Спецслужбы
25.02.2010

Восхождение Сергея Чемезова началось с личных $100 тыс., которые покойный Цепов по наводке Путина выбил из "казанской" ОПГ

Люди президента, или "агенты и объекты"
Во время предвыборной президентской кампании 1999- 2000 гг. трудно было сформулировать и объяснить, чем именно плоха кандидатура Путина. За пределами Санкт-Петербурга он не был известен, если не сказать, что не был известен вообще, и по этой причине о нем было сложно сказать хорошее или плохое. Лишь одно было ясно уже в 1999 г.: Путин пришел из КГБ, где проработал всю свою сознательную жизнь. Отбор в эту организацию производили специальные люди, отбирая туда тоже очень специальных людей. С этими засекреченными людьми мало сталкивалось население огромной страны, а если сталкивалось, то часто не знало, что коллеги, друзья или даже родственники работают в структурах госбезопасности. Наоборот, те, кто работал в этих структурах, очень хорошо друг друга и друг о друге знали. И по воле могущественной организации КГБ-ФСБ, в которой они работали, помогали друг другу, продвигали друг друга, назначали друг друга на все более и более высокие должности, распространяясь по безграничным территориям как раковая опухоль. Непосвященное население никогда не могло понять, чем именно объяснялся карьерный рост того или другого человека, часто не выделявшегося профессиональными навыками, а то и выделявшегося, но в сторону непрофессионализма. А бестолковые коллеги все становились и становились начальниками. И приходилось делать вывод, что порочной является советская система (или страна Россия). Между тем "система" была не такая уж бестолковая, просто это была совсем другая система - система КГБ-ФСБ, которая преследовала простую цель: всеми правдами и неправдами стараться ставить на все руководящие должности собственных офицеров действующего резерва или завербованных агентов. Мы расскажем всего лишь о нескольких друзьях и знакомых Путина и об одном его враге; и на примере этой главки постараемся объяснить, чем плох президент из КГБ. А плох он тем, что тащит за собой наверх тысячи маленьких Путиных, таких же никаких, как он, только с "ксивой" сотрудника или агента госбезопасности, своих друзей, которые, по-человечески рассуждая, не друзья, а соратники по КГБ-ФСБ, и по воле все той же организации, Путин их предаст, продаст и "додушит", если будет нужно, - как "додушивают" сегодня офицеров действующего резерва, посланных на работу к Михаилу Ходорковскому и принесенных в жертву многомиллиардному экономическому проекту по разграблению нефтяной компании ЮКОС. Они просто стали разменной монетой, жертвами обстоятельств. У сотрудника спецслужбы не бывает друзей. Люди, с которыми он сталкивается, делятся на две категории: агенты и объекты. Агент - это тот, кого ты вербуешь, кто поставляется тебе информацию, является твоим источником. Объект - это тот, кого ты разрабатываешь, т. е. формально или не формально, но заводишь на него дело. Иногда агент становится объектом, а объект - агентом. Такое тоже бывает.

Наверное, не все люди, с которыми по жизни сталкивался Путин, сознательно делились им на агентов и объектов. Но нет ничего более наивного, чем считать, что у Путина есть или были друзья. Хотя в частотном словаре любого языка слово "друг" будет одним из самых часто употребляемых. Нам тоже не избежать в этой главе употребление слова "друг" применительно к многочисленным людям, с которыми пересекался президент Путин. Но наталкиваясь в очередной раз на это слово (так уж устроен человеческий язык, что приходится его употреблять), читатель обязан понимать, что этот "друг" - не друг, а коллега по работе в КГБ-ФСБ или агент, часто в формальном смысле. Или даже объект. Итак, "друзья" президента...

Сергей Чемезов

В конце 80-х годов в Москве появился внешне довольно обаятельный мужчина. Звали его Сергей Чемезов. В дни, когда пишутся эти строки, его имя достаточно широко известно в России, как друга президента Путина в том числе. По роду своей деятельности Чемезов весьма успешно торгует российским оружием, возглавляя компанию Рособоронэкспорт. Россия на втором месте в мире по продаже оружия, уступая только Соединенным Штатам. Объемы российских продаж оружия превышают 5 млрд долларов в год.

На момент обоснования в Москве в 1989 г. Чемезов известен не был. Он вырос в Иркутске. По окончании местного политехнического института непродолжительное время работал в Научно-исследовательском институте редких и цветных металлов. Женился, был зачислен на службу в КГБ, служил во 2-м контрразведывательном отделе КГБ по Иркутской области, затем был отправлен в ГДР в качестве сотрудника советской разведки - 1-го Главного управления КГБ.

Официальной (открытой) стороной его деятельности была работа в представительстве объединения "Луч" в Дрездене, занимавшемся развитием атомной энергетики. Основной же задачей Чемезова было добывание технических и технологических секретов западных стран в интересах Управления "T" Первого главного управления (ПГУ) КГБ. В интервью в октябре 2005 г., отвечая на вопрос о совместной службе с президентом Путиным, Чемезов заметил: "Зачем отрицать то, что было? Действительно, мы работали в ГДР в одно время. C 1983-го по 1988 г. я возглавлял представительство объединения "Луч" в Дрездене, а Владимир Владимирович приехал туда в 1985 г. Жили в одном доме, общались и по службе, и по-соседски". С разведкой, однако, у обоих не сложилось; пришлось возвращаться на родину.

В 5-м управлении КГБ (будущем Управлении по защите конституционного строя) служил ветеран этого подразделения генерал-майор Евгений Кубышкин. В органах госбезопасности он прошел через многие карьерные ступени, побывав даже вторым секретарем парткома КГБ. Должность эта была весьма авторитетна и обеспечивала дальнейший высокий карьерный рост. В партком КГБ Кубышкин был избран, когда работал начальником 8-го отдела 5-го управления. Отдел занимался разработкой так называемых еврейских экстремистов: делом Анатолия Щаранского и других известных евреев-отказников. Избранию Кубышкина в высший партийный орган КГБ, на партийном учете которого состояло более 32 тысяч коммунистов, способствовал начальник 5-го управления генерал-лейтенант Филипп Бобков, старательно расставлявший верных ему людей на различные высокие должности в системе КГБ.

Пробыв определенный срок вторым секретарем парткома КГБ, Кубышкин был назначен первым заместителем Инспекторского управления КГБ. Вскоре ему было присвоено звание генерал-майора. Инспекторское управление по своему могуществу уступало лишь Управлению кадров. Именно в кабинетах этих двух управлений вершились судьбы руководящего состава госбезопасности СССР. Бобков смог продвигать своих людей прежде всего благодаря Кубышкину. Так, начальник 2-го отдела 5-го управления (разработка националистических экстремистов) Голушко возглавил секретариат КГБ; затем был назначен председателем КГБ Украинской ССР, а потом возглавил КГБ СССР. Начальник 7-го отдела 5-го управления (пресечение незаконного оборота оружия и деятельности анонимов, высказывающих террористические и иные общественно опасные намерения) Головин возглавил КГБ Узбекской ССР. Несколько других начальников отделов 5-го управления возглавили областные управления госбезопасности. Пожалуй, ни одно из подразделений КГБ не дало такого количества руководителей высшего звена, как 5-е управление Бобкова, а сам Ф. Д. Бобков стал заместителем, а затем и первым заместителем председателя КГБ.

Правда, сам Кубышкин стремительной карьеры не сделал. Примерно через два года он вернулся в 5-е управление на должность заместителя начальника Управления, без перспектив дальнейшего продвижения по службе. Излишне прямолинейный и жесткий, Кубышкин на посту заместителя начальника Инспекторского управления сумел приобрести могущественных врагов в среде высшего звена руководителей органов КГБ. Опытные интриганы, умело используя его чрезмерную любовь к женщинам и выпивке, смогли быстро убрать его с ответственной должности и фактически поставить крест на его карьере. Вернувшемуся в 5-е управление Кубышкину было поручено курировать ряд отделов, в том числе 11-й. Отдел этот был создан в 1977 г. в целях контрразведывательного обеспечения канала международного спортивного обмена. Ближайшей задачей того периода было обеспечение безопасности предстоящей Олимпиады 1980 г., которая проводилась в Москве и Таллине.

В 11-м отделе служили в основном ветераны 5-го управления. Появление в нем нового сотрудника - Чемезова, да к тому же родом из провинциального Иркутска, было воспринято в отделе негативно, так как Чемезов был ставленником нелюбимого генерала Кубышкина. Приходу нового сотрудника сопутствовал ряд "странностей", нарушавших порядок, соблюдаемый при переводе сотрудников периферийных органов в центральный аппарат КГБ. Как правило, сотрудник, зачисляемый в подразделения центрального аппарата, назначался на должность на несколько ступеней ниже той, которую он занимал по прежнему (провинциальному) месту службы. Чемезов же получил ту же должность - старший оперативный уполномоченный, видимо, потому что прибыл в Москву из Дрездена. Кроме того, Чемезова как офицера действующего резерва назначили заместителем генерального директора Союзспортобеспечения, в ведомство, занимавшееся закупкой спортивной одежды и инвентаря за границей для всех советских спортсменов. Квартиру в Москве Чемезову тоже дали, а это в советские годы было немало (многие московские сотрудники КГБ годами ждали очереди на улучшение жилищных условий).

В Союзспортобеспечении наиболее близкие отношения у Чемезова сложились с генеральным директором Виктором Галаевым, в прошлом комсомольским работником, начальником одного из спортивных управлений Спорткомитета СССР и секретарем парткома этого ведомства. Понятно, что монополия на закупку спортивных товаров позволяла контролируемой Галаевым и Чемезовым организации заключать любые соглашения с иностранными фирмами таким образом, что часть денег от контрактов оседала в их карманах, причем деньги эти были для того времени большими: десятки тысяч долларов.

В начале 1990-х гг. Галаев и Чемезов занялись в Санкт-Петербурге популярным тогда бизнесом по продаже куриных окорочков - "ножек Буша", как их называли в народе. Вложили они в этот бизнес около ста тысяч долларов. Бизнес работал неофициально, через доверенных людей, так как госслужащие Галаев и Чемезов (к тому же являвшийся офицером госбезопасности) на личную коммерческую деятельность права не имели. Но у нечестного бизнеса в России были нечестные законы, и друзей, как тогда говорилось, "кинули". Встал вопрос о выбивании денег из обманувших Галаева и Чемезова санкт-петербургских партнеров. Официальные инстанции отпали, так как бизнес был левый. Оставалось одно - обратиться к бандитам.

