Спецслужбы
19.08.2009

Ликвидирован основной подозреваемый в похищении сына вице-президента "Роснефти"

После смерти русского ваххабита Виталия Чернброкина уничтожены практически все, кто обладал информацией по делу Михаила Ставского

Cледственный комитет при прокуратуре РФ сообщил вчера о ликвидации в Ингушетии боевика Виталия Чернобровкина, который заочно обвинялся в организации похищения сына вице-президента компании "Роснефть" Михаила Ставского. Похитители добровольно освободили заложника. На этот поступок экстремиста, как полагают его приятели, толкнула "безумная" любовь к подруге-чеченке, которая находится под стражей по этому делу.

 

Ваххабита Чернобровкина ликвидировали 6 августа в ингушском селе Кантышево. Сотрудники ФСБ застрелили забаррикадировавшихся в частном доме братьев Мусу и Адама Хутиевых, а их соратник подорвал себя гранатой. Только на днях сотрудники МВД Ингушетии опознали погибшего, которым оказался 34-летний русский ваххабит Виталий Чернобровкин.

 

Врез ИА "Руспрес", Газета.ру, 18.08.2009:  "У жителей села Кантышево своя версия событий: по их словам, в тот день никакой перестрелки между боевиками и федералами не было, а Адам Хутиев до последнего времени находился за рубежом. «В пятом часу утра в дом к Мусе, где была его мать, жена и племянница, приехали силовики. Детей и женщин отвели к соседям, а Мусу сначала попросили заправить машину, а потом завели в дом и убили. Потом военные занесли в дом два каких-то тела в полиэтиленовых мешках и пригласили одного из местных жителей для опознания. Он сказал, что это Муса и Адам, а третьего человека не узнал», – сказал один из местных жителей «Газете.Ru». По его словам, после этого мать и жену Мусы Хутиева пригласили в морг для выдачи тел. «Но тогда они опознали только Адама, а второе тело, как оказалось, принадлежало Чернобровкину. Мусу нашли позднее, опознали по кольцу. В итоге похоронили этого Чернобровкина и братьев вместе», – говорят жители села. По их словам, особенно странным им показался тот факт, что Адам Хутиев находится в Ингушетии, так как несколько лет назад он уехал в университет Аль-Азхар в Каире. Ранее Хутиев закончил Суворовское училище, а потом открыл свою строительную фирму в Саратове и практически перестал общаться с семьей, пока в 2007 году не объявил родным, что едет учиться исламскому богословию в Египет. «Он связывался с семьей совсем недавно, и его родные не могут понять, как он попал в Ингушетию. Может, во время летних рейдов на студентов с Северного Кавказа в Каире, когда привезли сына Супьяна Абдуллаева в Чечню, и Адама взяли, а потом он был в плену. Но с Чернобровкиным Адам познакомиться не мог, он не боевик», – сказал собеседник «Газеты.Ru».

 

По данным оперативников, в середине 90-х Чернобровкин проходил срочную службу на Северном Кавказе, а затем переметнулся к ваххабитам, став одним из них. В 2002 году его задержали с самодельной бомбой и посадили на шесть лет за подготовку теракта. Выйдя на свободу в конце прошлого года, Виталий Чернобровкин познакомился с жительницей Грозного Заремой Датаевой, которую, как утверждают приятели ваххабита, "безумно полюбил с первого взгляда". Еще через некоторое время пара перебралась в Москву, сняв квартиру в доме на Ленинском проспекте, а 18 июня этого года к ним домой нагрянули оперативники угрозыска.

 

Как заявил "Ъ" адвокат госпожи Датаевой Павел Левшун, визит милиционеров стал для его подзащитной, которая тогда была одна в квартире, полной неожиданностью. "В Москву Зарема приехала в качестве домохозяйки, она если и выходила из дома, то только в магазин за продуктами,— говорит защитник.— Чем занимается ее муж, она, как и большинство кавказских женщин, понятия не имела. Думала, что бизнесом".

 

Дверь милиционерам госпожа Датаева не открыла, а вместо этого стала звонить по мобильнику мужу, который, как полагает следствие, приказал ей "уничтожить" находящиеся в квартире документы и мобильные телефоны. Пока оперативники ломали металлическую дверь, чеченка, как считают участники расследования, исполнила приказ, уничтожив таким образом важные улики. Еще через двое суток чеченку арестовали по обвинению в "похищении несовершеннолетнего из корыстных побуждений с применением насилия, совершенном организованной группой" (п. "а" ч. 3 ст. 126 УК России). В минувшую пятницу арест госпоже Датаевой был продлен судом еще на 1,5 месяца.

