Спецслужбы
11.01.2010

Дом полковника Сергея Подшивалова

Дом полковника Сергея Подшивалова
  • Тайный советник (Петербург), 28.12.2009
Жалобы обвиняемого Павла Дороша могут оставить высокопоставленного милицейского чиновника без жилья
Сестрорецкий районный суд принял решение о сносе частного дома в поселке Солнечное, принадлежащего начальнику Центра противодействия экстремизму Главного управления МВД в Северо-Западном федеральном округе Сергею Подшивалову. Этого уже много лет добивался бизнесмен Павел Дорош, который выдвигает против Подшивалова самые невероятные обвинения. Сейчас Подшивалов ждет рассмотрения своей жалобы на решение Сестрорецкого суда в кассационной инстанции, а Дорош тем временем готовится предстать перед Калининским районным судом - его обвиняют в легализации имущества, полученного преступным путем, и по двум эпизодам мошенничества.

В чём виновата бабушка?

По мнению Сестрорецкого районного суда Курортного района Петербурга, Сергей Подшивалов не имел права строить дом на Лесной улице поселка Солнечное. Дело в том, что распоряжение районной администрации, в соответствии с которым земельный участок, где располагается спорный дом, был предоставлен бабушке Сергея Подшивалова в пожизненное наследуемое владение, вышло в свет после ее смерти. Суд решил, что Подшивалов должен освободить "самовольно" занятый участок и снести построенный там двухэтажный кирпичный дом.

Беспрецедентное для нашего региона судебное решение пока не вступило в законную силу - Сергей Подшивалов направил в Санкт-Петербургский городской суд кассационную жалобу, судьба которой решится примерно через месяц. Насколько нам известно, глава регионального Центра по противодействию экстремизму мотивировал свою жалобу тем, что не был надлежащим образом извещен о судебном процессе, в связи с чем не смог в нем участвовать. А если бы смог, вероятно, объяснил бы судье: не виновата его покойная бабушка в том, что не дождалась конца бюрократической волокиты и покинула этот бренный мир до того, как чиновничий монстр переварил поданные ею документы на предоставление злополучных двенадцати соток.

Впрочем, от официальных комментариев Подшивалов отказался, хотя неофициально описывал захватывающую историю своих взаимоотношений с бизнесменом Павлом Дорошем в течение двух часов.

Интересно, что Павел Дорош участником резонансного судебного процесса не являлся, но администрация Курортного района обратилась в Сестрорецкий суд после того, как Дорош "забомбил" жалобами о незаконном строительстве дома Подшивалова не только районную администрацию, но и все вышестоящие инстанции, вплоть до первого лица страны! И похоже, в данном случае "после" как раз означает "вследствие", хотя неоспоримый факт тут лишь один: Павел Дорош точно знал, что Сергей Подшивалов строит на злополучном участке дом, потому что имел удовольствие наблюдать за строительством лично - его дом располагается на соседнем участке.

Впрочем, история эта совсем не похожа на то, "как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем".

Корова и другие

История знакомства этих двух не похожих друг на друга людей покрыта мраком. Отказавшийся от комментариев Сергей Подшивалов в многочисленных инстанциях, проверяющих жалобы Павла Дороша, по слухам, объясняет следующее: когда-то давно Дорош обратился в РУБОП с заявлением о нарушении его законных интересов, - там и познакомились. Сам Дорош в воспоминаниях о первой встрече с Подшиваловым куда категоричнее - дескать, знакомство это сопровождалось разговорами о "крыше", от которой он отказался, из-за чего и стал жертвой всяческих преследований. Факты преследований при этом звучат, мягко говоря, невнятно.

Еще нам рассказали загадочную историю о том, как у матери одного следователя много лет назад в деревне умерла корова какой-то редкой породы. Говорят, некий бизнесмен взялся заплатить крупную сумму денег для покупки новой коровы. И, по слухам, в этой истории также фигурирует фамилия Дорош. Говорят, следователь, узнав об этом, удивился - претендент на покупку коровы в то время как раз был фигурантом находившегося у него в производстве уголовного дела. Только вот нюанс: денег на новую корову ни следователь, ни его мама не получали. Павел Дорош прокомментировал этот слух с чувством юмора: "Я тоже слышал об этом".

