, не смотря на мольбы главного херсонского гаишника, авто в Херсон так и не вернулось. К тому времени в Департаменте уже имелся в наличии относительно новый «Фольксваген-Пассат». Позже появился еще один «Пассат» и несколько более скромных авто. Проблема была в том, что прокормить бензином и обеспечить техобслуживание всей этой конюшни за лимитированный государственный счет не представлялось никакой возможности. А длительные «туры» по регионам генерала, который полюблял «помахать шашкой», особенно на своей первой и второй родине (Луганск-Херсон), требовали все больших объемов ГСМ.

Пришлось врезать дополнительные «краны» в лицензионную «трубу». Благо,  с увеличением личного состава Департамента появилась возможность засылать бойцов с проверками на многочисленные «объекты». Законченных уголовных дел по выявленным фактам нарушения легального оборота прекурсоров или лекарственных препаратов типа «трамадол» вы днем с огнем не найдете. На начальных этапах «расследования» дела закрывались, а соответствующий денежный эквивалент попадал в карман нужного адресата. В свою очередь, крайними оказывались те самые сотрудники, которые выявили нарушение.

Почти аналогичная ситуация с «громкими» уголовными делами, возбужденными по результатам изъятия крупных партий наркотиков, в т.ч. контрабандных, у серьезных наркодельцов. На начальном этапе все эти факты становились объектами внимания журналистов, снимались «горячие» сюжеты телевизионщиками. По прошествии нескольких недель или месяцев уголовное дело глохло, наркоторговцы выходили на свободу и с удвоенным усердием «отбивали» немалый «откат», заплаченный следователю, прокурору, судье или… Единоразовые  суммы, которые фигурируют в данной теме, доходят иногда до нескольких сотен тысяч долларов. А вы спрашиваете: откуда здесь такая коррупция?

Однажды, комментируя ряд публикаций в прессе, наш герой заявил, что в Украине не существует наркомафии в форме, которая представлена в художественных западных фильмах и о чем иногда пишут украинские СМИ. «У нас не существует такой «коза ностры», не замешаны в этом и высокие должностные лица», — сказал он (эти и другие его высказывания можно найти здесь) Сегодня в это верится все меньше…

Тяга к возвышенному и желание показать себя в глазах коллег тонким ценителем искусства, подтолкнули генерала Науменко к созданию своеобразной «картинной галереи» в коридоре вверенного ему Департамента.

Закончив с ремонтами кабинетов руководящего состава (и почему то забыв про ненормальные условия работы подчиненных офицеров, которые вынуждены были ютиться по 6-8 человек в одном кабинете со всевозможным послеремнтным хламом на «антресолях») в очередной раз за последние три года за «фондовые» деньги  был облагорожен евроремонтом общий коридор.

Генерал не стал уподобляться иным руководителям и развешивать на стенах наглядную агитацию, стенды о повседневных трудовых буднях службы или «доски почета».  В регионы ушло соответственное указание и спустя некоторое время в Департамент поступило три десятка картин, преимущественно пейзажей, далеко не самых худших украинских художников. Как и за какие средства в областных центрах изыскивались картины (стоимость отдельных полотен  составляет не одну сотню условных единиц), но сегодня имеем неоспоримый факт – «картинная галерея» ДБНОН стала местом релаксации и «паломничества» всевозможных ведомственных делегаций, а также  объектом зависти и недоумения все тех же коллег-генералов. Долго решался вопрос: ставить ли картины на инвентарный учет?  Совсем недавно генерал дал указание поставить «все искусство на баланс»…

Нельзя ни вспомнить стремление нашего героя к постижению и совершенствованию юридической науки. Осознав, что членский значок Союза журналистов не пользуется популярностью и уважением в генеральских кругах, Анатолий Вячеславович решил в срочном порядке обзавестись ученой степенью.  Не для кого не секрет, что высокая должность руководителя отраслевой службы или, не дай бог, замминистра, открывали прямую дорогу к получению кандидатской или даже докторской степени. Благо, многочисленные наши ведомственные ВУЗы никогда не отказывали «достойным» претендентам в удовлетворении их «скромных» желаний. В пожарном порядке генерал становится соавтором ряда учебных пособий по ставшей ему вдруг родной теме: «борьбы с незаконным оборотом наркотиков». Один из сотрудников Департамента был периодически освобождался от «рутинной» работы и занимался ваянием собственно «диссера». Говорят, тревожные революционные события затормозили этот процесс на пол пути…