Среди коллег чекиста Чемезова был молодой офицер, недолгое время прослуживший в 3-м отделе 5-го управления КГБ, - старший лейтенант Юрий Зернов. Несколько лет Зернов проработал в качестве гражданского (без воинского звания) специалиста в одном из подразделений Управления правительственной связи (УПС) КГБ, совмещая работу с учебой во Всесоюзном заочном юридическом институте. По окончании учебы лейтенанту Зернову было поручено курирование Cоюзспортобеспечения, где он познакомился и сдружился с Чемезовым. Вскоре, как офицер действующего резерва, Зернов ушел в коммерцию.

Случай свел его с маршалом Советского Союза Константиновым и его сыном Аркадием, бывшим работником генпрокуратуры СССР, проработавшим там в должности следователя по особо важным делам в звании старшего советника юстиции. Аркадий, используя связи отца в оборонной промышленности, пытался наладить продажу авиационной техники. Оборонная промышленность страны в те годы пребывала в отчаянном положении. Оставшись без государственных заказов, предприятия выживали как могли, порой продавая за бесценок дорогостоящую продукцию. Аркадий не испытывал проблем с предложениями купить авиационную технику - от вертолетов "МИ-8" до гигантов транспортных самолетов "Антей". Сложности были с нахождением покупателей. По совету отца Аркадий Константинов взял в помощники Юрия Зернова, полагая, что его связи в ФСБ могут быть полезны. И не ошибся. Зернов вскоре получил информацию от коллег из ФСБ, что одна китайская фирма заинтересована в восьми вертолетах "МИ-8". В короткий срок Аркадий Константинов сумел найти нужное количество вертолетов, и российская сторона их быстро приобрела по выгодной цене: 875 тысяч долларов за вертолет. Заводы-производители были рады этим деньгам, так как попросту бедствовали. На счет Аркадия Константинова в одном из немецких банков поступило за посредничество более 800 тысяч долларов (ему и Зернову). Коллеги Зернова из ФСБ получили за услуги дефицитные в России факс и ксерокс.

Через несколько месяцев Константинов и Зернов купили по хорошей квартире в Москве и по автомобилю "вольво". Однако на этом удача их оставила. Предложений по приобретению авиатехники больше не поступало. Российская компания, приобретшая вертолеты для Китая, как оказалось, не смогла реализовать контракт и денег с китайской стороны не получила. Так и не проданные в Китай вертолеты стояли где-то зачехленные, банковские проценты на занятые деньги росли. К Константинову и Зернову это, правда, отношения не имело; тем не менее партнеры расстались, причем Зернов считал, что Константинов ему из тех 800 тысяч не доплатил. Поэтому Зернов организовал "бригаду бойцов" во главе с бывшим боксером Печеночкиным и "наехал" на Константинова и его приятеля, живущего в Германии и контролировавшего немецкий банковский счет Константинова с полученными за посредничество деньгами. Так занялся Зернов выбиванием долгов в России и Европе.

Вскоре при невыясненных обстоятельствах был убит глава компании, приобретшей вертолеты, чья задолженность одному из банков составила большую сумму. В ФСБ, разумеется, хорошо были осведомлены о том, чем промышляет Зернов. И когда Чемезову пришла пора выбивать сто тысяч долларов за непоставленные "ножки Буша", выбор его остановился на старом знакомом - Зернове.

Оказалось, однако, что чемезовские сто тысяч украла структура, которую "крышевала" могущественная в Санкт-Петербурге "Казанская" организованная преступная группировка (ОПГ). "Бойцы" Зернова денег вернуть не смогли и, вступив в перестрелку с "Казанскими", еле унесли из Санкт-Петербурга ноги. Тогда Чемезов вышел на сотрудника 5-го управления КГБ Александра Петровича Евдокимова, бывшего куратора МВД СССР по линии Управления 3В КГБ СССР. Евдокимов был близко знаком с верхушкой чеченской мафии, действующей в Москве в начале 90-х годов, поскольку то ли руководил одной из чеченских преступных группировок, то ли был ее консультантом. Однако для чеченской ОПГ сто тысяч были небольшой суммой. Связываться из-за этих денег с Санкт-Петербургом Евдокимов не стал. Оставалась последняя надежда - на старого знакомого по Дрездену.

Роман Цепов

Роман Цепов (настоящая фамилия Белинсон) родился в 1962 г. в Ленинградском пригороде Колпино. После окончания средней школы Роман работал слесарем на Ижорском заводе. Был призван в армию. Мать Романа была главным стоматологом в системе исправительных учреждений Ленинграда и области. Благодаря этому молодой человек с еврейской фамилией Белинсон смог поступить после армии в Высшее политическое училище МВД СССР, где сменил фамилию на Цепов при вступлении в ряды КПСС. Служил Роман Цепов во внутренних войсках и подал в отставку (по другим сведениям - был уволен) в самом начале 90-х годов в звании капитана внутренних войск.

В 1992 г. Цепов открыл в Санкт-Петербурге одно из первых частных охранных предприятий (ЧОП) - "Балтик-Эскорт" (лицензия № 020004) и стал его генеральным директором. Идея создания ЧОПа принадлежала офицеру бывшего 9-го управления КГБ СССР, а затем - Федеральной службы охраны (ФСО) Виктору Золотову. Как офицер действующего резерва ФСБ, он формально курировал ЧОП со стороны ФСБ, одновременно являясь начальником охраны мэра Санкт-Петербурга Собчака и официальным сотрудником ЧОПа "Балтик-Эскорт". Вторым куратором ЧОПа от ФСБ был Игорь Корешков - сослуживец Путина по ленинградскому управлению КГБ.

Таким образом Собчака, имевшего по должности право на федеральную охрану, охраняла ФСО, а семью Собчака - жену Людмилу Нарусову и дочь Ксению, и вице-мэра города Владимира Путина, не имевших формального права на федеральную охрану, охранял ЧОП Цепова, где сотрудником числился Золотов, работавший одновременно в ФСО и являвшийся начальником охраны Собчака. Разобраться в этих хитросплетениях было не просто, но получалось, что Собчака, его семью и Путина охраняли одни и те же люди из команды Золотова - Цепова.

В 1999 г. в интервью газете "Версия" Цепов так вспоминал об этом времени: "Я охранял дочку Собчака, иногда - его жену. Не более того... В питерской администрации пароходство курировал Путин. И администрация обратилась в наше агентство. Заключили договор, и мы работали с Путиным. Работа заключалась в том, чтобы смотреть. Вошел в дом, вышел из дома, сел в машину, вышел из машины... На тот момент Путин по своему статусу был не той фигурой, которой полагается охрана ФСО. Сейчас все вице-губернаторы Питера имеют охрану. Их тоже охраняют частные агентства. Конечно, возникает вопрос: а на какие деньги? Это же дорого. А тогда, в 1996 г., я брал с Путина "несколько копеек", потому что и мне это было выгодно - охрана вице-мэра поднимала имидж агентства. Путин платил всего лишь на зарплату двум ребятам, которые его охраняли, - 400-500 долларов в месяц, оплата ему была по силам. Удобный был клиент".1

Однако о своих отношениях с Путиным Цепов многого не договаривал. Именно Цепов собирал с коммерсантов деньги по линии санкт-петербургского КВС. Именно с Цеповым свел Путин своего старого приятеля Чемезова, когда тот обратился к нему за помощью, причем Цепов, в отличие от всех остальных, сумел вернуть Чемезову украденные у него сто тысяч. Цепов, с подачи Путина, участвовал в крупных коммерческих сделках, например в приватизации Балтийского морского пароходства.

"Балтик-Эскорт" стало основным ЧОПом, обслуживающим Смольный. В числе первых в Санкт-Петербурге оно получило лицензию, дающую право на ношение огнестрельного оружия. А сам Цепов стал числиться кадровым офицером 7-го отдела Регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОПа) Санкт-Петербурга и имел удостоверения ГУВД и УФСБ (при необходимости Цепов предъявлял "корочки" самых разных силовых структур). Многие машины "Балтик-Эскорта" были оборудованы спецсигналами, а у самого Цепова была "непроверялка" - особый пропуск, гарантирующий автомобиль от остановок и досмотров.

В сферу охраны ЧОПа Цепова - Золотова сразу же попали престижные объекты в центре города, круизные суда, гастролирующие эстрадные звезды. Поставив к себе на зарплату многих во властных структурах и правоохранительных органах Санкт-Петербурга, в том числе и Золотова, Цепов и Золотов создали систему, позволяющую бизнесменам через посредничество "Балтик-Эскорта" решать спорные вопросы с партнерами и бандитами, охранять трафик "черного нала", используемого городскими властями и бизнесменами, желающими договориться друг с другом, бандитами и бизнесменами, желающими договориться с мэрией, и бизнесменами, желающими договориться с бандитами. В "Балтик-Эскорте" какое-то время работал Александр Ткаченко, он же Ткач, считавшийся лидером пермской ОПГ. Цепов имел дела с Александром Малышевым (руководителем малышевской ОПГ), позднее убитым [Руспрес: в 2004 году убит Роман Цепов, Александр Малышев проживал в Испании, где в 2008 году был арестован]; с братьями Шевченко, один из которых был убит, а второй получил семь лет условно за вымогательство. Следует отметить, что 1990-е гг. в Санкт-Петербурге, да и во всей России были самым кровавым периодом "разборок" и заказных убийств. Но ни одно лицо, охраняемые ЧОПом Цепова, убито не было. Цепов в основном был стороной нападавшей, а не обороняющейся.

