Версия для печати
Спецслужбы
09.12.2011

Человек Патрушева и Бортникова зачищает "В контакте" от революции

Человек Патрушева и Бортникова зачищает "В контакте" от революции
  • Директор ФСБ Александр Бортников. Фото "Ъ"
За блоггером Павлом Дуровым пришел генерал ФСБ Андрей Ручьев
Основатель и акционер (вместе с Алишером Усмановым, Юрием Мильнером и Григорием Фингером) российской социальной сети «В контакте» Павел Дуров опубликовал в своем Twitter-аккаунте скан запроса из Федеральной службы безопасности на блокировку ряда оппозиционных групп.

В запросе Управления ФСБ по Санкт-Петербургу содержится просьба заблокировать пять сообществ (четыре из которых содержат в названии словосочетание "против 'Единой России'") и две встречи. Документ подписан начальником УФСБ генералом Андреем Ручьевым, ранее фигурировавшим в материалах о вымогательстве денег у организаторов "обналички" и легального бизнеса - за общее  прикрытие со стороны Федеральной Службы Безопасности.



Эта информация стала известно после того, как администратор группы блогера Алексея Навального под ником edvvvard сегодня опубликовал в «Живом журнале» свою переписку с Дуровым. Из нее следует, что ФСБ в течение нескольких дней просит сеть блокировать оппозиционные аккаунты, в том числе связанные с субботним митингом оппозиции.

Пользователь запросил Дурова о причинах вчерашнего блокирования новых сообщений в группе vk.com/rospil, на что, как информирует газета "Ведомости", получил ответ: группа «уперлась» в техническое ограничение 16 384 поста в сутки, которое было оперативно снято специально для нее. В дальнейшем пользователь под ником Pavel Durov (действительно принадлежит основателю Vkontakte) сообщил, что «последние дни ФСБ просит нас блокировать оппозиционные группы, включая вашу. Мы принципиально этого не делаем».

Центр общественных связей ФСБ вчера не ответил на запрос «Ведомостей». Представители Google и «Яндекса» сказали, что не получали запросов из ФСБ на эту тему. Представитель Mail.Ru Group (акционер Vkontakte с пакетом в 39,99%) говорит, что ему пока неизвестны подробности запросов о закрытии групп, которые, по сообщениям, получала администрация Vkontakte. При этом решения по операционной деятельности Vkontakte принимает самостоятельно, а аналогичных запросов относительно социальных сетей, находящихся в нашем оперативном управлении («Одноклассники» и «Мой мир»), в Mail.Ru Group не получали, добавляет он. По словам источника, близкого к группе, по размеру оппозиционные группы в других соцсетях несопоставимы с группами в Vkontakte, наверное, поэтому ФСБ и не интересуется ими.

В группах сетей Vkontakte и Facebook как потенциальные участники намеченных на субботу, 10 декабря митингов протеста зарегистрировались свыше 100 000 человек, из них в Москве — свыше 38 000 человек.

По мнению частного детектива Сергея Дрыкина, ФСБ продолжит использовать ресурс административного давления на владельцев интернет-ресурсов, где собираются оппозиционеры, но технических возможностей полностью заблокировать их активность в сети у спецслужбы нет. По словам сотрудника правоохранительных органов, ФСБ скорее всего пошлет владельцам ресурсов официальное предупреждение, а письмо, которое размещено Дуровым, с точки зрения законодательства можно игнорировать, оно является, по сути, имитацией оперативной работы. Физическое же блокирование каналов связи — очень сложная и трудоемкая акция, вероятная лишь в случае настоящих опасных беспорядков, говорит правоохранитель.

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев назвал глупостью идею регистрации интернет-пользователей и заявил, что никто этого не планирует. Ранее в интервью «Российской газете» начальник Бюро спецтехмероприятий МВД Алексей Мошков заявил, что назрела деанонимизация киберпространства в целях борьбы с преступностью.

["Российская газета", 08.12.2011, "Фио-Фио-Сам":
Мошков: […] Все мы помним ситуацию, которая происходила в конце прошлого года на Манежной площади. Именно в соцсетях звучали экстремистские лозунги и призывы к активным действиям, в результате были организованы беспорядки в центре столицы. Подобная ситуация наблюдалась не так давно и в Англии. […]

РГ: То есть вы считаете, что главная болезнь социальных сетей — анонимность?