И все же, самым вожделенным желанием нашего героя была квартира в столице. Частенько даже в присутствии подчиненных в разговорах со своими «земляками» и деловым партнерами по мобильному генерал нет-нет да и посетует на то, что некие… «казлы» затягивают решение данного первостепенного вопроса. Первые пару месяцев в Киеве Анатолий Вячеславович вынужден был «ютиться» в ведомственной гостинице, благо до работы недалеко. По этой причине личный состав вынужден был задерживаться на службе «до последнего метро». После акклиматизационного периода генерал поставил вопрос ребром… и ему выделили двухкомнатную служебную «малосемейку»  по   ул. Мартиросяна. Однако семья генерала по-прежнему проживала в просторной квартире в центре Херсона и не спешила переезжать в столицу. Личный водитель (хороший говорят парень) работал в столице вахтовым методом: 2-3 недели обслуживал начальника с утра до ночи, потом на 1-2 недели тот его отпускал на «легкий труд»  в Херсон — обслуживать семью генерала, а заодно и со своей семьей повидаться. В это время в Киеве в работу впрягался водитель-дублер.

С «шаровой» квартирой от МВД у генерала, как говорится, «не срослось». Хотя в былые времена в период руководства МВД Юрием Смирновым было роздано не один десяток квартир руководителям служб Центрального аппарата, которые в то время сменяли друг друга как на конвейере. Поняв, что ждать милости от… МВД бесполезно, наш герой решил действовать самостоятельно и подключил все имеющееся возможности и ресурсы. Автору доподлинно неизвестны подробности многоходовых комбинаций и маршрутов движения наличных и безналичных средств, вовлечение в эти схемы неких благотворительных фондов, но факт остается фактом – в начале осени 2004 года генерал Науменко наконец переехал из служебной малосемейки в трехкомнатную квартиру (далеко не в самом худшем районе столицы) которая была куплена на деньги неких бескорыстных «спонсоров» нашего героя. На кого конкретно из членов семьи генерала была оформлена недвижимость для автора такая же загадка, как и новый адрес проживания начальника для большинства сотрудников ДБНОН.

Впрочем, на протяжении последних двух недель некоторым сотруднам довелось  принимать участие в вывозе «движимого» имущества генерала из служебного кабинета на вышеуказанную квартиру. Сам факт получения недвижимости в столице, как я уже сказал, всячески скрывается от подчиненных и  любопытных сотрудников Департамента внутренней безопасности МВД, особенно в нынешние суровые «реприватизационные» времена. Поговаривают также, что на нужды безквартирного генерала пошла часть средств из предвыборного фонда дважды несудимого выходца из региона, из которого, как известно, «порожняк не гонят». Многие сейчас удивляются: как это у новоявленного оппозиционера денег на третий тур фальсификаций не хватило… Короче,  обширное поле для применения сил того же ДВБ или Генпрокуратуры.

Теперь мы выходим на заключительную часть нашей эпопеи. Об участии органов внутренних дел, в частности руководителей МВД всех уровней,  в поддержке «своего кандидата» сегодня уже книги пишут и документальные фильмы снимают.

Кураторский принцип распределения обязанностей по проведению «предвыборных зачисток» был четко обозначен как среди заместителей Николая Билоконя, так и среди руководителей отраслевых служб. Наш герой непосредственно отвечал за Харьковскую губернию, поэтому в общей сложности просидел там наездами около двух месяцев.

Зная энергичную натуру генерала Науменко, термин «просидел» здесь не вполне уместен. Для него больше подходит выражение: «помахать шашкой». Не один начальник РОВД в области хватался за валидол при очередном наезде «куратора» с требованием предъявить некие «списки», результаты «отработки неблагонадежных» бизнесменов и прочего «оппозиционного элемента». Во время первых двух туров президентских выборов генерал со своей основной задачей справился довольно таки успешно – уровень «инакомыслия»  (т.е. голосов «за Ющенко») в Харьковской области не превысил 25 %.