Список притеснений, которым Павел Дорош, по его собственным словам, подвергся во время всей этой истории, поражает воображение. Если быть кратким, то в ходе конфликта с начальником регионального Центра противодействия экстремизму, по словам Дороша, имело место следующее:

- Дорошу угрожали физической расправой;

- зверски избили его;

- выгнали из здания ГУ МВД РФ в СЗФО;

- Дороша окончательно рассорили с его бывшей женой;

- дезинформировали сотрудников дипломатических представительств Канады, Финляндии и Италии, чтобы лишить его возможности посещать эти страны и общаться с проживающими там его дочерьми;

- сфабриковали в отношении Дороша уголовное дело;

- пытались опорочить в глазах сотрудников администрации Курортного района, с которыми Дорош поддерживает хорошие отношения;

- пытались опорочить Дороша в глазах иностранных бизнесменов с помощью якобы имевшихся у него связей в разведывательных органах Финляндии.

Помимо этого Дорош считает, что Сергей Подшивалов дружил с финским шпионом...

Продолжать этот список не хватает духу, тем более что ни один из пунктов страшного списка не подтвержден официально.

Впрочем, один факт сомнений не вызывает: жертва перечисленных выше домогательств Павел Дорош действительно является обвиняемым по уголовному делу, которое в начале 2010 года начнет слушаться в Калининском районном суде.

Столы, стулья и бывшая жена

В уголовном деле Павел Дорош обвиняется трижды, причем все три раза в совершении серьезных преступлений. По версии следствия, он дважды совершил мошенничество в крупном размере и один раз легализовал приобретенное преступным путем имущество.

Первый эпизод уходит корнями в 2003 год, когда Павел Дорош был генеральным директором некоего ООО "Хаэрикс", принадлежавшего финской компании HR-Group OY. По версии следствия, Дорош похитил у "Хаэрикса" имущества общей стоимостью почти в 1,5 миллиона рублей. Тут и автомобили, и столы, и стулья, и компьютеры, и даже настольные лампы! Следствие полагает, что, когда Павел Дорош был уволен с должности генерального директора, он вместо того, чтобы честно сообщить об этом своим бывшим подчиненным, приказал им продать все имущество компании. Они якобы и продали, думая, что господин Дорош продолжает быть их руководителем.

Второй эпизод этого дела поражает куда больше. Следствие полагает, что Павел Дорош сфальсифицировал целый судебный процесс. По версии следствия, он подделал исковое заявление от своей бывшей жены к самому себе. И в результате последовавшего за этим судебного процесса, как полагает следствие, Дорош признал эти сфальсифицированные исковые требования, "проиграл" суд, благодаря чему умудрился получить в собственность квартиру, которая до того принадлежала его бывшей жене. Удивительное решение приняла судья Красносельского суда Витушкина.

Видимо, во избежание непредвиденных случайностей, которые могли бы повредить этому успеху, Павел Дорош, как считает следствие, сразу же продал упомянутую квартиру. Потом она была перепродана еще раз. Следствие расценило это как легализацию имущества, приобретенного в результате совершения преступления (того самого сфальсифицированного процесса).

По нашим сведениям, примерно через полгода Калининский районный суд решит, в какой степени все эти обвинения соответствуют действительности.

Павел Дорош, напомним, считает, что его уголовное дело сфабриковал Сергей Подшивалов. А Подшивалов, по слухам, напротив, видит незримое присутствие Дороша в судебном процессе, в результате которого он может лишиться дома и земельного участка, стоимость которого, кстати, приближается к 1 миллиону долларов.

Забывчивый посетитель

Павел Дорош приезжал к нам редакцию дважды. В первый раз перед тем, как попрощаться, он случайно выронил пухлый кошелек. Корреспондент заметил кошелек, когда Дорош уже выходил из редакции. Мы попросили Павла Борисовича вернуться и забрать его.

В другой раз господин Дорош принес нам кое-какие документы, связанные с его историей, и попытался оставить в редакции свой портфель - мол, заберу потом вместе с документами. Нам вновь пришлось попросить его отказаться от этой затеи...