Мошков: Одна из них. В виртуальном пространстве появились услуги, которые оказались не защищенными. Или — слабо защищенными. Провайдеры не очень стремятся внедрять более устойчивые к взлому системы. Но от денег за пользование этими, не всегда надежными, продуктами не отказываются. Отчего страдают прежде всего пользователи. Получается, услугу создали и впустили туда всех подряд. Преступник, по сути, чтобы обокрасть пользователя, тратит очень небольшие деньги на свою операцию. При этом он находится под "ником", как бы — в маске. А ведь в реальных банковских офисах, ресторанах или, скажем, ночных клубах существует фейс-контроль. Почему бы его не ввести в киберпространстве? Зарегистрируйся под реальным именем, сообщи настоящий адрес — и общайся. [...]

РГ: Что делает управление "К" для предотвращения угроз, которые связаны с анонимностью и трансграничностью виртуальных преступлений?

Мошков: Мы сегодня ведем активный и конструктивный диалог с интернет-сообществом для того, чтобы именно оно пришло к решению снизить степень анонимности в сети, помогая очистить Интернет и позволяя гражданам, образно говоря, свободнее дышать в информационном пространстве. — Врезка К.ру]


****

Павел Дуров о том, кто угрожает его работе

- Вам когда-либо угрожали?

- Если такое и происходило, то только в результате недоразумений. В меру сил я стараюсь приносить нашим пользователям максимум пользы и постоянно думаю, как сделать их жизнь проще. Возможно, люди это чувствуют, поэтому негатива совсем мало. Напротив, наши пользователи являются неиссякаемыми источниками положительной энергии и вдохновения. Наше поколение очень хорошо понимает, как много процессов можно усовершенствовать во всех областях нашей жизни. Будь то образование, финансовый сектор, управление, коммуникации, развлечения – все сферы могут быть реформированы радикальным образом. И именно сейчас перед нами открываются колоссальные возможности по улучшению мира. От количества интересных и полезных вещей, которые сейчас можно сделать, захватывает дух.

- Есть ли у вас кумир? И если есть, то кто он?

- Есть. Создатель и руководитель компании Apple Стив Джобс. Это гениальный организатор, дизайнер и мыслитель. Он подарил миру много уникальных устройств, которые сделали нашу жизнь лучше. Удивительно, что мы живем в одно время с этим человеком.

Источник: интервью с Павлом Дуровым

****

Генерал Ручьев - блокиратор "Вконтакте". Из официальной биографии

Андрей Владимирович Ручьев родился 3 июня 1954 года в Ленинграде. Окончил Ленинградский технологический институт имени Ленсовета (1977) по специальности «инженер-химик-технолог».

С 1980 года - в органах государственной безопасности, работал на оперативных и руководящих должностях в Ленинградском Управлении КГБ СССР - Управлении ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

С 2003 года - начальник Управления ФСБ России по Республике Карелия (бывшая должность бывшего директора ФСБ Николая Патрушева).

С 2005 года - заместитель руководителя Службы контрразведки ФСБ России.

В марте 2007 года назначен начальником Управления ФСБ России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Председатель Союза начальников органов ФСБ России в Северо-Западном федеральном округе.

Президент петербургского филиала Федерации волейбола, курируемой Патрушевым.

Председатель Санкт-Петербургской и Ленинградской областной организации общественно-государственного объединения «Всероссийское физкультурно-спортивное общество «Динамо».

Состоит Региональной общественной организации "Петербургский клуб любителей рыбной ловли".

Женат, имеет сына и дочь.

****

ФСБ видит тебя

"Система автоматического обнаружения и распознавания целей" охватит улицы и площади, аэропорты и вокзалы, общественный транспорт

С каждым годом технологии идентификации человека по физическим и поведенческим чертам, то есть био­метрия, развиваются и становятся дешевле. И государство стало проявлять к ним огромный интерес.



Среди проектов Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики, созданной Дмитри­ем Медведевым в 2009 году, на которую продвинутые граждане возлагали большие надежды по реформиро­ванию страны, есть и проект по совершенствованию систем опознавания личности. Проект исполняется спецслужбами, его цель — создание отечественных мультибиометрических комплексов идентификации человека в режиме реального времени. На практике это означает технологии, с помощью которых камера выхватывает ваше лицо в потоке и, сверив с базой, определяет, не являетесь ли вы преступником, или даже устанавливает вашу личность.

Кто заказывает музыку

 Как ни странно, это ФСБ, а не МВД, которое уже много лет использует в своей работе продвинутые системы идентификации личности при розыске преступников.