Вывоз Анатолия Собчака во Францию

В 1995 г., в рамках общего плана по захвату власти в России, Коржаков и его сподвижники решили сместить с поста мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака, сторонника президента Ельцина. Разработка семьи и окружения Собчака началась в мае 1995 г. силами 2-го отдела (борьба с коррупцией) Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) Управления внутренних дел Санкт-Петербурга. В декабре появилось беспрецедентное совместное распоряжение двух силовых российских министров - руководителя Службы безопасности России (СБР, бывшее КГБ и будущая ФСБ - тогда КГБ все время переименовывали и реструктуризировали) Михаила Барсукова и министра внутренних дел Анатолия Куликова, поддержанное генпрокурором страны Юрием Скуратовым: "О создании межведомственной оперативно-следственной группы для расследования фактов получения взяток должностными лицами мэрии Санкт-Петербурга". Политический характер травли Собчака был очевиден. То, что за указанием снять Собчака стоит всесильный Коржаков, знали все. Но и то, что в "криминальной столице России" Санкт-Петербурге процветает коррупция и чиновники берут непомерные взятки, тоже всем было известно. Схватка велась не по-джентельменски.

Группу санкт-петербургских следователей возглавил заместитель начальника следственного управления Генпрокуратуры России Леонид Прошкин - один из самых известных российских следователей, ведущих важные государственные коррупционные дела, так называемые "важняки". За год следственная бригада собрала несколько десятков томов уголовного дела за № 18/238278-95. По версии следствия санкт-петербургская строительная фирма "Ренессанс", получившая в собственность несколько многоквартирных домов в городе на условии их реставрации, расплачивалась за этот крупный контракт с небескорыстно вовлеченными в проект сотрудниками мэрии отремонтированными квартирами, продавая их указанным лицам и их родственникам по заведомо заниженным ценам. В ходе следствия были обнаружены документы за подписью Собчака, обеспечивавшие режим наибольшего благоприятствования фирме "Ренессанс", а ее глава Анна Евглевская дала показания, что выплатила 54 тысячи долларов за выселение жильцов принадлежавшей городу квартиры № 17 в доме № 31 на набережной Мойки. Указанная квартира имела смежную стену с квартирой № 8, в которой проживал Анатолий Собчак, его жена Людмила Нарусова и дочь Ксения. После выселения жильцов квартира № 17 перешла Собчаку, а для прикрытия была оформлена на имя Сергеева, личного водителя близкой подруги жены Собчака Людмилы Нарусовой. Улучшили свои жилищные условия также племянница мэра города Марина Кутина (девичья фамилия Собчак) и начальник аппарата Собчака Виктор Кручинин [Руспрес: впоследствии назначен на руководящую должность в Администрации президента РФ].

Кроме того, были вскрыты факты коррупции в прокуратуре Санкт-Петербурга. В соответствии с контрактом, подписанным управляющим делами генеральной прокуратуры Назиром Хапсироковым с турецкой фирмой Ata Insaat Saanyi Ticaret, Ltd., на ремонт здания прокуратуры Санкт-Петербурга было выделено 5.855.435 долларов. Три миллиона из указанной суммы турецкая фирма не получала вообще. Стоимость ремонтных работ была завышена вдвое. У дочери прокурора города откуда-то появилась квартира.

Собчак пытался защищаться. 20 мая 1996 г. санкт-петербургский филиал партии "Наш дом - Россия" обратился к президенту, генпрокурору и премьер-министру с открытым письмом в защиту Собчака, выражая "решительный протест против травли и клеветы, развернутой Генеральной прокуратурой". "Под предлогом "борьбы с коррупцией", - говорилось в письме, - генпрокуратура использует свою работу в политических целях, дискредитируя власть. Следственная группа Л. Г. Прошкина дает интервью и в нарушение всех процессуальных норм публикует бездоказательные материалы в коммунистической прессе: "Советская Россия", "Правда", "Народная правда", которые используются в качестве агитационных листовок в предвыборной борьбе. Обращая внимание на это обстоятельство, петербургская организация "Наш дом - Россия" требует принятия решительных мер для прекращения использования правоохранительных органов в политических целях".

И это тоже было абсолютной правдой, как и факты коррупции, собранные в томах уголовного дела. Среди подписавших письмо был председатель совета cанкт-петербурской организации "Наш дом - Россия" Владимир Путин.

Политически Собчак эту битву проиграл: 2 июня 1996 г. мэром города был избран заместитель Собчака Владимир Яковлев. После поражения Собчака на выборах "квартирное дело" не заглохло. В декабре 1996 г. следственную группу возглавил новый следователь Генпрокуратуры Николай Михеев. Летом 1997 г. по делу были арестованы начальник планово-экономического отдела Главснаб санкт-петербургской мэрии Валентина Любина, бывший помощник мэра Собчака по жилищным вопросам Лариса Харченко и начальник аппарата мэра Виктор Кручинин. К осени, опираясь на показания арестованных и другие собранные материалы, следствие было уже готово выдвинуть обвинения против самого Собчака и членов его ближайшего окружения. Планировались аресты целой группы лиц, в том числе и бывшего мэра города.

Путин в то время был уже в Москве на недосягаемой для санкт-петербургских следователей высоте, но прикрывал Собчака, понимая, что косвенно защищает этим себя, так как следствие докопалось до махинаций Путина. В записке следствия "О некоторых аспектах работы оперативно-следственной бригады МВД в Санкт-Петербурге" о Путине говорилось:

"Получены данные, содержащие признаки преступления - использования служебного положения в корыстных целях - в отношении Путина, одного из высокопоставленных чиновников администрации президента, члена команды Чубайса. Занимаемое в настоящее время Путиным служебное положение сильно осложняет деятельность оперативно-следственной группы и позволяет А. Собчаку чувствовать себя в относительной безопасности".

Путин, занимавший в тот момент должность начальника Главного контрольного управления администрации президента, блокировал "квартирное дело" как мог. Прокурором Санкт-Петербурга был возбужден ряд уголовных дел в отношении офицеров городской милиции, вовлеченных в расследование дела Собчака. Несколько сотрудников милиции, в том числе руководящих, были арестованы. К Путину в Москву зачастила жена Собчака Людмила Нарусова. Разговаривали они всегда наедине, поэтому подробности их бесед неизвестны. Именно Нарусова сообщила Путину, что на Коллегии Генпрокуратуры России после долгих дебатов было принято решение об аресте Собчака. А арест Собчака ставил под угрозу все его окружение, прежде всего Путина.

3 октября 1997 г. теперь уже бывший мэр Собчак был вызван на допрос в прокуратуру. Ожидалось, что ему будет предъявлено обвинение с последующим арестом. Допустить этого не могли ни демократы, символом которых был Собчак, ни Путин, к которому после ареста Собчака потянулись бы нити расследования. По просьбе Путина спецотряд быстрого реагирования Регионального управления по борьбе с преступностью (РУБОП) вывез допрашиваемого Собчака прямо из прокуратуры в больницу, где начальник Военно-медицинской академии Юрий Шевченко, человек близкий к семье Собчака, хороший знакомый Путина, немедленно поставил диагноз, вызвавший тогда серьезные сомнения: обширный инфаркт.

Понимая, что Собчака выводят из под ареста, следователь Михеев встретился с тогдашним руководством Министерства здравоохранения России и договорился о независимом обследовании Собчака столичной профессурой. Однако судебной медицинской экспертизе, информацию о которой Генпрокуратура не вправе была скрывать от кремлевских чиновников, не заинтересованных в аресте Собчака, не суждено было состояться. За три дня до приезда в Санкт-Петербург группы московских кардиологов, 7 ноября 1997 г., офицеры РУБОПа Дмитрий Шаханов и Дмитрий Милин под руководством первого заместителя начальника Управления ФСБ по Санкт-Петербургу Александра Григорьева забрали Собчака из госпиталя и вывезли его в Париж на частном самолете финской авиакомпании Jetflite, зафрахтованной известным виолончелистом и дирижером Мстиславом Ростроповичем. Операцию по вывозу Собчака организовал и контролировал Путин. Прямо на взлетную полосу аэропорта Пулково стремительно выехала машина "скорой помощи", из нее вышли Анатолий Собчак и Людмила Нарусова, сели в самолет и улетели.

Cтав президентом, Путин не забыл тех, кто помогал ему в проведении этой операции. Ростропович стал близким другом Путина. Григорьев (заместитель директора ФСБ в 1998-2001 гг.) возглавил Федеральное агентство по государственным резервам. В 2008 г. Григорьев даже был включен в список возможных преемников Путина (преемником не стал и скоропостижно скончался 10 декабря на 60-м году жизни). Юрий Шевченко стал министром здравоохранения России. На этом посту Шевченко получил прозвище Доктор Смерть, так как в период его руководства российской медициной смертность среди россиян резко увеличилась, а во время освобождения заложников "Норд-Оста" на Дубровке в Москве 23 октября 2002 г. в результате неадекватных медицинских мер по спасению людей, отравившихся усыпляющим газом, погибло 129 человек. После пяти лет провальной деятельности Шевченко был отправлен в отставку.

Назир Хапсироков и Ашот Егиазарян

Управляющий делами генеральной прокуратуры Назир Хапсироков родился в 1952 г. в селе Хабез Карачаево-Черкесской АССР в семье профессора, доктора наук Карачаевского педагогического института Хазира Хапсирокова. После окончания школы Назир поступил в институт, в котором преподавал его отец. В каникулы в числе других студентов подрабатывал инструктором на горнолыжном курорте Домбай, причем уже здесь проявил предприимчивость. Каждой группе, с которой он работал, объявлял, что у него день рождения, после чего следовал сбор денег на подарок. Собранные таким образом деньги являлись неплохим дополнением к зарплате.

После института Назир стал секретарем райкома комсомола, а затем инструктором райкома партии. Однако он продолжал по-прежнему пьянствовать, и дело дошло до рассмотрения вопроса об его исключении из партии. Спасло заступничество отца, уважаемого в республике человека. Но на карьере партийного функционера пришлось поставить крест. Назир уехал из родного города и стал директором комбината бытового обслуживания, организовал на своем комбинате подпольное производство трикотажа. В Советском Союзе таких людей называли "цеховиками". Они производили товар за государственный счет на государственных предприятиях, но по бумагам товар этот не проходил, его как бы не было. А все деньги от продажи шли в карманы организаторов этого не простого и рискованного частного бизнеса, запрещенного советским законодательством. Рано или поздно "цеховиков" арестовывали. Так было и с Назиром. Последовало возбуждение уголовного дела, Хапсирокова на время расследования посадили в следственный изолятор.