В перерывах между предвыборными разъездами Анатолий Вячеславович не забывал поддерживать должный уровень «идеологической работы» во вверенном ему Департаменте. «Крылатые» слова Николая Билоконя про поддержку провластного кандидата и трехдневное пьянство по окончании выборов были своеобразно «интерпретированы» начальником ДБНОН и у подчиненных не возникало даже намека на желание прояснить столь категоричную позицию своего руководителя. Впрочем, в отсутствие генерала с идеологической составляющей очень неплохо справлялись его заместители Грачев и Солдатов. Из этой обоймы как-то выпадал еще один заместитель – подполковник Ващук (про его антипатию к «земляку» шефа в Департаменте многим было известно, но на Николае Владимировиче уже давно держалась вся организационная  «черновая» работа в ДБНОН).

С наступлением революционных времен после второго тура выборов генерал Науменко ничуть не засомневался в правильности выбранной «линии партии». Да и отступать уже было некуда. Перекрашиваться в оранжевый цвет для него было все равно, что поменять ориентацию (одни словом – «западло»).

Напротив, в горячих дискуссиях, развернувшихся в СМИ по поводу «беспредела», чинимого «оранжевыми путчистами», наш герой принимал непосредственное участие. Наиболее морально устойчивые и идеологически правильно подкованные представители Центрального аппарата МВД засылались на центральные телеканалы с подачи руководителя пресс-службы МВД госпожи Подашевской. Многие помнят эмоциональную «дискуссию» между оппозиционным депутатом  Владимиром Стретовичем и нашим героем в прямом эфире основного «рупора» власти  — телеканала УТ-1. Тогда депутат просто вывел Анатолия Вячеславовича из себя своими доводами по поводу, мягко скажем не совсем законных действий преступного режима. Наш герой, исчерпав всякие аргументы, выразился тогда приблизительно так, как в последствии резюмировал ситуацию один печально известный российский «политфуфлолог». А именно, настаивал на необходимости дать оранжевой революции «в морду» пока еще не поздно. Я, конечно, не претендую на достоверность высказываний, но суть «монолога» генерала выражена довольно точно.

И в последующем наш герой не отступил от первоначальной линии (как некоторые) и продолжал свято  верить в полную и безоговорочную победу своего «земляка». Неудачно тогда «подсуетился» заместитель по «хозчасти» полковник Юрий Солдатов (о чем сейчас очень жалеет), подав, как и положено, по науке «ОРД», рапорт о том, что некий источник, заслуживающий доверия, сообщил ему о систематическом распространении наркотиков на территории палаточного лагеря на Крещатике. Читателям специфического интернет-издания не нужно объяснять, какие возможности для проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ) открывает столь вовремя поданный и рассмотренный руководством документ. И пошли «в народ» оперативные сотрудники всевозможных оперативных служб с целью выявления «американских наколотых апельсинов». Такова была скромная участь Юрия Солдатова в формировании одного из символов «оранжевой революции» (второй символ – это, как вы помните, валенки: “Made in USA”). Я не буду сейчас выяснять авторство идеи между скромным полковником и не менее скромной женой оппозиционного нынче политика. Будем надеяться, что время расставит все по своим местам.

На третий тур выборов генерала Науменко послали уже на Родину – в Луганскую область. Слишком многое стояло на кону и личные связи играли решающую роль. И здесь наш герой отличился. Сначала в Луганске забросали камнями оранжевый «поезд дружбы». Позднее были побиты окна штаба Ющенко в «городе шахтерской славы» Ровеньки. Прямо накануне голосования, 25 декабря, произошло нападение группы отморозков с бейсбольными битами на избирательный штаб оппозиционного кандидата в г. Сверловске.

Региональные СМИ тогда били тревогу по поводу бездеятельности милиции и обращали внимание на присутствие в городе заместителя министра внутренних дел (?!) генерала Анатолия Науменко. Не исключено, что в случае победы должность замминистра таки досталась бы «пробивному» генералу.