В Комиссии по модернизации вопросами создания биометрических систем занимается рабочая группа №4 «Стратегические компьютерные технологии и программное обеспечение» под руководством Андрея Фурсенко. Но, как можно понять из протоколов заседаний группы, все предложения на эту тему поступают только от представителей ФСБ. Например, 8 октября 2009 года, когда обсуждались два проекта — создание системы автоматического обнаружения и распознавания целей в режиме реального времени по видеоизображению и голосовая биометрия, — с докладом выступал зам­начальника НИИ Центра специальной техники ФСБ Евгений Максимов. Ответственными за оба проекта назначили ФСБ и ее директора Александра Бортникова.

Поначалу проблема была обозначена так: стране необходима своя система автоматической идентифи­кации человека «по текстуре и трехмерным формам поверхности лица», работающая в динамическом ­режиме. На практике задачу поняли широко: ФСБ объявила конкурсы на системы, вычисляющие потенциального преступника по походке и выражению лица, комплексы, определяющие уровень стресса человека с помощью камеры с тепловизором и даже заказала разработку ­программного модуля, способного отличать живое лицо от маски или муляжа. Согласно распоряжению Правительства РФ от 11 ян­варя 2011 года №13-р, на «обеспечение видеонаблюдения, автоматического обнаружения и распознавания целей и тревожных ситуаций в режиме реального вре­мени по видеоизображению и формирование в режи­ме реального времени базы данных распознанных целей» было выделено в 2011 году — 151 млн рублей, а 2012 году — 157 млн рублей. Получателем средств ­значится ФСБ.

Заказчиком от лица спецслужбы выступает войско­вая часть 68240. Под порядковым номером скрывается знаменитое ОТУ, Оперативно-техническое управление, которое отвечает за прослушку. В рамках проекта по со­вершенствованию систем видеонаблюдения и распознавания в/ч 68240 объявлено не менее семи конкурсов, сведения о которых по закону о государственных закупках находятся в открытом доступе.

Евгений Яковлев — технический директор компании «БайтЭрг», выигравшей в ноябре 2010 года конкурс ФСБ на работы по исследованию «путей создания сверхвысокопроизводительной реконфигурированной вычислительной платформы для задач обработки изображения и распознавания целей». Мы сидим в двухэтажном, очень красивом особняке на Большой Почтовой. Яковлев, седой подтянутый инженер лет пятидесяти, наотрез отказывается обсуждать полученный заказ от ФСБ:

— Да, мы его делаем. Скоро закончим. Когда закончим? Скоро. Нет, я не могу сказать, какие именно цели эта система должна распознавать.

— Скажите хотя бы, это человек, животное или объект?

— Не знаю. Мы с заказчиками не общаемся, делаем все в соответствии с техзаданием, а как это будет применяться, не знаем.

— Не общаетесь или не хотите говорить?

— Общаемся, конечно.

«БайтЭрг» специализируется на видеокамерах слежения. Яковлев говорит, что его компания производит около 100 тысяч камер в год и у нее есть свой завод в Александрове. Серьезными конкурентами являются две-три российские компании, но большую часть рынка пока все равно контролирует иностранный производитель. «Байт­Эрг» создана инженерами в 1997 году, и у них есть лицензия на работу с государственной тайной. Есть также свой исследовательский отдел, который и выполняет заказ ФСБ.

Яковлев оживляется лишь тогда, когда речь заходит о возможностях камер. По его словам, аналоговая камера может распознать не более пять лиц в толпе, IP-камера — около двадцати. Кроме того, необходимо учитывать, что для идентификации отклонение должно быть не более 10–15 градусов от ракурса фотографии в базе. Поэтому на митингах используют рамки досмотра — проходя через нее, человек не может избежать попадания в фокус камеры. Эту же тактику можно использовать и в метро, и, как говорит Яковлев, была идея устанавливать камеры прямо в турникеты.

Как выяснилось, систему уже не первый месяц испытывают в столичной подземке.

Встретимся на "Охотном Ряду"

В вестибюле станции метро «Охотный Ряд» установлены «интеллектуальные» камеры, картинка с которых идет в Ситуационный центр Метрополитена, в МВД, ФСБ и МЧС. Эти камеры сопряжены с аппаратно-программным комплексом «СОВА-Видеопоток», который осуществляет биометрическую идентификацию каждого лица, захваченного камерой, по розыскным базам данных МВД.