Уголовные дела в отношении "цеховиков" в СССР вели органы КГБ, так как крупные экономические аферы в Советском Союзе считались экономической диверсией, угрожающей устоям государства. За незаконные операции, превышающие миллион рублей, Уголовный кодекс РСФСР предусматривал даже смертную казнь. Хапсирокову грозил в лучшем случае длительный срок. Но ему была предложена свобода и закрытие уголовного дела в обмен на сотрудничество в качестве агента КГБ.

Когда в начале 90-х годов Хапсироков занялся строительством дач в Подмосковье для чиновников московского и всероссийского уровня, против него было возбуждено очередное уголовное дело о перерасходе средств на сумму, превышающую полмиллиона долларов. Иными словами, его обвинили в том, что он украл более 500 тысяч. Назир все списал на своего заместителя, который пропал. Сам Хапсироков перешел на другую работу - хозяйственником в Генеральную прокуратуру России. Генеральным прокурором был тогда бывший начальник Контрольно-ревизионного управления (КРУ) президента Алексей Ильюшенко. С новым назначением Хапсирокова совпали появившиеся в прессе сведения о том, что бюджетные деньги, поступающие в Генпрокуратуру на содержание всех прокурорских структур страны, размещаются на счетах Московского национального банка и Уникомбанка, которыми руководил приятель Хапсирокова Ашот Егиазарян.

Ашот Егиазарян родился в Москве 2 июля 1965 г. В конце 1970-х гг. вместе с семьей эмигрировал в Лос-Анджелес. Как раз в 1970-е гг. в Сан-Франциско было открыто генеральное консульство СССР, занимавшееся дипломатическим прикрытием действий советской разведки и выдачей виз американцам, желающим посетить Советский Союз. Все копии анкет на получение въездных виз направлялись в Консульское управление советского Министерства иностранных дел (МИД) и в КГБ СССР - в Центральный пункт оперативной связи. Это давало возможность различным подразделениям госбезопасности активно участвовать в процессе выдачи (или не выдачи) въездных виз иностранным гражданам. Сотрудниками консульских отделов посольств СССР, а затем России, как правило, являлись офицеры разведки, действующие под прикрытием дипломатических должностей. Благодаря этому КГБ и ФСБ были всегда заблаговременно осведомлены о планируемом прибытии в страну того или иного иностранца.

В биографии Егиазаряна все выглядело странно. В 1991 г. в возрасте 25 лет Егиазарян возглавил "Фонд социально-экономического развития московского региона". В 1993 г. создал и возглавил Московский национальный банк (название которого звучит очень не по-русски: "московский национальный"). В 1995 г. банк стал одним из крупнейших в России (затем обанкротился). В банке были размещены счета администрации московской области, Министерства обороны, Росвооружения, Российского космического агентства и Генеральной прокуратуры. В 1996 г. Егиазарян покинул банк и оказался в кресле заместителя председателя совета директоров Уникомбанка. Одним из руководящих сотрудников этого банка стал сын нового генерального прокурора Юрия Скуратова, которому услужливый банкир Егиазарян отремонтировал квартиру, получив за это должность советника генпрокурора России, каковым оставался до 1998 г. Разгадка успеха Егиазаряна заключалась в том, что он был завербован в качестве агента Службой внешней разведки (СВР) России.

Именно этих агентов-приятелей - агента ФСБ Хапсирокова и агента СВР Егиазаряна - использовал Путин для разработки генерального прокурора России Юрия Скуратова, расследовавшего экономические преступления людей из окружения Ельцина. В 1998 г. на деньги Уникомбанка, где работал Егиазарян, была снята та самая "нехорошая квартира", в которой некие неизвестные лица - подчиненные директора ФСБ Путина - сделали видеозапись развлечений "человека, похожего на генерального прокурора" России Юрия Скуратова с двумя "девушками по вызову", из-за чего Скуратов в конце концов был вынужден уйти в отставку.

Уникомбанк скоро рухнул. При банкротстве банка пропали облигации внутреннего валютного займа московской области и 230 млн долларов, выделенных МАПО МиГ на производство самолетов-истребителей для Индии. Деньги эти найдены не были. После краха банка возбуждалось несколько уголовных дел, но ни одно из них не затронуло Егиазаряна. А когда количество компромата в отношении Хапсирокова и Егиазаряна превысило критическую массу и стало грозить следствием и арестом, Хапсироков укрылся в Администрации президента России, где работает по сей день, а Егиазарян третий срок подряд является депутатом Думы от ЛДПР, получил таким образом неприкосновенность, два срока (до декабря 2007 г.) возглавлял Комитет Думы по бюджету и налогам.

Чемезов при президента

В 1997 г. Росвооружение возглавил бывший офицер КГБ, председатель правления МАПО-банка, шеф-редактор газеты "Мегаполис-экспресс" Евгений Ананьев, которого опекали до своей отставки начальник СБП Коржаков и первый вице-премьер Сосковец.

Вскоре Указом президента РФ Ельцина были созданы дополнительные структуры для осуществления поставок российского вооружения за рубеж: Промэкспорт и Российские технологии. Появление новых продавцов оружия привело к конкурентной борьбе между ними и резкому спаду продаж. Результатом этого явилась комплексная проверка в 1998 г. деятельности Росвооружения главным контрольным управлением президента, возглавляемого ставленником Путина Николаем Патрушевым. Что вскрыла проверка осталось тайной, хотя в июне 2004 г. в итальянских СМИ появились сообщения о том, что бывший глава компании "Росвооружение" Ананьев обвиняется итальянскими властями в отмывании 18 млн долларов, которые были получены им и группой российских заинтересованных лиц от перуанских властей в качестве взятки за предоставление Перу выгодного контракта на покупку истребителей "МиГ-29".

Став главой государства, Путин сразу же объединил российских продавцов вооружений в единую структуру - "Рособоронэкспорт", чтобы было легче контролировать денежные потоки. Во главе новой организации он поставил своего сослуживца по разведке Андрея Бельянинова, а первым заместителем Бельянинова - Чемезова. Государственную комиссию по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами Путин возглавил лично.

В 2004 г. Чемезов сменил Бельянинова и стал руководить Рособоронэкспортом. В декабре 2006 г. президент РФ Владимир Путин подписал Указ "О некоторых вопросах военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами", в соответствии с которым госкомпания "Рособоронэкспорт" получила монопольное право на торговлю российским оружием. До подписания данного указа восемнадцать других оборонных предприятий имели право на поставки за границу запасных частей и сервисное обслуживание ранее поставленного вооружения. Кроме того, ряд крупных производителей боевой техники, такие, как производители истребителей "МиГ", Конструкторское бюро приборостроения и Научно-производственное объединение машиностроения, ранее также имели право на самостоятельный выход на зарубежный рынок. После президентского указа вся торговля российским оружием сосредоточилась в руках одного из самых близких Путину людей - Сергея Чемезова.

Торговля оружием по объемам и доходности находится на третьем месте после нефти и газа. Андрей Бельянинов, возглавлявший Рособоронэкспорт до Чемезова, в одном из своих интервью признал, что деньги, остающиеся за границей у комиссионеров и посредников, контролю и подсчету не поддавались. В дополнение к этому Комитет Госдумы по обороне весной 2007 г. подготовил законопроект, который позволил Рособоронэкспорту, имеющему 44 представительства за рубежом, пользоваться счетами российских посольств и иных заграничных представительств, т. е. не ввозить деньги от продажи оружия в Россию, держать на дипломатических счетах посольств, консульств и представительств.

Новый закон также разрешал продавать российское оружие за бартер. Дело это в принципе не новое. Советский Союз широко практиковал подобную систему оплаты с развивающимися странами, не имевшими возможности своевременной оплаты в твердой валюте. Вот и платили они кто бананами, кто цитрусовыми... Реализацией этих товаров, равно как и проработкой контрактов по оплате натуральной продукцией, занимались соответствующие подразделения Министерства внешних экономических связей, и продукция эта реализовывалась на территории СССР. Новый закон эти функции возложил на Рособоронэкспорт. Пояснительная записка к закону разъясняла:

"Привлекательность расчетов в натуральной форме обусловлена недостаточной платежеспособностью развивающихся стран, прежде всего Африканского региона, а также экономической целесообразностью для стран-импортеров российской продукции военного назначения расплачиваться за полученные товары производимой ими продукцией (текстиль, пальмовое масло и т. д. )".

Так, продолжала записка, в 2003-2004 гг. в Индонезию было поставлено военного снаряжения на сумму 150 млн долларов. Оплата производилась пальмовым маслом. В настоящее время планируется поставка в Королевство Таиланд вооружения на 400 млн долларов. Оплата будет производиться различными продуктами питания без ввоза их на территорию России (что означает освобождение Рособоронэкспорта от налога на добавочную стоимость).

Подобная форма продажи оружия российского производства и ее оплаты давала широкие возможности для манипуляций с ценами, получения неучтенных комиссионных и присвоения значительных денежных сумм, поскольку сложные схемы реализации продаж через бартерные сделки делали контроль продаж и учет финансовых поступлений практически невозможным.

На основе Рособоронэкспорта в 2007 г. была создана корпорация Российские технологии, в которую вошли кроме Рособоронэкспорта все его дочерние предприятия. Главой теперь уже всей корпорации снова стал Чемезов, причем Рособоронэкспорт приобрел: пакет акций Оборонпрома; находящийся в Перми завод оборонного назначения "Мотовилинские заводы"; две трети акций крупнейшей титановой корпорации "ВСМПО-Ависима", производящей 20% мирового титана; компанию "Русспецсталь" и автозавод "Автоваз". Новая корпорация была выделена из-под прямого контроля правительства. Ее главу по статусу назначал непосредственно президент. Иными словами, Путин создал в России военную монопольную суперструктуру по производству и продаже вооружений типа Газпрома, торгующего газом.