Сценарий постановки вышеуказанных безобразий, чинимых в присутствии «куратора» из МВД, тесным образом переплетается с более скандальной историей о побоище под стенами Центральной избирательной комиссии с участием переодетых милиционеров и случайно оказавшимися на месте событий видеокамерами вездесущей госпожи Подашевской…

Но, к счастью, не сложилось. Зато украинский народ и простые менты получил шанс на «светлое будущее». С неожиданным приходом нового Министра, так сказать «с той стороны линии фронта», скептицизм в генеральских рядах стал расти в геометрической прогрессии. Особенно, после внезапного увольнения всех заместителей.

Умудренный многолетними внутриминистерскими интригами Виктор Зубчук ушел на заслуженный отдых и неслабую пенсию добровольно, можно сказать «с гордо поднятой головой», еще за две недели до «пакетного» увольнения одиннадцати оставшихся замов. Не знаю, на что надеялся генерал Никитенко, который курировал осуществление «наружки» за нынешним Президентом и  подписался под результатами служебного расследования о непричастности МВД к данной «деятельности» в отношении Георгия Гонгадзе.  На что рассчитывал Михаил Манин, который поведал миру о причастности УНП к «троещинскому теракту» а гражданской компании «Пора» кроме того еще и к фальшивомонетничеству? Что чувствовал Николай Любар,  который 11 ноября 2004 г. на совещании у черкасского губернатора напрямую потребовал срыва выборов, если Янукович не наберет 50% голосов? Как себя ощущал свеженазначенный замминистра — «спаситель нации» командующий Внутренними войсками Сергей Попков, присягнувший на верность Виктору Федоровичу и давший «приют» опальному премьеру в одной из своих воинских частей в самые напряженные дни?

Впрочем, что-то я отвлекся от нашего основного фигуранта. По началу, еще до неожиданного прихода Юрия Луценко в МВД, Анатолий Вячеславович вынашивал грандиозные планы по поводу возвращения на родину в качестве начальника милиции Луганской области и даже формировал команду, в которую предложил влиться своему заместителю подполковнику Грачеву.

В дальнейшем, осознав нереальность своих фантазий и неизбежность карьерного «заката», наш герой начал интенсивно распространять слухи по поводу своего скорого возвращения в Херсон. Вот что дословно сообщила своим читателям газета независимой местной телерадиоорганизации «Булава»:
 
«Генерал Науменко напомнил о себе. То, что кадровые перестановки начались в стране — это факт. Факт и то, что генерал Семкив сейчас формально находится в отпуске. Загадкой для всех херсонцев пока что остаются фамилии четырех новых ключевых фигур в области: губернатора, начальника СБУ, начальника УМВД, прокурора области. По слухам, из Киева в Херсон возвращается на должность начальника УМВД в области генерал Анатолий Науменко, которому 23 февраля исполняется 44 года. Говорят, будто бы в следующем году генерал Науменко хочет выдвинуть свою кандидатуру на выборах мэра Херсона в 2006 г. Желающих много. Пройдет ли кандидат Науменко?»
 
Вот такие амбициозные планы строил совсем недавно наш герой. А пока он решил взять «тайм-аут» и срочно слег «на больничный». Глядя на фото этого пышущего здоровьем человека тяжело поверить в то, что его может  что-то «подкосить». Медики поговаривают, что резкая смена климата после недавнего январского отдыха на «заморском курорте» могла вызвать «гипертонические проблемы» у генерала. Другие высказывают предположение, что наглость, хамство и цинизм  в повседневном общении с подчиненными  не в последнюю очередь стали тому причиной.

Тем не менее, официальный статус «больного» не мешает генералу и некоторым его заместителям с открытым больничным листком чуть ли ни ежедневно проводить «полулегальные» совещания руководства Департамента. Даже в минувшие выходные Анатолия Вячеславовича можно было наблюдать в его служебном кабинете на Богомольца. Очень схожа ситуация с той, в которой оказался наш герой в сентябре 2003 года.