Как утверждает Александр Абашин, генеральный ди­ректор компании «Ладаком-сервис», разработавшей эту систему, ее возможности таковы, что поиск по базе данных из 10 миллионов изображений занимает не более семи секунд. Правда, эти возможности совершенно не используются в России, но эту ситуацию он твердо намерен изменить.

Александр Абашин, высокий, крепкого телосложения ветеран ГРУ, большую часть жизни прослужил офицером военно-морского флота, но последние десять лет посвятил установке систем биометрической идентификации в аэропортах, вокзалах и на стадионах. За это время он стал настоящим фанатом идентификации.

Офис Абашина расположен в старинном особнячке посреди царской усадьбы Измайлово на острове, куда можно попасть, переехав речку Серебрянку. Из окон видны башни и соборы, окруженные столетними дубами и липами. В этой умиротворяющей атмосфере около двух десятков программистов ежедневно заняты совершенствованием технологий идентификации.

«Грубо говоря, лицо на фотографии измеряется по 30 показателям, и составляется математический алгоритм, обмануть который очень сложно. Отличие нашей информационно-поисковой системы «СОВА» в том, что она изначально разрабатывалась как полицейская и за основу мы брали не эталонное изображение, а фоторобот», — объясняет Александр Абашин. Уже несколько лет «СОВА-Видеопоток» стоит на вооружении в МВД. Абашин с удовольствием рассказывает о системе, установленной на станции «Охотный Ряд»: «Первое, что мы там реализовали — определение лю­дей, находящихся в розыске или представляющих какой-либо оперативный интерес в режиме онлайн, а также хранилище видеоизображений для последующей обработки. Система включает четыре видеокамеры с возможностями биометрической идентификации, которые установлены в северном вестибюле станции, и в режиме онлайн отправляют сигнал в 1-й отдел милиции и в Ситуационный центр Метрополитена». В целом на станции установлено около 60 камер. Абашин объясняет, что пассажиры попадают в объективы камер Axis, настроенных на биометрические парамет­ры, при входе на эскалатор. Видеотрафик идет сразу в несколько структур, включая ФСБ.

— Сколько времени хранятся эти данные?

— Мы настаиваем, чтобы они хранились 30 суток, этого достаточно, чтобы раскрыть преступление. Система сначала подает сигнал на монитор оператора, а потом должен применяется алгоритм действий со стороны милиции.

— И какой процент людей, вошедших на станцию, попадает в обзор системы?

— Не более 20%.

Правда, сокрушается Абашин, проект на «Охотном Ряду» пока не развивается:

— Мы готовы продолжать, но нет интереса. Кроме того, многие станции московского метро, особенно в центре, являются памятниками архитектуры и нельзя нарушать их облик, например, устанавливать камеры в турникеты — идеальное место для этого.

Впрочем, система идентификации совершенно не обязательно должна быть стационарной, смонтированной на века. У Абашина в кабинете стоит черный чемоданчик, в котором размещается ноутбук и сканер. Рядом установлена камера на штативе.

— Вот система, видите, три в одном. Это мобильный комплекс, который устанавливается на важных рубежах контроля. Например, граница, пункты пропуска на футбольные матчи, железнодорожные вокзалы, аэропорты, метрополитен и т. д. При подгрузке новых баз данных на людей, находящихся в конкретном виде розыска, мы с точностью до 96% можем установить, где и когда находился человек. Система сразу выдает звуковой сигнал, который идет на пульт оператора, ЧОП, пункт милиции, где находится монитор.

— Сколько этот комплекс стоит и сколько служит?

— Стоимость такого чемодана «три в одном» (имеет­ся в виду система, работающая с фотографиями, видео и проверяющая подлинность документов. — Прим. авт.) — около двух млн рублей. Наши комплексы работают больше трех лет, здесь использован компьютер Panasonic, защищенный — можно о землю бить.

Работу мобильного комплекса «СОВА-Видеопоток» протестировали на одном из авторов, Ирине Бороган. Технический директор «Ладаком-Сервис» Александр Куляшов настроил подсветку и подвел Ирину к объективу сетевой камеры, установленной на штативе. Затем Ку­ляшов сосканировал фотографию из загранпаспорта Ирины. Для чистоты эксперимента мы решили загнать в систему еще и фотографию из загранпаспорта младшей сестры Бороган, с которой ее постоянно путают.

На мониторе появилось лицо Ирины в рамочке и со зрачками, загоревшимися зеленым светом: это заработал алгоритм биометрии — система измерила расстояние между ними (один из ключевых параметров). Через несколько мгновений изображение, полученное с камеры, было «верифицировано» с фотографией Бороган в паспорте.