Неудивительно, что те, кто занимался вопросами российских поставок оружия зарубежным партнерам, равно как и сами эти партнеры, оказались в зоне повышенного риска. В марте 2007 г. из окна подъезда собственного дома "выпал" корреспондент газеты "КоммерсантЪ" Иван Сафронов, в прошлом военнослужащий. Занимался он журналистским расследованием поставок российских вооружений в Сирию и Иран. В июне в Лондоне из окна своей квартиры выпал египетский миллиардер Ашраф Марван, сделавший свое состояние на торговле советским и российским оружием.

5 июля 2007 г. в киевском следственном изоляторе № 13 был задушен гражданин России Олег Орлов. Он подозревался в контрабанде оружия из Украины в Иран, Китай и Эритрею. Украина подозревала Орлова в двух преступлениях: контрабандная поставка осенью 1999 г. радиолокационной станции П-14Ф в Эритрею, воевавшую с Эфиопией (по поддельным документам станция предназначалась для Румынии). Вторым обвинением против Орлова была незаконная продажа крылатых ракет Х-55СМ Китаю и Ирану. В обоих случаях оружие поставлялось через компанию Украинский спецэкспорт. До 2004 г. Орлов жил в Карловых Варах (Чехия). Он просил чешские власти предоставить ему политическое убежище, но получил отказ. При попытке выехать в Объединенные Арабские Эмираты Орлов был задержан в пражском аэропорту, а затем депортирован в Украину, где против него в 2004 г. Служба безопасности Украины (СБУ) возбудила уголовное дело. По этому же делу проходил бывший сотрудник СБУ генеральный директор фирмы "Украинский авиазаказ" Владимир Евдокимов, который был приговорен апелляционным судом Киева к шести годам лишения свободы. СБУ объявила в розыск еще одного гражданина России - Игоря Шиленко. В деле фигурировали также бывший глава Украинского спецэкспорта Валерий Малев и гражданин Австралии Хайдер Сарфраз, которые погибли в автокатастрофах в 2002 и 2004 гг.

Леонид Тягачев

Пословица гласит: старый друг лучше новых двух. Бывает и по-другому. Новый друг Путина Леонид Тягачев, глава Национального олимпийского комитета России, наглядный тому пример. Родился Леонид Васильевич Тягачев 10 октября 1946 г. в подмосковном поселке Деденево. Долгие годы его жизни были связаны с железнодорожной станцией Турист, что совсем недалеко от Москвы. Местность в районе этой станции холмистая, и на их склонах оттачивали свое мастерство горнолыжники. Был среди них и совсем еще юный Леня Тягачев. Приобщившись к спорту, Тягачев окончил в 1973 г. факультет физического воспитания Областного педагогического института им. Н. К. Крупской. Институт был непрестижным, готовившим учителей физкультуры для средних школ Московской области. Образование получил Тягачев неважное.

Однако обладал он иными важными качествами. Был он приветлив, в особенности с теми, кто занимал высокое положение в партийно-советской элите, или с их детьми. Кататься на горных лыжах хотели многие. Удавалось же это совсем небольшому кругу людей. Необходимый инвентарь, несмотря на высокие цены, было не найти. Умело спекулируя инвентарем, знакомясь с нужными людьми, Тягачев постепенно пробился к самому верху: стал тренером сборной СССР по горным лыжам, которая, впрочем, на мировом уровне не котировалась. Теперь нужные люди, в которых Тягачев был заинтересован, получали от него все необходимое либо за символическую плату, либо бесплатно. У тренера сборной СССР Тягачева такие возможности были.

За короткий срок работы в качестве тренера сборной страны Тягачев сумел обзавестись влиятельными покровителями в Госкомспорте СССР, в Московском городском комитете партии и ЦК КПСС. Дом Тячева на станции Турист стал для его покровителей своего рода элитной горнолыжной базой. Кроме того, он установил хорошие деловые отношения со спортивными функционерами в местах, где проходили тренировочные сборы сборной СССР по горнолыжному спорту. Они были заинтересованы в проведении на их территории сборов, средства на которые поступали из Москвы. Кроме того, и им перепадало небольшое количество дефицитного снаряжения и экипировки. Одного телефонного звонка Тягачева директору Приэльбрусского совета по туризму бывшему военному летчику Ибрагиму Тимоеву было достаточно, чтобы нужный человек или его дети были размещены в гостиницах, в которых никогда не хватало мест. Через заведующего подъемника на гору на Чегете Залимханова Тягачев обеспечивал "друзей" бесплатным и внеочередным проходом на подъемники. Короче, Тягачев умело распоряжался своим административным ресурсом.

В то время, когда молодой тренер Тягачев укреплял свои позиции в этой должности (следует отметить, что никогда под его руководством советские горнолыжники не добивались значительных успехов на международных соревнованиях), начал свою службу в 1-м отделении 1-го отдела 5-го управления КГБ выпускник Высшей школы КГБ лейтенант Владимир Алексеевич Лавров. Ему было поручено курирование Госкомспорта СССР вместе со старшим товарищем по службе заместителем начальника 1-го отделения майором Анатолием Сергеевичем Смазновым. Собственно, именно стараниями Лаврова в середине 70-х годов в агентурной сети 5-го управления КГБ появился агент под псевдонимом Эльбрус, известный в обычной жизни как тренер советской горнолыжной команды Леонид Тягачев.

Работа Лаврова и Смазнова в Госкомспорте СССР (или Спорткомитете СССР) открывала широкие возможности. Через Управление медико-биологического обеспечения сборных команд страны для личного пользования получались дефицитные и дорогие иностранные лекарства. Через Главное спортивное снабжение (Главспортснаб) Спорткомитета и Cоюзспортобеспечение доставалось оборудование и снаряжение. Наставником Смазнова и Лаврова в деле "доставания" был их начальник - заместитель начальника 1-го отдела 5-го управления КГБ подполковник Виктор Тимофеевич Гостев.

Гостев был принят на службу в КГБ по партийному набору с должности начальника административно-хозяйственного отдела ЦК ВЛКСМ. На прежнем месте работы Гостев четко уяснил, что основное в карьере - хорошие отношения с начальством, расположение которого можно добиться различными подношениями. Все трое - Гостев, Смазнов и Лавров - старались как могли, снабжая необходимым спортивным снаряжением и экипировкой, вплоть до велосипедов, заместителей начальника 5-го управления КГБ генерала В. И. Никашкина и И. П. Абрамова, и начальника 5-го управления КГБ генерал-лейтенанта Бобкова. Но относились к Смазнову, Лаврову и Гостеву в КГБ плохо. Смазнову дали кличку Черный. Его младший коллега Лавров получил прозвище Гаденыш. Гостева в конце концов отправили в почетную ссылку в спортивное общество "Динамо" на должность заместителя председателя Центрального совета.

В феврале 1979 г. сборная команда СССР по горнолыжному спорту во главе с ее старшим тренером Тягачевым возвращалась с очередного кубка мира из Австрии. При таможенном досмотре в московском аэропорту "Шереметьево-2" в грузе команды, предъявленном для досмотра, были найдены вместо горнолыжных ботинок контрабандные 120 пар джинсов - дефицитнейшего и дорогого в СССР вида одежды. Контрабанда иностранных джинсов, почти что запрещенных в Советском Союзе, грозила Тягачеву серьезными неприятностями. В целях выяснения всех обстоятельств дела Госкомспорт СССР по согласованию с 5-м управлением КГБ направил в Австрию своего уполномоченного, директора международных альпинистских лагерей Михаила Вольфовича Монастырского, являвшегося агентом госбезопасности под псевдонимом Владимиров. Во время кратковременной поездки Монастырским-Владимировым были получены документальные данные, в том числе и подписанные Тягачевым накладные, свидетельствовавшие о том, что он, выбросив из коробок 12 пар горнолыжных ботинок, упаковал в них 120 пар вожделенных джинсов.

Дело шло к уголовному наказанию Тягачева. Транспортная прокуратура возбудила в отношении него уголовное дело по факту контрабанды в особо крупных размерах. Даже КГБ отказывалось помочь. Вербовавший Тягачева оперативный работник Лавров, опасаясь, что и сам будет наказан за действия своего агента, уклонялся от встреч с Тягачевым и не реагировал на его просьбы о помощи.

В это время в КГБ шла подготовка к обеспечению безопасности в период проведения Московских олимпийских игр 1980 г. Головным подразделением в этом важном деле считался 11-й отдел 5-го управления КГБ, в частности его 3-е отделение, которое срочно укрупнялось за счет прикомандированных туда на время олимпиады сотрудников других отделов. В числе новых сотрудников 3-го отделения 11-го отдела оказался в прошлом выпускник Высшей школы КГБ капитан Федор Алексеевич Волков, ранее служивший в 9-м отделе 5-го управления КГБ, осуществлявшем разработку советских диссидентов. И испугавшийся возможных неприятностей из-за Тягачева, Лавров передал курирование Управления зимних видов спорта Госкомспорта СССР ничего не подозревавшему новому сотруднику Волкову. Последнему ничего не оставалось, как улаживать проблему перешедшего к нему по наследству от Лаврова агента Эльбруса. Волков договорился о переводе Тягачева на руководящую должность в российском Спорткомитете, но уголовной ответственности за содеянное Тягачев избежал. Дело было закрыто.

15 апреля 1980 г. в связи с Олимпийскими играми в Москве в КГБ было принято решение о введении должностей офицеров действующего резерва в ведущих спортивных организациях СССР: в Госкомспорте СССР, Госкомспорте РСФСР (России) и в Спорткомитете ВЦСПС. Данное решение было оформлено решением Секретариата ЦК КПСС за подписями главного идеолога советского государства Михаила Суслова и будущего генерального секретаря ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачева. Так в должности заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР оказался ветеран органов госбезопасности сотрудник 5-го управления КГБ полковник Эмирик Меркурьевич Шевелев.

Тягачев довольно быстро установил неформальные отношения с новым заместителем начальника, благодаря чему Шевелев и два его сына стали щеголять в одежде от западных фирм - производителей горнолыжного снаряжения, и приобщились к катанию на горных лыжах, полученных в подарок от любезного Тягачева.