Впрочем, хочется пожелать ему скорейшего выздоровления и возвращения в строй. Родине сейчас нужны опытные профессионалы и возможно один из отсталых сельских райотделов ждет, не дождется своего нового руководителя. Теоретически не исключено, что генерал будет востребован в Российской Федерации, которая в свое время наградила его двумя медалями. Правда этот вариант вероятен только в том случае, если  «подвигами» генерала заинтересуется Генпрокуратура.
Как ни крути, получается как в той песенке: «меня засосала опасная трясина… «кондуктор», нажми на тОрмоза».

На этой мажорной ноте хочется закончить сие ЛЮСТРАционное исследование, а  свой виртуальный штамп на «Личном деле» сегодняшнего фигуранта поставит время (согласно последним сигналам из МВД, с сегодняшнего дня этот процесс официально будет называться «внеочередной переаттестацией» с привлечением общественности…).
 
Павел Скала

***

Многолетние стенания Луценко по поводу того, что «милиция с народом» стали в МВД чем-то вроде привычного шумового фона, который давно не замечается. В общем-то, с самого начала луценковского правления было понятно, что кардинальных изменений ожидать не приходится – слишком много громких слов, без намека на хоть сколько-нибудь внятную программу. Но милицейские профессионалы, выжившие в самые мрачные смирновско-билоконевские годы, очень надеялись на кадровое очищение. Луценко мог, без малейшего труда, выкинуть из министерства наиболее одиозно-легендарные личности.

Никаких сверхусилий для этого не требовалось, однако политика обновления руководства в регионах и в центральном аппарате свелась, в основном, к малоосмысленной перетасовке. В результате милицейский одиум остался на плаву и стал в дальнейшем получать новые высокие назначения. Ничего не изменилось и во время второго прихода министра — он стелет зеленую дорожку людям, одни фамилии которых тали знаковыми.

Последнее кадровое назначение на областное УВД показало, что Юрий Витальевич в кадровой работе абсолютно безнадежен. Несмотря на многочисленные предупреждения, начальником Днепропетровской милиции стал генерал Анатолий Науменко, более известный в МВД под кличкой «Толя-железяка». О котором, кстати, “ОРД” неоднократно писало начиная с 2005 года.

О происхождении клички чуть позже, а сейчас о некоторых личных характеристиках Анатолия Вячеславовича. Совершенно разные люди, сталкивавшиеся с ним по работе, отмечали в качестве доминирующих качеств – тупость и грубость, сочетающиеся с крайней амбициозностью. На этом чуть было, в самом начале не сорвалась его карьера. Начал службу Науменко оперуполномоченным УГРО Стахановского горотдела Луганской области. Должность не из самых сложных, тем более, сколько-нибудь сложных заданий молодому оперу никто не поручал. После того, как он не справился с элементарными делами по мелким кражам, Толю посадили на ведение документации отдела. Немаловажно было и то, что с людьми Науменко работать категорически не мог – сразу же пошли жалобы на хамское поведение и рукоприкладство (последнее в середине восьмидесятых было скорее исключением, чем правилом). Однако, и с бумажками он не мог совладать и, кроме того, обвинил шефа в предвзятом отношении. В итоге, юное дарование дошло до того, что начало строчить рапорта начальнику УВД с жалобами на преследования.

Чтобы положить конец начавшейся склоке, решили сплавить Науменко на инспекцию по делам несовершеннолетних, считавшейся службой исключительно женской и совершенно не подходящей для профессионалов угрозыска. Результата это не дало и скандалы не прекратились — обиженный Науменко обвинял начальство в некомпетентности и прочих грехах. Продолжалось все до тех пор, пока не догадались отправить скандалиста на учебу в институт МВД и, избавить, таким образом, областную милицию от постоянной головной боли.

Казалось, не по разуму, амбициозный милиционер, так и закончит свою карьеру в инспекции по делам несовершеннолетних или тому подобной второстепенной службе, но смутное время круто изменило его судьбу. После возвращения в 1992 году в Стаханов, он нашел подход к новому начальству, неожиданно открыв в себе недюжинный дар, благодаря которому  и получил позднее оригинальную кличку.