 

По версии же следствия, 13 апреля этого года ваххабит Чернобровкин с подельниками похитил 17-летнего сына вице-президента компании "Роснефть" Михаила Ставского. Четверо мужчин под угрозой оружия посадили Михаила Ставского-младшего, студента 1-го курса Московского госуниверситета нефти и газа имени Губкина, в BMW и увезли прямо от здания университета.

 

Похитители держали юношу в разных квартирах чуть более двух месяцев. Выдвигались ли за это время какие-либо требования отцу пленника, неизвестно. 18 июня ночью, буквально через несколько часов после задержания Заремы Датаевой, Ставского-младшего преступники отпустили.

 

Правоохранительные структуры тогда заявили, что Cтавский-младший был освобожден в ходе спецоперации без выкупа. При этом один из знакомых предполагаемого организатора похищения Виталия Чернобровкина сказал "Ъ", что выкупа действительно не было, как, впрочем, и спецоперации. "Ключевое слово здесь — любовь,— считает приятель ваххабита.— Узнав о том, что его подруга попала за решетку, Виталий, желая облегчить ее участь, освободил заложника без согласования с заказчиком. Возможно, это обстоятельство и повлияло на его дальнейшую судьбу".

 

Сергей Машкин

 

****

 

Михаил Ставский нарвался на "Грознефтегаз"


По данным спецслужб, Виталий Чернобровкин родился в 1975 году в Чите. У себя на родине он познакомился с выходцами с Кавказа, некоторые из которых были ваххабитами. Молодой человек принял ислам, а в конце 1990-х годов подался в Чечню, где проходил обучение в одном из лагерей полевого командира Хаттаба. Там он сошелся с другим боевиком, уроженцем Ингушетии Иссой Бековым. Они поселились в одной из квартир в городе Карабулак (Ингушетия), где, как считают оперативники, начали создавать подпольную террористическую группу.


В частности, спецслужбам известно, что Чернобровкин и Беков поддерживали тесные отношении с Рашидом Атабиевым — одним из лидеров джамаата «московский», действовавшего на территории Карачаево-Черкесии. Этот джамаат организовал в 2000-2001 годах серию терактов. По данным спецслужб, такой же джамаат, только на территории Ингушетии, создавали и Чернобровкин с Бековым. Они активно закупали взрывчатку, оружие, вербовали новых участников. Всего в их группу входили около 15 человек, а база бандитов располагалась все в том же Карабулаке.


В 2001 году контрразведчикам удалось схватить Чернобровкина и Бекова, у которых был изъят большой арсенал оружия и взрывчатки. Боевикам предъявили обвинения по ст. 30, ст. 205 УК РФ (подготовка террористического акта) и ст. 222 УК РФ (незаконное хранение оружия и боеприпасов). Дело в отношении Бекова и Чернобровкина рассматривал Верховный суд Ингушетии, который в ноябре 2002 года признал боевиков виновными по всем инкриминируемым им статьям и приговорил к пяти и шести годам заключения в колонии строгого режима соответственно.


На свободу  Чернобровкин вышел только в прошлом году и сразу уехал на Северный Кавказ к приятелю Иссе Бекову. По данным УФСБ, там он присоединился к группе Абдул-Малика Алиева (уничтожен в Ингушетии в июне 2009 года), на счету которой серия убийств сотрудников правоохранительных органов, служащих различных ведомств и их родственников. В Ингушетии Чернобровкин познакомился и со своей ровесницей Заремой Датаевой.


Весной этого года профессиональный террорист спокойно приехал в Москву, где он и его подельники начали готовить новое громкое преступление – похищение сына вице-президента «Роснефти» Михаила Ставского.


Относительно причин нападения на Михаила Ставского полной ясности нет. В Замоскворецком суде представитель прокуратуры заявил, что молодого человека взяли в заложники «из корыстных побуждений». Действительно, по основной версии следствия, преступление было совершено с целью получения выкупа. Хотя родственники Михаила говорят, что за все время с 13 апреля боевики ни разу не связались с ними и вообще никак не давали о себе знать. Рассматривается и другая версия этого преступления. По данным «Росбалта», Михаил Ставский-старший как представитель «Роснефти» входил в советы директоров ее основных «дочек» на Северном Кавказе – «Грознефтегаза» (Чечня) и «Роснефть-Дагнефти» (Дагестан). В последнее время вокруг «черного золота», добываемого в этом регионе, имед немало споров.

 

Источник: "Росбалт", 18.08.2009