Шевелев в долгу не оставался. Он писал справки для своих руководителей по линии госбезопасности, свидетельствующие о том, что Тягачев во всех отношениях исключительно положительный человек, ценный агент и в целях более полного обеспечения контрразведывательного контроля на канале международного спортивного обмена его просто необходимо отправлять в заграничные командировки в качестве тренера по горным лыжам. Так как любителями дорогостоящего горнолыжного обмундирования оказались еще начальник 11-го отдела 5-го управления КГБ полковник Н. Н. Романов и заместитель начальника 5-го управления КГБ генерал-майор В. А. Пономарев, тоже имевшие сыновей, понимавших толк в дорогой спортивной экипировке иностранного производства, вопрос о загранкомандировках Тягачева был решен положительно. Ходатайство Шевелева поддержал еще один человек - начальник Тягачева, глава Госкомспорта РСФСР Леонид Драчевский.

Возглавлявший в тот период Госкомспорт РСФСР Драчевский, бывший тренер сборной СССР по академической гребле, тоже был агентом 11-го отдела 5-го управления КГБ. Вербовал его прикомандированный к 11-му отделу сотрудник 7-го отдела 5-го управления КГБ Валентин Нефедов. И если судьба Нефедова на "спортивном" поприще не сложилась - после Московской олимпиады он был вынужден покинуть 11-й (спортивный) отдел 5-го управления КГБ, - то судьба его агента Драчевского была примером блестящей карьеры. Благодаря поддержке со стороны КГБ он стал сначала главой российского спорта, а затем был назначен президентом Путиным его полномочным представителем в Сибирском федеральном округе. А на должность руководителя российского спорта вместо агента КГБ-ФСБ Драчевского поставили агента КГБ-ФСБ Тягачева.

В советской системе госбезопасности существовало 2-е главное управление КГБ - основной контрразведывательный орган страны. В составе Управления был 13-й отдел. С конца 70-х годов его возглавлял бывший резидент советской разведки в Лондоне Гук, карьера которого серьезно пострадала после бегства в Англию его подчиненного по лондонской резидентуре Олега Гордиевского. Отдел этот занимался подбором и оформлением офицеров госбезопасности для поездок в составе различных советских делегаций (в том числе и спортивных) за границу. Оформлением оперативных работников для поездок за рубеж в составе спортивных делегаций занимался бывший вратарь московской футбольной команды "Динамо" Валерий Федорович Балясников. Дослужился он в этом отделе до должности начальника отделения и был незадолго до распада Советского Союза командирован в одну из латиноамериканских стран в качестве офицера безопасности советского посольства. (Версия о том, что Путин познакомился с Тягачевым во время совместной зарубежной поездки в составе сборной СССР по горнолыжному спорту не соответствует действительности. Офицера по фамилии Путин Балясников ни в одну загранпоездку не оформлял.)

Сотрудники госбезопасности в составе советских спортивных делегаций выезжали только на крупные международные мероприятия: чемпионаты мира, универсиады и олимпиады. В период выездов на соревнования иного уровня и для проведения тренировок за границей контрольные функции выполняла агентура, внедренная в спортивные коллективы. Офицеры действующего резерва, не имевшие отношения к спорту, в составе спортивных делегацией никогда за границу не выезжали, так как это могло привести к расшифровке их должности "в ведомстве прикрытия", т. е. по месту второй работы.

После создания в конце 80-х годов коммерческой организации Cовинтерспорт Чемезов был отправлен туда офицером действующего резерва ФСБ. Формально же он занял должность заместителя генерального директора Совинтерспорта. Все контракты на поставку необходимого снаряжения для сборных команд страны проходили именно через эту фирму, что как раз и вынудило Тягачева искать знакомства с Чемезовым. Помог ему в этом Шевелев, так же как и Чемезов являвшийся офицером действующего резерва и занимавший должность заместителя начальника международного отдела Госкомспорта РСФСР. Чемезов и Шевелев были сотрудниками одного и того же подразделения - 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ.

Чемезов и Тягачев быстро нашли общий язык в деле подготовки контрактов на поставку необходимого снаряжения для горнолыжников. "Откаты" и комиссионные они получали либо наличными, либо натурой - лыжным снаряжением и экипировкой ведущих зарубежных фирм. Чемезов знал, чем он может угодить своему другу Путину. Для горнолыжника, каковым был Путин, его снаряжение - предмет особой гордости. Тягачев не подводил. Путину дарилось все самое лучшее. На этой основе и состоялось знакомство Путина и Тягачева, переросшее с годами в дружбу.

Сочи-2014

Карьерный рост Путина, Чемезова и Тягачева коррелирует. В 1996 г. Путин и Чемезов стали сотрудниками Управления делами президента. Тягачев возглавил Госкомспорт России. В 1998 г. Путин назначен директором ФСБ, а затем премьер-министром. Тягачев - вице-президентом Олимпийского комитета (ОК) России. В 2000 г. Путин избран президентом. Тягачев в июле 2001 г. занимает пост главы Олимпийского комитета, сменив сотрудника КГБ-ФСБ Виталия Смирнова, более 20 лет возглавлявшего ОК.

В 2002 г. в американском городе Солт-Лейк-сити состоялись зимние Олимпийские игры, которые сопровождались чередой скандалов с членами российской команды. Глава НОК России Леонид Тягачев, не владевший иностранными языками и поэтому не имевший возможности контактировать непосредственно с членами МОК и национальными олимпийскими комитетами других стран, практически бездействовал. По окончании Олимпиады заместитель руководителя аппарата правительства России Алексей Волин заявил, что "Российские спортивные чиновники на играх в Солт-Лейк-сити продемонстрировали полное безразличие и бездействие. Мы не увидели ни их влияния в МОК, ни авторитета в международных спортивных федерациях, ни внятной и аргументированной позиции по возникающим проблемам и вопросам".

Многие предполагали, что последует отставка главы НОК России Тягачева. Однако все ограничилось лишь упреками в прессе. Вскоре случился конфликт между двумя руководителями российского спорта - главой Госкомспорта России Вячеславом Фетисовым и председателем НОК России Тягачевым. Фетисов, пользуясь критикой, которая обрушилась на Тягачева после Олимпийских игр в Солт-Лейк-сити, попытался сместить его и поставить на его место своего человека, известную в спортивном мире неоднократную чемпионку мира и олимпийских игр Ирину Роднину. Однако Фетисов и Роднина эту схватку проиграли, так как кандидатуру Тягачева поддержали Чемезов и Путин, причем с дальним прицелом.

Еще в январе 1996 г. Путин был включен в состав Совета клуба промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга "Клуб-2004", созданного для поддержки кандидатуры города на проведение Олимпийских игр 2004 г. Санкт-Петербург не вышел тогда даже в финал розыгрыша олимпийской столицы. Однако идея проведения олимпиады в России Путина не покинула. С переездом в Москву она преобразовалась в проект по проведению зимних Олимпийских игр в Сочи, любимом месте катания Путина на горных лыжах, где он неоднократно бывал вместе с Чемезовым и Тягачевым, в местечке под названием Красная Поляна.

Для тех, кто никогда не был в России, откроем один важный государственный секрет. Большая часть России зимой покрыта снегами; ее сибирские просторы и многочисленные горные вершины являются естественными плацдармами для организации зимних олимпийских игр. Плацдармов таких сотни. Есть, наверное, только одно место, очевидным образом для этого не приспособленное - российский южный черноморский курорт Сочи. Там жарко, как во Флориде. Зато это самое дорогое и лакомое местечко для всех "новых русских", да и вообще для всех россиян, потому что Сочи в России это, как Ницца во Франции. Понятное дело, что деньги вкладывать выгоднее всего в Сочи, и зимние Олимпийские игры это лишь повод вкачать в летний курорт миллиарды иностранных и государственных бюджетных капиталовложений.

С тем же рвением, с которым в 1996 г. Путин поддерживал идею организации олимпийских игр 2004 г. в Санкт-Петербурге, где он был вторым человеком, Путин поддерживал теперь организацию олимпийских игр 2014 г. в Сочи, где Путин стал человеком первым. Проект сулит большую прибыль, так как к моменту решительного голосования в МОК Сочи был абсолютно "приватизирован" контролируемыми Путиным структурами. Иными словами, все наиболее важные объекты и территории, задействованные в проекте "Сочи-2014" были по согласованному заранее плану скуплены частными структурами и лицами, подконтрольными Путину и ФСБ.

Таким образом, при реализации мечты Путина о проведении олимпийских игр на подвластной ему территории речь шла не о спорте, а о бизнесе. Для осуществления этого проекта нужен был свой проверенный человек. Такой человек у Путина был: Тягачев. В состязании на российском поле Фетисов, несмотря на известность и связи в спортивном мире, проиграл Тягачеву, потому что команда Тягачева оказалась сильнее: в этой команде были и Чемезов, и сам президент Путин.

Состязание на международной арене состоялось в 2007 г. Международному олимпийскому комитету предстояло решить, где будет проводиться зимняя Олимпиада-2014. Претендентами на ее проведение были Австрия, Корея и Россия. 9 июля в городе Гватемала-сити состоялось голосование.

Решению МОК о предоставлении права проведения зимней олимпиады предшествовала серьезная борьба стран претендентов. Для победы в любом спортивном мероприятии нужны деньги. Как правило, побеждает тот, кто вложил в подготовку победы больше денежных средств. Соперники России - Австрия и Корея - затратили на презентацию своих городов, претендентов на право проведения Олимпиады, соответственно 12 и 21 млн долларов. Россия не поскупилась вложить в подготовку презентации Сочи 50 млн. Это было не все. Пытаясь вырвать победу у соперников, в Гватемалу прибыл Путин. Накануне решающего голосования в МОК он лично встретился с наиболее влиятельными членами МОК и его главой Рогге.

Не обошел Путин своим вниманием и почетного президента МОК Хуана Антонио Самаранча, имеющего большой авторитет в международных спортивных кругах и среди членов главного спортивного ведомства мира - в Международном олимпийском комитете, поскольку почти все члены МОК были избраны на по существу пожизненные должности именно при Самаранче. Содержание беседы Путина и Самаранча во время их обеда нам, разумеется, неизвестно. Но известно, что МОК проголосовал за проведение зимней Олимпиады в российском летнем курорте Сочи, причем неоднократно с тех пор было сказано многими подотчетными президенту Путину российскими чиновниками, что президент Путин намерен лично открыть сочинскую олимпиаду. Можно, наверное, утверждать, что у Путина есть еще одна потаенная мечта, которую он попытается реализовать после ухода в отставку с поста президента России: стать президентом Международного олимпийского комитета.