Начало девяностых ознаменовалось расцветом металлоломного бизнеса, когда целые предприятия разбирались и сдавались на вес. Науменко придумал, как, не прилагая никаких усилий, получать немалый процент с этого, изначально чрезвычайно криминализированного и непрозрачного, бизнеса. Схема была гениальна по простоте – ГАИ просто блокировала предприятия по переработке и не давала въехать на них машинам с металлолом. Вопрос не решался до тех пор, пока не выплачивался откат, минимальная сумма которого составляла 20% от чистой прибыли. В полную силу схема была реализована, когда Науменко, по протекции карьерного алкоголика министра Смирнова (которому была заплачена немалая сумма), стал начальником Херсонского УВД и уже после майдана – Николаевской. Тогда мероприятия реализовывались в областном масштабе, а заводы по переработке полностью окружались, как вражеские армии. Если же, кто-то из предпринимателей начинал слишком активно возмущаться и качать права, то мгновенно УБЭПом возбуждалось уголовное дело и, взывавший к правовому государству, закрывался надолго.

Классической стала операция по взятию в кольцо ГАИ херсонского Механического завода, на котором работали две дорогостоящих печи непрерывного цикла по переплавке цветных металлов. Их конструкция была такова, что в случае незагрузки в положенное время сырьем, они навсегда выходили из строя. С утра подъезды к Мехзаводу заблокировали автопатрули, а вечером директор Путилов был вынужден завезти требуемую сумму в УВД.

Любовь к металлу однажды проявилась у генерала и в другой, можно сказать нетрадиционной, форме. Компания Довганя выкупила бездействующий продуктопровод Херсонский НПЗ – Николаевский глиноземный завод и начала выкапывать трубы на металлолом. Но, как только работы дошли до границ Николаевской области, Науменко популярно объяснил следующее. Что там и как покупали, его не колышет, но в области хозяин он и, без его разрешения, ни одна труба выкопана не будет.

Попытки игнорировать ультиматум и продолжать работу, закончились несколькими задержаниями и возбужденными уголовными делами по хищению в особо крупных размерах.

Побежавшие в суд бизнесмены, наконец, поняли, что лучше заплатить и Науменко прибавил еще одну копийчину к и так немалому состоянию.

Кстати, в Николаеве Науменко усвоил, что делиться надо не только с начальством в МВД, но и прокуратурой. Вначале, считая свои позиции неуязвимыми, он начал войну с областным прокурором Стояновым, личностью тоже легендарной. Стоянов прославился двумя вещами – коллекцией суперпрестижных автомобилей и бессмертным выражением, что «под лежачего прокурора деньги не текут».

Вначале дело пошло успешно. Науменко прижал несколько десятков крупных николаевских бизнесменов и объяснил, что прокуратура теперь ничего не решает и за крышу надо платить в милицию. Особо непонятливых задержали по разным поводам (вроде нахождения пакетика анаши), а в камере они быстро осознали, кому надо нести деньги.

Понесший большие убытки областной прокурор озверел и возбудил по Науменко сразу несколько уголовных дел, с перспективой посадки на долгие годы. Науменко, при незаурядной наглости, крайне труслив и первый побежал мириться в облпрокуратуру. Стоянов, не помня зла и, проявив незаурядное благородство, принял извинения и договорился о сферах влияния — кто с чего имеет. Достигнутое соглашение скрепили совместным походом к лучшим девочкам Николаева, благо проституция крышевалась исключительно милицией.

Между прочим, генерал вообще тонкий ценитель женского пола и всегда находит самые разные формы удовлетворения амурного интереса. Скажем, в Херсоне Науменко, с любовью, обустроил в местной женской колонии хорошо поставленный бордель экстра-класа.

Начальство колонии отобрало и нарядило на работу самых симпатичных девочек, а милиция снабжала высокопоставленной клиентурой, готовой платить  немалые деньги за экзотический секс на зоне. Да и сам начальник УВД не брезговал наезжать для проверки профессионального уровня зэчек-путан.