А вот с сестрой вышли проблемы.



«Система не верифицирует вас с вашей сестрой, — говорит Куляшов, — значит, она вас отличает. Хотя правда — очень похожи. Среди наиболее похожих на вас фотографий вышли мужские. Но не переживайте, система сейчас настроена так, что она должна выдать результат в любом случае, даже если люди похожи одной родинкой. Если на базе этого алгоритма делается система контроля доступа, то там ставится коэффициент схожести 95%, и после новогодних праздников, если человек хорошо погулял, система его не узнает и не пропустит. А здесь настройки выставлены до 15% сходства».

В конце концов система все-таки нашла изображение сестры, но поставила его на пятое место по степени сходства. Как пояснил Александр Куляшов, по регламенту, оператор, получивший сигнал, должен просмотреть на мониторе первые 10 изображений, а дальше все зависит от его действий.

ФСБ видит тебя

Пока использование стационарных биометрических сис­тем в публичных местах Москвы — большая редкость, однако ФСБ намерена в скором времени эту ситуацию изменить.

Спецслужбе сегодня поручено разработать систему городского видеонаблюдения, то есть сеть из тысяч камер, установленных в больших городах на улицах и площадях, в аэропортах и на вокзалах, а также в общественном транспорте. И в прошлом году ФСБ заказала исследование на эту тему: «Определение путей совершенствования систем районного и городского видеонаблюдения». Срок выполнения — с ноября 2010 по ноябрь 2011 года, стоимость работы — 15 млн рублей.

Вообще-то, установка видеонаблюдения раньше не была сферой деятельности ФСБ, с середины 2000-х сети видеокамер были развернуты во многих российских городах в рамках программы «Безопасный город». Смонтированные по заказу городских властей, они состоят из аналоговых камер, которые годятся для того, чтобы отслеживать обстановку в целом, но не подходят для качественной идентификации.

["Большой город", 11.11.2011, "Камеры видеонаблюдения": Мэр города С. Собянин сообщил о том, что вскоре все улицы и площади города будут оборудованы камерами наблюдения.

Обзорные камеры предполагается установить на крышах жилых домов, чтобы наблюдение велось не только за подъездом, но и за двором. Также планируется вести круглосуточное слежение за всеми городскими площадями и улицами. Период хранения информации тоже изменится и составит вместо существующих 12 суток несколько лет.

А в Тбилиси недавно установили около ста камер видеонаблюдения в семи городских скверах. — Врезка К.ру]


ФСБ поставила новые задачи: теперь упор делается на идентификацию человека и формирование баз данных качественных видеоизображений граждан. В новых системах городского наблюдения предлагается использовать цифровые камеры с возможностями «интеллектуального видео», то есть с возможностью анализировать полученные изображения и сверять их с картинками в базе данных.

Из тактико-технического задания ясно, что сеть видеокамер в городах должна вести наблюдение за обстановкой в районах жилой застройки и на транспортных узлах, следить за происходящим на дорогах, автоматически фиксировать ДТП. В качестве особой задачи выделен «контроль обстановки в местах массового скопления людей, в т.ч. в местах проведения концертно-зрелищных мероприятий, с передачей информации в оперативные службы».

Здесь предлагается активно применять видеоана­литику и разработать методику поиска лиц на основе информации в базах данных, то есть использовать ­давно существующие на Западе и у нас технологии face recognition, опознания по изображению лица. (Их, например, применяет фейсбук, когда за вас подписы­вает, кто изображен на фотографиях с вашей вечеринки). ФСБ предложила разработчикам даже создать «мнемонический язык описания сценариев», который должен описывать поведение потенциального наруши­теля (это тоже видеоаналитика) и подавать сигнал оператору системы.

Ну и конечно, поскольку ФСБ заказывает музыку, то сомневаться в том, что трафик с городских систем видеонаблюдения направится на сервер спецслужбы и она по­лучит доступ к системе, не приходится.

Судя по всему, заказ будет выполнен в срок. По данным ФГУ «Аналитический центр при Правительстве РФ», который проводил мониторинг проектов Комиссии при президенте по модернизации, с ноября 2010 по апрель 2011 года проекты ФСБ по видеонаблюдению реализовывались успешно.

Ирина Бороган, Андрей Солдатов

Источник: "Большой город", 24.11.2011



Материалы по теме