Наверное и здесь Путину сможет оказать поддержку Самаранч, который очень хорошо помнит, кому он был обязан своим избранием на пост главы МОК в олимпийской Москве 1980 г. Кандидатуру Самаранча, в ту пору посла Испании в Советском Союзе помимо СССР поддержали все страны, входившие в социалистический блок. Предшествовала этому детективная история. Будучи послом в СССР Самаранч проникся интересом к русской истории и культуре. В особенности ему полюбился русский антиквариат, который он старательно и с любовью истинного коллекционера собирал и вывозил к себе на родину, в Испанию. Вывоз же предметов, имеющих культурную и историческую ценность, за пределы СССР был запрещен. Запрет этот легко обходился с помощью дипломатической почты, которая не подлежала таможенному контролю. Так как все антиквары во времена СССР находились под бдительным надзором КГБ, постоянный покупатель наиболее ценных раритетов посол Испании Самаранч был замечен. По прошествии некоторого времени один из сотрудников 2-го главного управления КГБ СССР, разрабатывавшего посольство Испании, встретился с Самаранчем и в мягкой форме объяснил ему, что его действия подпадают под соответствующую статью уголовного кодекса РСФСР (уголовные кодексы существовали на республиканском уровне; уголовного кодекса СССР не было) и классифицируются как контрабанда. Cамаранчу был предложен выбор: компрометация через публикацию соответствующих статей в советской и зарубежной печати о его противоправной деятельности, что безусловно привело бы к концу его дипломатической карьеры, или сотрудничество с КГБ в качестве тайного агента. Самаранч предпочел последнее.

Именно по этой причине перед заседанием Международного олимпийского комитета в Москве, на котором решался вопрос об избрании Самаранча президентом МОК, по указанию руководства КГБ 11-м отделом 5-го управления КГБ была подготовлена шифротелеграмма "друзьям" - руководству органов госбезопасности социалистических стран - с просьбой инструктажа их агентуры из числа руководителей национальных олимпийских комитетов и федераций по различным видам спорта о необходимости всемерной поддержки на предстоящей сессии МОК в Москве по выборам кандидатуры нового главы - Хуана Антонио Самаранча. Шифротелеграмма была подписана заместителем председателя КГБ В. М. Чебриковым, бывшего куратором всего 5-го управления. В шифровке не указывалось об агентурной принадлежности Самаранча (это было не принято по правилам конспирации), но указывалось, что его кандидатура поддерживается СССР, и высказывалась просьба о ее поддержке во время голосования при выборе председателя МОК со стороны агентуры "друзей", их доверенных лиц из числа президентов национальных олимпийских комитетов (НОКов) и руководителей спортивных федераций.

В итоге Самаранч был избран на пост президента МОК, где долгие годы преданно служил стране, с которой его связывала и агентурная работа, и признательность за помощь в избрании на высокий международный пост. Не был забыт и офицер госбезопасности, завербовавший Самаранча. Секретным указом (без публикации в прессе) Президиума Верховного Совета СССР он был награжден орденом Красного Знамени.

Обработкой членов МОК перед голосованием в Гватемаласити занимались и другие сотрудники КГБ-ФСБ. Вице-президент МОК спортивный деятель России Виталий Смирнов был завербован КГБ в период подготовки к Московской олимпиаде 1980 г. Непосредственным его руководителем был начальник 5-го управления КГБ генерал-лейтенант Бобков, причем находившийся под патронажем Бобкова Смирнов даже заместителя Бобкова генерала Абрамова называл по имени - Иван, несмотря на разницу в возрасте и присутствие подчиненных Абрамова.

Посильную помощь оказывал бывший в период президентства Бориса Ельцина председателем Госкомспорта России Шамиль Тарпищев. Он тоже был завербован в период подготовки Олимпиады 1980 г. в Москве. Вербовала его направленная на оперативную работу в преддверии олимпийских игр бывшая спортсменка-легкоатлет, а затем в течение ряда лет офицер 7-го управления КГБ, осуществлявшего наружное наблюдение за объектами оперативной заинтересованности подразделений госбезопасности, старший оперуполномоченный 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ майор Альбина Гавриловна Демидова. Наконец, в обработке членов МОК принимал участие бывший начальник управления футбола и хоккея Госкомспорта СССР (впоследствии президент федерации футбола России) Вячеслав Иванович Колосков. Он был завербован в конце 70-х годов под псевдонимом Янтарь заместителем начальника 3-го отделения 11-го отдела 5-го управления КГБ СССР подполковником Эрнестом Леонардовичем Давнисом. Словом, помощников у Путина было немало. Но главным оказался Тягачев. Ему было приказано молчать во время всех совещаний в Гватемале. С этой работой Тягачев справился блестяще.

Юрий Шутов

Для контраста, подчеркивающего привычку президента Путина не забывать своих друзей, следует рассказать о том, как он поступает с врагами. Однажды поставив перед собою цель "додушить", Путин не успокаивается, пока врага не "додушивает".

Когда в 1990 г. Путин перешел на работу к Собчаку, там, по его словам, "работали скандально известные теперь деятели, которые сослужили Собчаку плохую службу".2 Путин имел в виду прежде всего Юрия Шутова, бизнесмена и политика авантюристического склада, неофициального советника председателя Ленсовета Собчака весной-осенью 1990 г. (официально Шутов числился советником только несколько дней, с 5 по 12 ноября 1990 г.).

В советское время мелкому чиновнику Шутову была инкриминирована попытка поджечь Смольный с целью уничтожения документации о своих финансовых прегрешениях. Шутова посадили. В горбачевскую перестройку Шутов был освобожден по амнистии, а затем реабилитирован. Смольный он, разумеется, поджигать не планировал. Пригретый, а затем с позором выгнанный Собчаком (видимо, не без совета Путина), Шутов стал собирать компромат на Собчака и его окружение. Время было сложное, законы нарушали все, компромата было всегда много. Впоследствии часть собранных Шутовым материалов вошла в книгу-памфлет Шутова "Собчачье сердце" (перефразировка известной повести М. Булгакова "Собачье сердце") и в ее продолжение "Собчачья прохиндиада, или Как всех обокрали". Опубликованные книжки были первыми двумя частями задуманной трилогии "Ворье".

В работе над книгой Шутову помогал профессиональный журналист Марк Григорьев, некогда автор статьи в "Огоньке" о "поджоге" Смольного, сильно способствовавшей реабилитации Шутова. Офис Шутова находился в гостинице "Ленинград". Там же Шутов снял номер для своего соавтора, и два писателя мирно дописывали книгу, которая Собчака порадовать, конечно же, не могла.

В феврале 1991 г. в гостинице случился пожар, во время которого Марк Григорьев погиб. Шутова это не остановило, и он с упрямством продолжал начатую работу. Каким-то образом в его распоряжении оказалась запись легкомысленного разговора Собчака с резидентом французской разведки в России. Собчак попросил Путина вмешаться и предотвратить публикацию разговора. И Путин силами ленинградского регионального управления по борьбе с организованной преступностью (РУБОП) организовал в квартире Шутова обыск и изъятие кассеты.

Обыск проводили неофициально и незаконно. В ночь на 6 октября 1991 г., войдя в собственную квартиру, Шутов застал там грабителей, которые, убегая, проломили ему голову молотком. Когда через несколько месяцев, в марте 1992 г., к Шутову пришли с официальным обыском и предписанием об аресте (за подготовку покушения на азербайджанского президента Абульфаза Эльчи-бея, что звучало столь же правдоподобно, как прежнее обвинение в подготовке поджога Смольного), Шутов узнал в производившем обыск Дмитрии Милине одного из грабителей, проломивших ему голову. Вторым "грабителем" оказался коллега Милина Дмитрий Шаханов. Оба являлись руководителями санкт-петербургского РУБОПа. Просидев полтора года под следствием, Шутов сначала был освобожден под подписку о невыезде; затем, в 1996 г., полностью оправдан решением Выборгского районного суда Санкт-Петербурга.

В двух первых антисобчаковских памфлетах Шутова (впервые изданных, соответственно, в 1992 и 1993 гг.) мстительный Шутов ни разу не упоминал Путина. Но в 1998 г. Шутов стал депутатом санкт-петербургского Законодательного собрания и всерьез поверил в депутатскую неприкосновенность, которую имел по статусу. Через спонсированную Шутовым газету "Новый Петербург", в которой он лично вел рубрику "Вся королевская рать", Шутов запустил слух о том, что новый директор ФСБ Владимир Путин в бытность свою офицером разведки был отозван из ГДР чуть ли не за измену Родине: "За время почти пятилетней службы в ГДР капитан госбезопасности Путин ощутимых результатов не добился. Однако был замечен в несанкционированном контакте с представителем агентурной сети противника. После чего немедленно отправлен в Союз, куда отбыл на купленной в ГДР подержанной автомашине ГАЗ-24 "Волга" с тремя коврами немецкого производства".3

В той же статье Шутов предложил свою версию отношений куратора ЛГУ от КГБ Путина с преподавателем юридического факультета ЛГУ Собчака. Якобы Собчак был внештатным агентом-осведомителем Путина, который был "обязан собирать требуемую его службе информацию, работать с внутриуниверситетской агентурой и вербовать новых осведомителей... в сетку интересов госбезопасности угодил преподаватель Собчак", который "охотно информировал помощника проректора Путина по всему спектру интересовавших его вопросов. Папочка с оригинальными рукописными донесениями этого информатора, называемая на канцелярском языке КГБ "Рабочее дело агента", впоследствии, в 1990 г., оказалось очень весомым аргументом при поступлении Путина на работу в качестве советника председателя Ленсовета Собчака".4

Правду ли писал Шутов или нет, общественность Санкт-Петербурга так никогда и не узнала. Но не прошло и двух месяцев со дня скандальной публикации "Нового Петербурга", как последовала ответная месть со стороны теперь уже директора ФСБ Путина. В феврале 1999 г. судебным решением депутатская неприкосновенность с Шутова была снята, а сам он был арестован по подозрению в организации ряда тяжких преступлений, включая убийство в Санкт-Петербурге в 1997 г. видного городского чиновника Михаила Маневича и в 1998 г. видного демократического политического деятеля Галины Старовойтовой. В борьбе против Шутова был использован даже известный официальный тележурналист Михаил Леонтьев, по заказу Путина выступивший на первом канале российского телевидения с передачей, требующей покарать "бандита-отморозка".