Что уж говорить о такой банальности, как женщины-подчиненные. Они, кстати, единственные были, хоть как-то, застрахованы от хамства, со стороны начальника. На всех занимаемых руководящих постах он создавал такую атмосферу, что лучшие специалисты  подавали рапорты и уходили пачками, а их место занимали лизоблюды. Например, угрозыск Николаевской области был тотально зачищен от профессионалов с многолетним стажем, показывавших одни из лучших в стране, результаты.

Зато понятливые девушки могли без проблем получить новую звездочку или повышение, проведя вечерок с начальником УВД в интимной обстановке. Похоже для того, чтобы замолить подобные грешки, Науменко строил в любой области под своим патронатом церкви. Правда, делал это несколько странно для верующего. Не жертвуя ни копейки, он давал разнарядки бизнесменам и очень быстро получал необходимую сумму — раза в 3 большую, чем стоило строительство. Само собой, разница шла христолюбивому милиционеру в вознаграждение его менеджерских талантов.

Когда в 2005 году МВД возглавил бывший лидер «Украины без Кучмы» и начал вещать об очищении МВД, то некоторые недопустимо наивные люди посчитали, что дни Науменко в министерстве сочтены. Щас…Слова поменялись, но все остальное осталось прежним (разве что еще более малопрофессиональным). Люди подобные Науменко, с гибким хребтом, умеющие зарабатывать и благодарить руководство, нужны любой власти, какие бы супердемократические лозунги она не провозглашала.

Вместо ожидаемого увольнения и разбора старых дел, Науменко назначается на один из наиболее лакомых в милицейской иерархии участков – ОБНОН. Технология зарабатывания тут была отработана давным-давно, но надо отдать должное Анатолию Вячеславовичу – схема была улучшена  и стала приносить больше прибыли, одновременно улучшая показатели. Цифры задержанных наркоторговцев серьезно впечатляли, но все они составляли шушеру вроде бабок, выращивавших коноплю на огороде или бомжей, которым при задержании подсовывали пакетик с белым порошком. Иногда, правда, случались и крупные дела, но арестовывались залетные таджики, узбеки, афганцы или «дикие» торговцы, нагло влезшие без разрешения на чужую территорию. А честно платившие наркоторговцы, получали надежную защиту. Сколько раз происходили случаи, когда задерживавшиеся операми «на земле» распространители наркотиков, отпускались по звонку сверху.

Происходившее было очевидно для всех и, далеко не только в МВД. В школах и институтах телефоны наркодилеров висят, чуть ли, не на доске объявлений, а старушки под подъездом точно укажут — в какой квартире продается доза. Только вот ОБНОНу нет до этого никакого дела. Откат ребята платят вовремя – значит к ним никаких претензий.

Излишне принципиальные начальники областных ОБНОНов увольнялись Науменко под различными предлогами и больше уже не находилось желающих возражать. Механизм стал безотказно работать во всеукраинском масштабе — на местах собирались деньги и регулярно отвозились в Киев.

Не довольствуясь усовершенствованием старого механизма, Науменко организовал абсолютное новшество. Именно его можно считать одним из крестных отцов захлестывающей страну трамадоловой наркомании. Под генеральской крышей в Луганской области действуют крупнейшие производители трамадола в Украине и, Науменко имеет долю от их доходов. Естественно — он приложил максимум усилий, чтобы трамадол занял достойное место среди наиболее популярных наркотиков и, чтобы его распространение не вызывало затруднений.

В общем, достойного кадра назначил Юрий Витальевич на одно из мощнейших УВД страны, возможности которого не сравнишь с Херсоном и Николаевом. Здесь уж он развернется в полную силу, да и дорога в министерское кресло теперь открыта.

Наверное, не случайно Науменко не стесняется публично заявлять, что его кумиром является бывший министр внутренних дел СССР Николай Щелоков (пожалуй, крупнейший коррупционер брежневского периода). Дальнейший путь бывший стахановский борец с малолетними правонарушителями, наметил точно. Правда, карьера Щелокова закончилась весьма печально и жизненный путь он, брошенный всеми, под угрозой ареста, закончил бесславно. Никакие наворованные огромные деньги ему не помогли, когда борьба с коррупцией началась вестись государством по настоящему.  И об этом честолюбивому генералу следовало бы помнить.

Андрей Величко