Однако в ноябре 1999 г. Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга принял решение об изменении меры пресечения Шутова на подписку о невыезде и постановил выпустить Шутова из тюрьмы. Шутова освободили прямо в судебном зале, но уже через несколько минут туда ворвались вооруженные люди в масках. Началась потасовка, во время которой пострадали несколько человек, в том числе оператор телекомпании, которому сломали руку, и сам Шутов, получивший несколько ударов прикладами и кулаками по голове, потерявший сознание. По словам Шутова, избиение продолжалось затем и в здании городской прокуратуры, куда его привезли люди в масках. Шутов в результате побоев наполовину оглох и ослеп на один глаз. Независимых врачей в прокуратуру не пускали, а государственная медэкспертиза приняла решение о том, что подсудимый абсолютно здоров. Правда, врачи "скорой помощи", которую вызвали на судебное заседание, организованное по жалобе адвокатов Шутова, через несколько дней дали справку о необходимости немедленной госпитализации Шутова. Но вместо этого Шутова снова отправили в питерский следственный изолятор, а через некоторое время перевели в Выборгскую тюрьму.

Первоначально даже не было ясно, кто являлся организатором похищения Шутова из зала суда. Впоследствии ответственность за эти действия взяла на себя городская санкт-петербургская прокуратура. Ворвавшийся в суд отряд милиции особого назначения (ОМОН) был прислан для этой операции из Москвы.

Правозащитники-демократы в "деле Шутова" придерживались вялой и нерешительной позиции, поскольку антилиберальные и антизападнические взгляды Шутова были несомненны, а его связи с криминальным миром вероятны. Несмотря на судебное оправдание Шутова и последующее постановление Верховного Суда России о незаконности его дальнейшего содержания под стражей,5 несмотря на переизбрание Шутова в 2002 г. в городской парламент, личный враг Путина 7 (семь) лет мыкался по следственным тюрьмам без судебного приговора, а в феврале 2006 г. был наконец приговорен к пожизненному заключению за организацию ряда заказных убийств бизнесменов (обвинения в убийствах Маневича и Старовойтовой были с него сняты).

Кто убил Маневича и Старовойтову так и осталось невыясненным. Но вот что интересно. Старовойтову убили в подъезде дома, как Политковскую. Убийство Маневича было совершено в высшей степени профессионально. Убийца стрелял с крыши многоэтажного дома из оптической винтовки по притормозившей на светофоре машине, через крышу машины. Жена Маневича в момент убийства находилась с мужем в машине, но не пострадала. Оперативники отрабатывали разные версии. Выяснили подробности знакомства Маневича со своей будущей женой. Некий сотрудник ФСБ предложил девушке-курьеру поехать поездом в Москву и передать запечатанный пакет на Ленинградском вокзале мужчине, который ее встретит. В купе к девушке подсел молодой человеком по имени Михаил, всю ночь они проговорили, обменялись телефонами. В Москве на перроне девушку действительно встретил мужчина, взял пакет, и, отойдя на некоторое расстояние и считая, что его уже не видят, не распечатывая, выбросил пакет в урну.

Молодым человеком в купе был Михаил Маневич. Девушкой - его будущая жена. Неким сотрудником ФСБ - Владимир Путин. Кто был чьим "агентом", а кто "объектом" - остается только догадываться.
P. S. WHO IS MR. ZUBKOV?

В феврале 2007 г. министром обороны России стал Анатолий Сердюков. 16 февраля в интервью радио "Свобода" Владимир Прибыловский высказал по этому поводу свое мнение:

"Конечно, самая смешная и самая удивительная новация - это назначение на пост министра обороны бывшего крупного торговца мебелью. Между прочим, классического олигарха, поскольку олигархия - это на самом деле политическая власть богатого меньшинства. Так вот, господин Сердюков - он такой классический олигарх: миллионер, а теперь еще и министр обороны. По поводу этого назначения можно только гадать. [...] Ну, например, если не самого Сердюкова готовят на пост преемника, а, например, Сердюков женат на дочери руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу Зубкова. Может быть, Зубкова, человека, довольно близкого к Путину, хотят сделать преемником?"6

9-й премьер-министр России Виктор Зубков - друг Владимира Путина, Виктора Иванова и Бориса Грызлова - тесть Анатолия Сердюкова. Зубков родился 15 сентября 1941 г. в пос. Арбат Кушвинского района Свердловской области. По национальности русский. В 1965 г. окончил экономический факультет Ленинградского сельскохозяйственного института. Кандидат экономических наук. Защитился в 2000 г. Тема диссертации - "Совершенствование налогового механизма минерально-сырьевого комплекса. На примере Ленинградской области".

С августа 1958 по август 1960 гг. Зубков работал слесарем. По окончании института в 1966-1967 гг. служил в армии. Член КПСС с 1967-го по август 1991 г. В 1967-85 гг. работал в совхозах Ленинградской области. С 1985-го по 1991 г. работал в советских и партийных органах Ленинградской области: председателем Приозерского горисполкома (1985), первым секретарем Приозерского горкома партии Ленинградской области и заведующим отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности и аграрным отделом обкома партии (1986-89), первым заместителем председателя Леноблисполкома (1989-91).

С января 1992 по ноябрь 1993 г. - заместитель председателя Комитета по внешним связям (КВС) мэрии Санкт-Петербурга по сельскому хозяйству, т. е. заместитель Путина, который в то время был председателем санкт-петербургского КВС.

3 ноября 1993 г. Зубков был назначен начальником Государственной налоговой инспекции (ГНИ) по Санкт-Петербургу, заместителем руководителя Государственной налоговой службы. С 14 августа по 6 сентября 1996 г. ГНС именовалась "Федеральная налоговая служба" России. В мае 1995 г. вступил в движение "Наш дом - Россия" (председателем Совета санкт-петербургского отделения НДР был в тот период Путин).

30 ноября 1998 г. Зубков освобожден от должности заместителя руководителя ГНС с формулировкой "в связи с переходом на другую работу". Был назначен начальником управления Министерства по налогам и сборам (МНС) по Санкт-Петербургу. 23 июля 1999 г. назначен заместителем министра России по налогам и сборам по Северо-Западному региону. Через несколько дней после назначения на пост замминистра был также назначен руководителем объединенного Управления МНС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Занимал эти две должности по ноябрь 2001 г., курировал деятельность 12-ти региональных налоговых инспекций.

12 августа 1999 г. Зубков был зарегистрирован кандидатом на пост главы администрации Ленинградской области. Избирательной кампанией В. Зубкова руководил Борис Грызлов, будущий министр внутренних дел. На выборах 19 сентября 1999 г. Зубков занял четвертое место из 16-ти, набрав 8,64% голосов (губернатором был избран Валерий Сердюков - однофамилец, но не родственник будущего министра обороны - собравший 30,30% голосов).

В 2000 г. Зубков стал членом Санкт-Петербургской инициативной группы (Сергея Миронова и Владимира Литвиненко) за избрание президентом Путина, "доверенным лицом кандидата Путина".

С февраля 2001 г. по октябрь 2004 г. входил в межведомственную рабочую группу по подготовке предложений по совершенствованию миграционного законодательства Российской Федерации (руководитель группы Виктор Иванов).

5 ноября 2001 г. был назначен первым заместителем министра финансов - главой Комитета по финансовому мониторингу. Комитет Зубкова, которому была поставлена цель бороться с отмыванием денег, получил неофициальное название "финансовой разведки".

11 июня 2002 г. Зубков вошел в Центральный координационный совет сторонников партии "Единая Россия". С июня 2002 г. по апрель 2004-го - член Правительственной комиссии по миграционной политике. 16 марта 2004 г. назначен руководителем Федеральной службы по финансовому мониторингу в составе Министерства финансов (министр - А. Кудрин). С июля 2004 г. - заместитель руководителя Межведомственной рабочей группы по разработке концепции национальной стратегии противодействия легализации преступных доходов. C июня 2006 г. - член Правительственной комиссии по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту.

Имеет советские награды: орден "Знак Почета" (1975); орден Трудового Красного Знамени (1981); награжден российскими орденами "За заслуги перед Отечеством" IV степени (2000); "За заслуги перед Отечеством" III степени (2006).

Но почему именно Зубков был назначен премьер-министром? Видимо, в верность Зубкова верят те, кто его выдвинул. До 1989 г. Зубков был первым секретарем Приозерского горкома. Приозерский район Ленинградской области это аналог московской Рублевки - излюбленное место для дач всей российской элиты. В Санкт-Петербурге именно там при посредничестве Зубкова получили в собственность земельные участки Виктор Черкесов и Николай Патрушев, а также Владимир Путин, Владимир Смирнов, Юрий Ковальчук, Владимир Якунин, братья Андрей и Сергей Фурсенко - объединившие в 1996 г. свои новозастроенные имения в дачный кооператив "Озеро", который сегодня, совместно с ФСБ, правит Россией.

Примечания

1. Господин Охранник. Интервью с Р. Цеповым. // "Версия", 2 ноября 1999.
2. От первого лица, с . 79.
3. Неужели это правда? // "Новый Петербург", 24 декабря 1998.
4. Там же.
5. ИТАР-ТАСС, 30 сентября 2002.
6. Примерно то же самое Прибыловский ответил "Русскому журналу" (16 февраля 2007 г.): "Назначение министром обороны именно Сердюкова - самое странное во всей операции. Вряд ли президент специально хотел плюнуть в душу своим генералам (это произошло само собой, как побочный эффект). Возможны два объяснения. Первое: чтобы все удивлялись и утверждались во мнении, что "президент у нас непростой". Второе: может быть, чаемый преемник-престолонаследник - это тесть г-на Сердюкова, давний приятель Путина Виктор Зубков?"



Материалы по теме